КНИГА О РЕЛИГИОЗНЫХ НОВШЕВСТВАХ И НОВОВВЕДЕНИЯХ

الحوادث والبدع

КНИГА О РЕЛИГИОЗНЫХ НОВШЕВСТВАХ И НОВОВВЕДЕНИЯХ

 محمد بن الوليد الطرطوشي أبو بكر

Абу Бакр, Мухаммад ибн уль-Уалид атТартуши

ум. 520 г.х.

Предисловие

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Вся хвала Аллаху, Господу миров! Благой конец − за богобоязненными, а вся вражда только к несправедливым. Да благословит Аллах нашего господина Мухаммада, печать всех пророков, предводителя посланников и посланника Господа миров.

В этой книге мы бы хотели упомянуть некоторое количество религиозных новшеств, которые были внесены (в нашу религию) и которые не имеют основы ни в книге Аллаха, ни в Сунне Его посланника, да благословит его Аллах и приветствует, ни в единогласном мнении общины, ни где-либо в другом месте. Я обнаружил, что они делятся на две части:

  1. Такие деяния, которые известны как религиозные новшества и для ученых, и для простых людей. Иначе говоря, даже простые люди знают, что они либо запрещены, либо нежелательны.
  2. Такие деяния, которые, по мнению большинства людей, за исключением тех, кого защитил Аллах, являются не новшествами, а поклонением, приближением к Аллаху, покорностью Ему и Сунной.

Что касается первой части, я не буду упоминать о ней, потому что нет нужды в ее упоминании, так как даже тот, кто совершает эти деяния, признает, что они не имеют отношения к религии.

Что касается второй части, то именно эти нововведения мы и желали собрать и показать мусульманам их порочность и скверность их исхода.

Знай, что никто не желает собрать (в книге) то, что произошло в странах мусульман из порицаемых вещей и нововведений, потому что это — ошибки и ложь, а ошибки таковы, что их пути не ограничены определенным количествах, а их дороги невозможно сосчитать. Только у истины ограничены пути понимания и упорядочены источники, потому что она − единственная желаемая цель, и в её понимании возможно использование мышления и разума.

В качестве примера можно привести человека, желающего попасть в какую-нибудь цель, потому что достичь этой цели можно только путём совершенствования орудия, способов достижения цели и наведения стрелы. Если же кто-то желает попасть мимо цели, то способы этого неограниченны и неупорядочены.

Мы же упомянем столько религиозных новшеств, сколько у нас получится, собрав это все в четырех главах:

Глава 1: Те вопросы, которые содержатся в Великой Книге и внешне являются безопасными, но ведут к погибели.

Глава 2: Те религиозные новшества, запретность которых заключена в Сунне.

Глава 3: Методы сподвижников   в определении правил, посредством которых сохраняются основы религии и умирают религиозные новшества.

Глава 4: Упоминание тех новшеств, которые появились в исламе, и слова ученых об их запретности и нежелательности.

ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Данную книги хвали многие ученые, во многих своих трудах, например:

  1. Ибнуль Къайм в «Игасату Ляхфан» (404 стр.)
  2. Внук шейха АбдульВаххаба, по имени Сулейман ибн Абдуллах ибн Мухаммад ибн АбдульВаххаб в «Тайсиру Азизуль Хамид» (351 стр)
  3. Постоянный комитет ученых в Составе Ибн База, Гъудаяна и Афифи в «Маджмууль фатауа ляджны даймы» (2/330)
  4. Шейх Ибн Баз в «Маджмууль Фатауа уа макалят» (1/404 и 3/417 )
  5. Солих Аль-Фаузан в книге «Иршад» (252, 253)
  6. И другие.

Вниманию читателя представлен перевод смыслов и допускается возможность незначительных сокращений для адаптивности текста.

Глава 1 - Те вопросы, которые содержатся в Великой Книге и внешне являются безопасными, но ведут к погибели

Глава 1: Те вопросы, которые содержатся в Великой Книге и внешне являются безопасными, но ведут к погибели

Что касается первой главы, то достаточно для исламской общины истории людей субботы, о которой поведал Всевышний Аллах в Своей книге.

Имам Малик ибн Анас приводил эту историю как довод против тех, кто противоречил ему в вопросе преграждения путей, ведущих к запретному.

Сказал Всевышний Аллах: «Спроси их о селении на берегу моря. Они нарушили субботу, поскольку рыбы приплывали к ним открыто по субботам и не приплывали в не субботние дни. Так Мы подвергли их испытанию за то, что они отказались повиноваться. Вот некоторые из них сказали: «Зачем вам увещевать людей, которых Аллах погубит или подвергнет тяжким мучениям?». Они сказали: «Чтобы оправдаться перед вашим Господом. Быть может, они устрашатся». Когда они забыли о том, что им напоминали, Мы спасли тех, которые запрещали творить злодеяния, и подвергли ужасным мучениям беззаконников за то, что они поступали нечестиво. Когда они преступили пределы того, что им было запрещено. Мы сказали им: «Будьте обезьянами презренными!». (7:163− 166).

Дело в том, что Всевышний Аллах запретил иудеям ловить рыбу в субботу, разрешив делать это во все остальные дни, но рыба приплывала к ним именно в субботу, причем потоки воды доносили эту рыбу прямо до их дверей.

Некоторые ученые сказали, что рыбы приплывали (в субботу) открыто на поверхности воды в большом количестве, а в остальные дни не приплывали. Тогда некоторые мужчины из их числа вырыли русла и положили в них сети для ловли рыбы в пятницу, после чего рыба попала в сети, а они забрали ее в воскресенье, ибо в воскресенье разрешено было выходить в поисках добычи. Вскоре это распространилось среди них, и Всевышний Аллах упрекнул их за это, и превратил их в обезьян и свиней.

Сказал Ибн Зейд[1]: «Когда первый человек взял рыбу в воскресенье и пожарил её, его сосед почувствовал запах рыбы и сказал: «Я считаю, что Аллах накажет тебя», когда же Аллах отсрочил его наказание, сосед встал вместе с ним, и в следующую субботу они вдвоём стали брать рыбу. Когда же Аллах отсрочил их наказание, за ними последовали люди. В этой деревне жило около семидесяти тысяч человек. Она называлась Айля и находилась между Мадьяном и Туром.

Деревня разделилась на три части: одна треть начала порицать (грешников), и их было двенадцать тысяч человек. Другая треть сказала: «Зачем вам увещевать людей, которых Аллах погубит или подвергнет тяжким мучениям?»[2]; и последняя треть — это люди, совершавшие грех.

Когда же они отказались прекратить ослушаться Аллаха, люди, покорные Аллаху, сказали: «Мы не будем жить с вами». Они установили забор и разделили деревню на две части: установили врата для покорных Аллаха и врата для грешников, которых затем проклял пророк Дауд, мир ему. Однажды утром люди, запрещающие порицаемое, собрались в своих собраниях, но никто из грешников не вышел из домов. Тогда покорные Аллаху сказали: «С ними что-то случилось». Они посмотрели через забор и обнаружили, что грешники стали обезьянами. Тогда они воскликнули: «О рабы Аллаха! Клянусь Аллахом, они стали обезьянами, издающими вопли!».

Когда они открыли врата, обезьяны узнали своих родственников из числа людей, а люди не узнали своих родственников из числа обезьян. Обезьяны начали подходить к своим родственникам из числа людей, нюхать их одежды и плакать, а люди восклицали: «Разве мы вам не запрещали?», а обезьяны в ответ кивали головой, говоря: «Да».

Сказал Катада: «Юноши превратились в обезьян, а старики в свиней. Спаслись только те, кто запрещали, а остальные были погублены».

Среди учёных есть разногласие относительно той группы, которая сказала: «Зачем вам увещевать людей, которых Аллах погубит или подвергнет тяжким мучениям?» – были ли они из спасшейся группы или погибшей?!

Что касается Ибн ‘Аббаса, да будет доволен Аллах им и его отцом, то он сказал: «Их было три группы: те, кто увещевал; те, кого увещевали; и те, кто сказал: «Зачем вам увещевать людей, которых Аллах погубит или подвергнет тяжким мучениям?». Те, кто увещевал, спаслись, а те, кого увещевали, были погублены, и я не вижу, чтобы о других было хоть что-нибудь упомянуто. О, если бы я узнал, что стало с ними, ведь мы часто видим вещи, которые нам не нравятся, и ничего не говорим».

Икрима рассказывал: «Я сказал ему: «Да стану я выкупом за тебя, разве ты не видишь, что они возненавидели то, на чём были грешники, и противоречили им, сказав первой группе: «Зачем вам увещевать людей, которых Аллах погубит или подвергнет тяжким мучениям?». И я не переставал ему это говорить, пока он не понял, что они спаслись, и тогда он надел на меня нарядную одежду».

Также следует заметить, что увещеватели сказали им: «Прекратите совершать этот скверный поступок, пока Аллах не ниспослал на вас наказание. Поистине, мы знаем, что Аллах пошлёт на вас бедствие, если вы не прекратите».

Тогда та группа ответила этим увещевателям: «Зачем вам увещевать людей, которых Аллах погубит или подвергнет тяжким мучениям?». То есть, если вы знаете, что Аллах накажет их страшнейшим наказанием, то не увещевайте их, ведь Аллах Сам погубит их!

Группа ученых сказала, что те люди, которые молчали, также были погублены, ибо они мешали тем, кто запрещал порицаемое, и тем самым допустили ошибку.  Ведь призыв к одобряемому и удержание от порицаемого – это их обязанность. Даже если они знали об их наказании, это не снимало с них обязанности призыва к одобряемому и удержания от порицаемого. И это несмотря на то, что они сказали: «Зачем вам увещевать людей, которых Аллах погубит или подвергнет тяжким мучениям?» – не из довольства порицаемым. Они были убеждены, что те будут погублены.

К этому относятся слова Всевышнего Аллаха: «О те, которые уверовали! Не говорите пророку: «Заботься о нас», а говорите: «Присматривай за нами», – и слушайте» (2:104).

Дело в том, что мусульмане говорили посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Заботься о нас» (ра′ина), а на древнееврейском языке это было ругательством, происходящим от слова «ру′уна»[3].

Иудеи говорили посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, эти слова, желая поносить его. По причине этого Аллах запретил мусульманам говорить это, хоть эти слова в своей основе и были дозволенными. Но это было запрещено, дабы иудеи не взяли это средством достижения запретного. Внешне это кажется запрещением дозволенного, но это дозволенное приводило к запретному, и потому было запрещено.

Также к этому относятся слова Всевышнего: «Не оскорбляйте тех, к кому они взывают помимо Аллаха, а не то они станут оскорблять Аллаха из вражды и по невежеству» (6:108).

Аллах запретил мусульманам ругать божества неверующих, хоть в своей основе это является дозволенным. Но это было запрещено, так как могло привести к ругани Господа миров.

Также к этому относятся слова Всевышнего: «И пусть они (женщины) не стучат своими ногами, давая знать об украшениях, которые они скрывают» (34:31).

Запретил Всевышний Аллах женщинам стучать ногами, хотя внешне это является дозволенным делом, но оно было запрещено, дабы они не использовали это как способ привлечь к себе внимание[4].

Также к этому относится и запрет к добавлению или убавлению чего-либо из религии, как сказал Всевышний Аллах: «Скажите: «Прости нас», – и войдите во врата, поклонившись. Мы простим ваши прегрешения и приумножим награду творящим добро. Несправедливые из них заменили сказанное им слово другим, и Мы ниспослали на них наказание с небес за то, что они поступали несправедливо» (7:161−162).

Сказали толкователи Корана[5]: «Врата были сделаны для них низкими, чтобы они преклонили свои головы и вошли, поклонившись, смиренными, и сказали: «Хитта», что означает: «Прости нам наши ошибки». Однако они сказали: «Хинта» («пшеница»)».

Также было сказано[6], что они сказали: «Хитта самкая» ( هطا سمقايا ), что означает «красная пшеница», надсмехаясь над повелением Аллаха. Тогда Всевышний ниспослал на них наказание, мрак и чуму, и за один час погибло семьдесят тысяч человек из их числа. Именно так они встретили из наказания то, что встретили, а ведь они всего лишь добавили в слово одну букву. Это дает понять, что добавление в религию и внесение новшеств в шариат является делом, несущим великую опасность.

Сказали наши учёные: «Если изменение слова в покаянии, что является делом, относящимся к творению, привело ко всем этим мучениям, то что ты думаешь об искажении атрибутов Господа?».

К этому также относится толкование слов Всевышнего: «Скажи: «Он властен наслать на вас мучения сверху или из-под ваших ног, привести вас в замешательство, разделив на группировки и дав одним из вас вкусить жестокость других». Посмотри, как Мы разъясняем знамения, чтобы они могли понять» (6:65).

Сказал Ибн ‘Аббас, да будет доволен Аллах им и его отцом: «В словах Аллаха: «…разделив на группировки…» речь идет о различных людских страстях».

Другие сказали: «Речь идет о разногласиях, в которых находятся люди».

Слова Аллаха: «И дав одним из вас вкусить жестокость других» означают: дать власть одним из вас над другими так, что они будут мучить и убивать других.

Ученые разногласили относительно этого аята.

Сказали Муджахид, Абу аль-′Алия и другие: «Он про общину Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует».

Халид ибн Зейд аль-Хуза‘и передал, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, однажды совершил молитву, после чего сказал: «Я попросил в ней у Всевышнего Аллаха три вещи: Он дал мне две и отказал в одной. Я попросил у Всевышнего Аллаха, чтобы вас не постигло такое наказание, которое постигло тех, кто был до вас, и Он дал мне это; я попросил, чтобы Он не дал власти над вами врагу, который смог бы уничтожить вас, и Он дал мне это; и я попросил, чтобы Он не разделил вас на группы, но в этом Он мне отказал»[7].

Сказал Абу аль-′Алия: «Передается от Убайа бин Ка‘ба, да будет доволен им Аллах, что он сказал: «(В аяте упомянуты) четыре вещи: две из них произошли через двадцать пять лет после смерти пророка, да благословит его Аллах и приветствует: разделились мусульмане на группы, и часть из них вкусила жестокость другой части. Две же вещи пока не произошли, но они непременно случатся: это провалы земли из-под их ног[8] и побивание камнями и превращение (в животных) сверху[9]».

Это толкование Ибн Мас‘у́да.

А от ибн ‘Аббаса передается следующее толкование: «В словах Аллаха: «сверху» речь идет о предводителях зла, а в словах Аллаха: «из-под ваших ног» речь идет о тех, кто прислуживает злу».


[1] Вероятно, речь идет об ′Абд ур-Рахмане ибн Зейде ибн Асляме, который был одним из известных толкователей Корана.

[2] Коран, 7:164.

[3] Легкомыслие, безрассудство, необдуманность, глупость.

[4] У них под одеждой были украшения, и, когда они стучали ногами, мужчины понимали это.

[5] См. «Тафсир ат-Табари», 9/90; «Тафсир Ибн Касир», 1/148.

[6] Передал Ибн Джарир, 1/300-302.

[7] Передали ат-Табарани в «аль-Кабир», 4112; Ибн Джарир, 13367; аль-Баззар, 3289 и др. Сказал Хафиз Ибн Хаджар: «Передатчики хадиса являются крепкими». См. «аль-Исаба», 4/257. Также похожий хадис передан в достоверном сборнике Муслима со слов Му′аза, да будет доволен им Аллах. Таким образом, хадис является достоверным. А Аллах знает лучше!

[8] Это толкование слов «из-под ваших ног».

[9] Здесь толкование слова «сверху». То есть от Аллаха.

Глава 2 - Те религиозные новшества, запретность которых заключена в Сунне

Глава 2: Те религиозные новшества, запретность которых заключена в Сунне

Сказал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует:

«Поистине, ислам начался чуждым и вернётся так же чуждым, как и начался. И Туба (дерево в Раю) – чуждым»[1].

Тогда кто-то спросил: «О посланник Аллаха, кто такие чуждые?, на что он ответил: «Те, кто бывает праведным, когда портятся люди».

В другой версии сказано: «Чуждые люди из племен»[2].

В третьей версии сказано: «Малое количество праведных людей в большом количестве скверных людей так. что тех, кто им не повинуется, больше, чем тех, кто им повинуется»[3].

Смысл этого хадиса заключается в следующем: когда Аллах ниспослал ислам и какой-нибудь мужчина принимал ислам, он становился чуждым в своём племени, скрывающим свою религию, а его близкие и родственники начинали плохо к нему относиться. Он был среди них униженным, презренным и находился в страхе, он испытывал на себе черствость и страдания. И в будущем ислам вновь станет чуждым из-за большого количества страстей, вводящих в заблуждение, и различных групп. В это время люди, придерживающиеся истины, станут чуждыми по причине их малого количества и страха за свои жизни.

Сказал Ибн Мас‘у́д, да будет доволен им Аллах: «Однажды посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, начертил нам линию и затем рядом с ней начертил линии, а потом про первую линию сказал: «Это – путь Аллаха, к которому Он зовёт». А про остальные линии он сказал: «Это – пути шайтана, на каждом из этих путей – шайтан, который зовёт к нему». И затем он прочёл аят: «Таков Мой прямой путь. Следуйте по нему и не следуйте другими путями, поскольку они собьют вас с Его пути» (6:153)[4].

В этом хадисе он предостерёг от религиозных новшеств, внесенных в религию.

К этому также относится то, что передали аль-Бухари и Муслим. Они передали, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Поистине, вы непременно последуете за теми, кто жил до вас, пядь за пядью и локоть за локтем, и дело дойдёт до того, что если они проникнут в нору ящерицы, то и вы обязательно последуете за ними!». Мы спросили: «О посланник Аллаха, ты имеешь в виду иудеев и христиан?», на что он ответил: «А кого же ещё?».

Передал Абу Дауд в «Сунан»[5] от Абу Хурейры, да будет доволен им Аллах, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Иудеи разделились на семьдесят одну (или: семьдесят две группы), христиане разделились на семьдесят одну (или: семьдесят две группы), а моя община разделится на семьдесят три группы».

Рассказал Му′ауия ибн Аби Суфьян, да будет доволен им Аллах, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, однажды встал и сказал:

«Поистине, люди Писания, которые были до вас, разделились на семьдесят две группы, и, поистине, эта община разделится на семьдесят три группы, из которых семьдесят две будут в Огне, а одна — в Раю, и это — аль-джамаа. И, поистине, появятся в моей общине люди, которых будут сопровождать эти страсти, как сопровождает бешенство больного человека (из-за укуса собаки). Не остаётся в нём ни жилы, ни сустава, в которое оно не войдёт»[6].

Знай, что люди утруждали свои умы в понимании этого хадиса, желая понять, о каких группах идет речь, и появились они уже или еще нет.


[1] Ахмад, 2/389; Муслим, 145, и ибн Маджах, 3986.

[2] Имеется в виду чужие в своих племенах. Передали аль-Аджурри в «аль-Гураба», 2; аль-Багауи в «Шарх ус-сунна», 64; Ибн Маджа, 3988; ад-Дарими, 2/220 со слов Ибн Мас′уда.

[3] Передали Ахмад, 2/177, 222; Ибн уль-Мубарак, 775; аль-Аджурри в «аль-Гураба», 6 со слов ′Абдуллаха ибн ′Амра ибн уль-′Аса. Хадис является достоверным.

[4] Передали Ахмад, 1/453, 465; ат-Таялиси, 244; ан-Насаи в «аль-Кубра», как об этом сказано в «ат-Тухфа», 7/49.

[5] Этот хадис передали Абу Дауд, 4459; ат-Тирмизи, 2640; Ибн Маджа, 2391; Ибн Хиббан, 1834; аль-Хаким, 1/6, 128. Цепочка передатчиков является хорошей.

[6] Этот хадис передали Абу Дауд, 4597; Ахмад, 4/102; ад-Дарими, 2/249; аль-Хаким, 1/128. Цепочка передатчиков является хорошей.

Раздел, в котором будет утверждено правильное мнение в этом вопросе

Раздел, в котором будет утверждено правильное мнение в этом вопросе

Знай, что наши учёные, да будет доволен ими Аллах, сказали, что религиозные новшества (бид′а) возвращаются к четырем основам, а все семьдесят две группы, (о которых сказано в хадисах), произошли и ответвились от этих четырех основ:

  1. Хариджиты – это первая секта, вышедшая против ′Али ибн Аби Талиба, да будет доволен им Аллах.
  2. Рафидиты.
  3. Кадариты.
  4. Мурджииты.

Когда учёные сказали, что эти четыре нововведения являются основами всех нововведений, они не имели в виду, что все другие секты образовались от этих сект и их уже стало семьдесят три[1]. Возможно, этого ещё не произошло. Они имели в виду, что почти любое существующее нововведение есть в этих четырёх группах. То есть, если появилось какое-либо новое новшество, это не значит, что оно произросло из первого новшества, ибо, возможно, что оно является каким-либо отдельным самостоятельным новшеством, и не произошло по причине первого новшества.

Разъяснить это я попытаюсь посредством примера: поистине, (неправильное понимание вопросов) предопределения – это одна из основ религиозных новшеств. Затем сторонники этого новшества стали разногласить друг с другом в ответвлениях, касающихся предопределения, а также в вопросах, которые вообще не связаны с предопределением. Однако все они согласны в том, что рабы сами творят свои деяния, и к этому не имеет отношения Всевышний Аллах. Затем они начали разногласить относительно различных ответвлений предопределения.

Большинство из них сказало, что одно действие не может быть распределено между двумя действующими лицами.

А Мирдар сказал: «Одно действие может быть распределено между двумя действующими лицами, являющими творениями, путём зарождения». Но он посчитал это невозможным, если речь идет о Творце и творении[2].

Затем они начали разногласить в большом количестве вопросов, которые не касаются предопределения, как их разногласие в вопросе хорошего (салях) и лучшего (аслях)[3].

Сказали ученые Багдада из их числа: «Аллах (и Он превыше того, что они говорят о Нем) обязан совершать наилучшее для Своих рабов в их религии и ближней жизни. По Его мудрости недопустимо, чтобы существовало нечто хорошее (салях) в ближней жизни или в будущем, кроме как Он обязан совершить то, на что Он максимально способен в принесении пользы Своим рабам».

Также они сказали: «Аллах (и Он превыше того, что они говорят о Нем) обязан сотворить тех, о ком Он знает, что Он возложит на них религиозные предписания, — обязан сотворить их с полноценным разумом и наилучшим предопределением, и обязан устранить все их недуги».

А ученые Басры из их числа сказали: «Аллах не обязан творить их с полноценными разумами и не должен наделять их тем, из-за чего на них распространятся религиозные предписания».

Ученые Багдада из их числа сказали: «Аллах (и Он превыше того, что они говорят о Нем) обязан наказать ослушников, если они не раскаются. Ведь прощение без покаяния – это глупость со стороны того, кто прощает».

Но ученые Басры (из числа му′тазилитов) не согласились с ними в этом.

Джа′фар ибн Мубашшир (умер в 234 г. х) из числа кадаритов внес в религию еще одно новшество и сказал: «Если человек решил жениться на женщине, а затем набросился на нее и вступил с ней в близость без наличия опекуна, свидетелей, ее согласия и заключения брака, то это для него дозволено».

Но ему противоречили в этом те, кто был до него, и те, кто был после него.

Сказал Сумама ибн Ашрас (умер в 213 г. х.): «Всевышний Аллах в Судный День превратит неверующих, безбожников, детей многобожников, детей верующих и сумасшедших в пыль, и не будет для них ни наказания, ни вознаграждения».

Его слова относительно неверующих и безбожников нарушают единогласное мнение мусульманской общины и противоречат всем, кто причислял себя к исламу, как признающим, так и отрицающих предопределение.

И именно так каждая группа из этих четырех внесла в религию такие новшества, которые связаны с той основой, в которой известно их заблуждение, и такие новшества, которые никак не связаны с этой основой.

И если посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, говоря о разделении общины, имел в виду то, что из этих основных заблуждений произрастут еще отдельные ответвления и виды, то, скорее всего, – а Аллах знает лучше – до наших дней эти группы не достигли семидесяти двух, однако время еще осталось и религиозные предписания еще действуют, и у всего этого еще ожидается продолжение. Ведь в каждом поколении людей обязательно появляются какие-либо новшества.

Если же под этими сектами он имел в виду абсолютно все новшества, которые появились в исламской религии, — такие новшества, которые не соответствуют основам ислама и неприемлемы в его правилах, не принимая во внимание то разделение, которое мы упомянули, и не обращая внимания на то, что некоторые новшества являются подвидами других новшеств, а некоторые отличаются друг от друга в основах, то таких новшеств уже существует очень много, и их даже более семидесяти двух. И, наверное, он имел в виду именно это, а Аллах знает лучше!

А чтобы понять данный хадис правильно нужно вывести за рамки этого счета сторонников крайних новшеств, которых не считают частью исламской общины. Например, за рамки ислама выводят тех, кто «отрицает акциденции» из числа кадаритов[4], ибо признание этих «акциденций» — единственный путь появления мира и признания Творца. Также за рамки ислама выводят хулюлитов[5], мансуритов[6] и других крайних сторонников новшеств.

В конце главы мы упомянем, что религиозные новшества могут проявляться как в поступках, так и в словах.

К этому относится то, что передал Абу Дауд в «Сунане» (№ 4607) от аль-‘Ирбада ибн Сарии, который сказал: «Однажды посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, совершил с нами молитву, а потом увещевал нас и наставлял так, что слёзы текли из наших глаз, а сердца наши наполнялись страхом, и кто-то сказал: «О посланник Аллаха! Это наставления человека, который прощается. Что же ты наказываешь нам?». Он ответил: «Я наказываю вам бояться Аллаха и подчиняться правителю, даже если это будет раб-эфиоп. Тот из вас, кто переживёт меня, увидит много разногласий, и потому вы должны придерживаться моей Сунны и сунны праведных халифов, ведомых правильным путём. Держитесь за неё как можно крепче. И остерегайтесь новоизобретённого, ибо каждое новшество (в религии) — нововведение, а каждое нововведение — заблуждение».

Также Абу Дауд (№ 4611) передал, что, когда бы Му′аз ибн Джабаль ни сидел, поминая Аллаха, он обязательно говорил: «Аллах — справедливый и беспристрастный Судья, так что погибли сомневающиеся!».

(А однажды он сказал): «Поистине, ждут вас искушения. Богатство в те времена увеличится, и Коран будет доступным для всех, и будет учить его верующий и лицемер, мужчина и женщина, малый и старый, раб и свободный. Приближаются времена, когда человек будет говорить: “Почему люди не следуют за мной, ведь я читаю Коран?! Поистине, они не станут следовать за мной, пока я не изобрету им что-нибудь другое!” Не смейте же следовать тому, что они будут изобретать, ибо нововведение есть заблуждение. И я предостерегаю вас от обладателя знания, отклонившегося от истинного пути. Поистине, шайтан может сказать слово заблуждения языком обладателя знания, и в то же время случается, что лицемер произносит слово истины»[7].

Передал Анас, да будет доволен им Аллах, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Сторонники (религиозных) новшеств худшие из творений Аллаха»[8].

Аль-Бухари передал[9], что Абу Уакыд аль-Лейси рассказывал: «Однажды мы вышли вместе с пророком, да благословит его Аллах и приветствует, в сторону Хайбара, и тогда мы совсем недавно отказались от неверия. У язычников было дерево, возле которого они собирались и на которое они вешали свое оружие. Это дерево называли «зату анват». Проходя мимо дерева, мы сказали: «О посланник Аллаха! Сделай для нас такой же «зату анват», как у них!». Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ответил: «Превелик Аллах! Вы сказали так же, как сказали сыны Исраиля (пророку Мусе): «Сделай нам божество, такое же, как у них». Он сказал: «Воистину, вы — невежественные люди»»[10]. Вы непременно последуете за обычаями тех, которые жили до вас!».

Посмотрите же, да помилует вас Аллах: если вы обнаружите где-нибудь дерево, к которому стекаются люди, которое они возвеличивают, от которого они надеются получить исцеление и на которое они вешают железки и тряпки, то это и есть «зату ануат», так срубите же его.

Передал Муслим в своем достоверном сборнике, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Пусть никто из вас не уступает шайтану ничего из молитвы своей[11], думая, что он должен покидать её, поворачивая только направо»[12].

Передал также Малик в своей книге «Муватта», что Уаси′ ибн Хаббан рассказывал: «Однажды после совершения молитвы я повернулся влево, (а не вправо), и ′Абдуллах ибн ′Умар сказал мне: «Что помешало тебе повернуться вправо?!». Я ответил: «Я увидел тебя и повернулся к тебе». ′Абдуллах ибн ′Умар сказал: «Ты поступил верно! Некоторые люди говорят: «(После молитвы) всегда поворачивайся вправо!», а я говорю: «Поворачивайся туда, куда пожелаешь: вправо или влево!»»[13].

Передал аль-Бухари в своем достоверном сборнике, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, запретил поститься в пятницу, кроме как добавив день до нее или день после нее[14].

Также передал Муслим в своем достоверном сборнике, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, запретил поститься в пятницу днём и запретил выстаивать молитву в ночь перед ней[15].


[1] Групп из числа нововведений 72, а с учётом спавшейся группы получается 73.

[2] Эти вопросы относятся к философским, потому мусульманин не нуждается в их знании, ибо о них ничего не сказано в Книге Аллаха и в Сунне Его посланника, да благословит его Аллах и приветствует. Знание этих вопросов является невежеством, а невежество о них и есть знание. Здесь же автор просто привел их в качестве примера.

[3] Здесь вновь приводится терминология кадаритов и му′тазилитов. «Салях» («хорошее, праведное») – это то, что противоположно нечестию и порче. Они именуют словом «салях» всякое благо, которое помогает поддерживать этот мир и способствует обретению счастья в Вечной жизни.

Если же друг с другом сталкиваются два блага «два саляха», и одно из них ближе к абсолютному благу, чем второе, то его называют словом «аслях» («наилучшее»). См. «Нихаят уль-акдам», стр. 406.

[4] Если сказать самым простым языком, то речь идет о том, что они отрицали, что Всевышний Аллах создает действия рабов. Все это относится к философским терминам, в которых не нуждаются мусульмане.

[5] Хулюлиты (пантеисты) считают, что Творец смешан с творениями. Аллах превыше того, что они Ему приписывают!

[6] Одна из сект крайних шиитов.

[7] У этого сообщение есть продолжение, которое приведено в сборнике Абу Дауд.
Передатчик этого истории Язид рассказывал: «Я спросил Му‘аза: “Да помилует тебя Аллах, как же мне отличить слово заблуждения, сказанное обладателем знания? И как мне узнать слово истины в речах лицемера?” Му‘аз ответил: «Это возможно. Избегай принимать из слов обладателя знания те, (ложность которых) известна и которые заставляют людей восклицать: «Что такое он сказал?!». Однако это не должно вызывать у тебя неприязненное отношение к самому обладателю знания, ибо возможно, что он исправит свою ошибку. И принимай истину, которую слышишь, — она подобна свету».

Это сообщение является достоверным.

[9] Это является ошибкой. На самом деле, этот хадис передали ат-Тирмизи, 2180; Ибн Аби ′Асым в «ас-Сунна», 77; и Ахмад, 5/218. Цепочка передатчиков является достоверной.

[10] Сура «аль-А′раф», аят 138.

[11] Иначе говоря, пусть не поддается наущениям шайтана.

[12] Этот хадис передали аль-Бухари, 852, и Муслим, 707.

[13] Передал Малик в «аль-Муватта», 1/169, с достоверной цепочкой передатчиков.

[14] Аль-Бухари, 1985; Муслим, 1144 и др. со слов Абу Хурейры, да будет доволен им Аллах.

[15] Передают со слов Абу Хурайры, да будет доволен им Аллах, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Не выделяйте ночь пятницы среди (других) ночей для совершения молитв и не выделяйте день пятницы среди (других) дней для (соблюдения) поста, если только (на пятницу) не выпадет (такой день), когда кто-либо из вас обычно соблюдает пост». Муслим, 1144.

Определение слова: новшество

Определение слова «бид′а» («новшество»)

Если нас спросят: «Какова основа слова «бид′а» («новшество»)?», мы ответим: «Это слово происходит от слова «ихтира′» («изобретение чего-либо»)». То есть это – вещь, которую внесли без предшествующей основы и без примера, которому люди бы подражали, и вещь, к которой люди не привыкли до этого.

Например, Всевышний Аллах сказал: «(Аллах) – Творец небес и земли, (Который создал их без прообраза)[1]»[2].

Также Аллах сказал: «Скажи (о, посланник): «Я – не новинка[3] [не первый] среди посланников»»[4]. То есть я не был первым посланником к жителям земли.

Таким образом, этим словом называют все, что изобретают сердца, произносят языки и совершают органы тела.

Что касается доказательств, то мы упомянем их далее, приведя примеры того, как сподвижники и ученые называли новшествами конкретные слова и поступки.


[1] Так как в этом аяте пришло слово «бади′» («первосоздатель; тот, кто создал без предшествующего примера»). Это слово является однокоренным слову «бид′а» («новшество»).

[2] Сура «аль-Бакара», аят 117.

[3] Здесь также пришло слова «бид′а».

[4] Сура «аль-Ахкаф», аят 9.

Глава 3 - Методология сподвижников в порицании новшеств и то, как они оставляли то, что приводит к появлению новшеств

Глава 3: Методология сподвижников в порицании новшеств и то, как они оставляли то, что приводит к появлению новшеств

К этому относится то, что передал аль-Бухари (№ 651) в книге о молитве со слов Умм ад-Дарды, да будет доволен ею Аллах, которая рассказывала: «Однажды Абу ад-Дарда вошел разгневанным, и я спросила: «Что с тобой случилось?!». Он ответил: «Клянусь Аллахом, я не узнаю в них ничего из религии Мухаммада, кроме того, что они молятся с коллективом (мусульман)».

Передал Малик в «аль-Муватта»[1] от своего дяди Абу Сухейля бин Малика, который передал, что его отец[2] сказал: «(Сейчас) я не вижу ничего из того, на чем я застал людей, кроме призыва на молитву».

Под «людьми» он имеет в виду сподвижников.

Дело в том, что он не признавал большинство поступков своих современников и считал, что они противоречат тем деяниям сподвижников, которых он застал.

Точно также Абу ад-Дарда не признавал то, что он видел после смерти пророка, да благословит его Аллах и приветствует, ибо он не видел этого в делах посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Аз-Зухри рассказывал: «Однажды я посетил Анаса в Дамаске и застал его плачущим. Я спросил: «Что заставляет тебя плакать?», на что он ответил: «Я не узнаю ничего из того, на чем я застал (сподвижников), кроме этой молитвы, и даже она была погублена»[3].

А в другой версии передано, что он сказал: «Все, что я знал во времена посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, я не нахожу сегодня».

Аль-Хасан (аль-Басри) рассказывал: «Однажды некий человек спросил Абу ад-Дарду: «Да помилует тебя Аллах! Если бы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, был среди нас, стал бы он порицать что-нибудь, чего мы придерживаемся?». Абу ад-Дарда сильно разгневался и сказал: «А признал бы он хоть что-нибудь из того, что совершаете вы?».

Аль-Мубарак ибн Фадаля рассказывал: «Однажды аль-Хасан (аль-Басри) совершил пятничную молитву, затем сел и заплакал, а когда его спросили: «Что же заставляет тебя плакать, о Абу Са‘ид?», он ответил: «Вы упрекаете меня за мой плач, но если бы кто-нибудь из мухаджиров заглянул бы в двери вашей мечети, то он не узнал бы ничего из того, что было во времена посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, (если бы сравнил это с тем, что) совершаете вы. За исключением лишь того, что у вас не изменилось направление молитвы!».

И передал аль-Бухари (№ 6492), что Анас сказал: «Поистине, вы совершаете такие поступки, которые в ваших глазах тоньше волоса, тогда как при жизни посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, мы относили их к числу губительных грехов».

Взгляните же, да помилует вас Аллах: если уже в то время истина была стёрта, а ложное стало явным, и дело дошло до того, что из первой религии они не было узнаваемым ничего, кроме направления молитвы, то что же ты думаешь об этом нашем времени?!

А Аллах – Тот, к Кому обращаются за помощью

Также в качестве примера можно привести историю ‘Усмана бин Аффана, да будет доволен им Аллах, который не сокращал молитву в пути, и кто-то сказал ему: «А разве ты не сокращал молитву, когда был в пути вместе с пророком, да благословит его Аллах и приветствует?». Он ответил: «Конечно, (сокращал), однако сейчас я − предводитель людей, на меня смотрят бедуины и жители пустыни, и если они увидят, что я молюсь два ракаата (вместо четырех), то скажут: «Значит, молитва вменена в обязанность именно так»[4].

Поразмышляйте, да помилует вас Аллах, относительно сокращения молитв (в пути) есть два мнения у мусульман:

Некоторые из них сказали, что это обязательно и тот, кто прочёл полную молитву, совершает грех и должен совершить молитву заново в любом случае.

А другие сказали, что это лишь желательно, и если человек совершил полную молитву, то он должен возместить эту молитву, пока не выйдет её время[5].

‘Усман же решил оставить это обязательное или желательное предписание из-за того, что испугался дурного результата, а именно он испугался того, что люди подумают, что обязательная молитва состоит лишь из двух ракаатов.

Также в качестве примера можно привести историю праздничного жертвоприношения (удхия).

Сказал Хузейфа ибн Асид: «Я совершал праздничную молитву вместе с Абу Бакром и ‘Умаром, и они не совершали праздничное жертвоприношения, ибо боялись, что люди сочтут это обязательным».

Сказал Билял, да будет доволен им Аллах: «Мне нет разницы, что принести в качестве жертвы: барана или петуха».

Передаётся, что Ибн ‘Аббас, да будет доволен Аллах им и его отцом, в день праздника жертвоприношения покупал мясо за два дирхама и говорил Икриме: «Если кто-то спросит тебя, то скажи ему, что это жертвоприношение Ибн ′Аббаса!».

Сказал Абу Мас‘у́д аль-Бадри, да будет доволен им Аллах: «Я не совершаю жертвоприношение, хотя среди вас всех мне легче всего его совершить, но я боюсь, что мои соседи сочтут его обязательным».

Сказал Тавус: «Я не видел дом, в котором было бы больше мяса и хлеба, чем дом Ибн ‘Аббаса. Он резал и закалывал животных каждый день, но в праздничный день воздерживался от этого. Он поступал так, чтобы люди не сочли это обязательным, ибо он был – образцом, за которым следовали люди».

Сказал Абу Аюб аль-Ансари, да будет доволен им Аллах: «Мы приносили жертвоприношения за женщин и своих родных, а когда люди начали хвастаться этим друг пред другом, мы оставили это (дело)».

Взгляните же, да помилует вас Аллах! Слова учёных относительно этих сообщений такие же, как и относительно предыдущих. Относительно жертвоприношения среди мусульман есть два мнения:

  • Оно является желательным.
  • Оно является обязательным.

Сподвижники решили оставить желательное действие, ибо боялись, что люди поймут их действия неправильно и посчитают, что это жертвоприношение является обязательным.

Сказал Ибн ‘Аббас, да будет доволен Аллах им и его отцом: «Какой бы год ни наступил, в нем обязательно будут появляться новшества и умирать сунны, и так будет продолжаться, пока новшества не станут явными, а сунны (пророка) умрут»[6].

В достоверном сборнике Муслима передано, что Муджахид рассказывал: «Однажды я вошел в мечеть вместе с ′Урвой ибн уз-Зубейром, и мы обнаружили, что ′Абдуллах ибн ‘Умар, сидит, прислонившись к комнате ‘Аиши. В это время люди в мечети совершали молитву «ад-духа»[7]. Мы спросили его: «Что это за молитва», на что он ответил: «Новшество (бид′а)»[8].

По моему мнению, эти слова можно растолковать двумя толкованиями:

  • Либо они совершали эту молитву коллективно;
  • Либо они совершали ее по отдельности, но собирались вместе (в мечети), словно совершают дополнительные молитвы, совершаемые после обязательных молитв.

Передал Малик в своей книге «Муватта», что ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, сказала: «Если бы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, увидел, что стали делать женщины он обязательно запретил бы им посещать мечеть, как женщинам из числа потомков Исраиля[9] запрещали (посещать синагоги)»[10].

Сказала  ‘Аиша,  да будет доволен ею Аллах,  как это пришло в «Мусаннафе» ′Абд ур-Раззака: «Женщины из числа потомков Исраиля делали себе каблуки из дерева и ходили на них, чтобы возвышаться над мужчинами в мечетях (то есть в местах их поклонения), и поэтому Аллах запретил им посещать мечети и наслал на них менструации».

Сказал Ибн Мас‘у́д, да будет доволен им Аллах: «Мужчины и женщины из числа потомков Исраиля молились вместе. Когда у женщины был любимый, она надевала каблуки из дерева. Так она становилась высокой для своего любимого, и Аллах навёл на них менструации».

Также Ибн Мас′уд сказал: «Ставьте женщин позади (во время молитвы), как и повелел Аллах».

У Ибрахима[11] было три жены, и ни одна из них не совершала молитву в местной мечети.

Сказал аль-Лейс (ибн Са′д): «Женщинам из числа потомков Исраиля было запрещено посещать мечети, потому что они много пользовались благовониями. Дошло до того, что одна из них наполняла руки мускусом, и, когда она проходила рядом с мечетью, в которой были мужчины, она двигала рукой, будто поправляет одежду, обращая на себя внимание мужчин».

Таковы слова ‘Аиши, да будет доволен ею Аллах, хотя она знала, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Не запрещайте рабыням Аллаха посещать мечети Аллаха!»[12]. Но она посчитала, что нужно оставить это желательное действие, дабы остеречь мусульман от попадания в ложное (и запретное).

Сказали наши учёные, что ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, порицала мусульманок за использование благовоний и украшение себя, а также то, что они плохо скрывали себя, и надевали мало одежд. А ведь во времена пророка, да благословит его Аллах и приветствует, женщины надевали женские плащи (мурут)[13] и выходили (на улицу), наглухо завертываясь в них, (и в этих одеждах их никто не мог узнать)[14].

Сказал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Если одна из вас решит посетить ночную молитву (в мечети), то пусть не умащается благовониями»[15].

Более великим грехом является то, что происходит в наше время в собраниях по завершению Корана, когда мужчины и женщины собираются вместе, происходит смешение полов, люди теснятся и некоторые из них касаются телами других. Дело дошло до того, как мне передали, что в одном из таких собраний мужчина обнял женщину сзади и совершил с ней нечто дурное в толпе людей.

Однажды к нам пришла женщина, чтобы пожаловаться, и сказала: «Однажды я присутствовала на проповеди проповедника в соборной мечети, и какой-то мужчина обнял меня сзади и насладился мною в толпе, и между ним и мной не было ничего, кроме одежды, и я поклялась, что больше никогда не буду посещать подобные места».

Передал Малик в своей книге «Муватта» от Ибн ‘Умара, да будет доволен Аллах им и его отцом, что он увидел мужчину, который взывал (к Аллаху) и указывал двумя пальцами, то есть он поднимал по одному пальцу на каждой руке. Ибн ‘Умар запретил ему это[16].


[1] Под номером 969, как это пришло в передаче Мухаммада ибн уль-Хасана аш-Шейбани.

[2] Малик ибн Аби ′Амир аль-Асбахи – последователь сподвижников.

[3] Передал аль-Бухари, 530.

[4] Передал Абу Дауд, 1961-1964.

[5] А если время вышло, то он не должен возмещать.

[6] Передали ат-Табарани, 10610; Ибн Уаддах в «аль-Бида′», 38-39. Сказал аль-Хейсами: «Передатчики этого сообщения являются крепкими». См. «Маджма′ аз-зауаид», 1/188.

[7] Молитва «Ад-Духа» является сунной, совершаемой каждый день. Она совершается в период времени, начинающийся с того момента, когда солнце поднимается над горизонтом на высоту копья, и продолжающийся до того момента, когда солнце войдет в зенит. Более подробно этот вопрос освещен в специализированных книгах по фикху.

[8] Муслим, 1255.

Сказал ан-Науауи: «Аль-Кады и другие ученые считали, что Ибн ′Умар имел в виду, что совершение этой молитвы перед людьми в мечети и собрание в мечети ради этой молитвы является новшеством. Но не имеется в виду, что сама молитва «ад-духа» является новшеством». См. «Шарх Сахих Муслим», 8/237.

[9] Исраиль – это пророк Я′куб, мир ему. От него ведут своё происхождение израильтяне.

[10] Аль-Бухари, 869; Муслим, 445.

[11] Возможно, речь идет об Ибрахиме ан-Наха′и. А Одному Аллаху известно лучше!

[12] Аль-Бухари, 900; Муслим, 442 со слов ′Абдуллаха ибн ′Умара, да будет доволен Аллах им и его отцом.

[13] «Мурут» — это плащи (или огромные накидки) из шелка, шерсти или льна.

[14] Аль-Бухари, 372; Муслим, 645 со слов ′Аиши, да будет доволен ею Аллах.

[15] Муслим, 443; ан-Насаи, 8/154 со слов Зейнаб, жены Ибн Мас′уда, да будет доволен Аллах ими обоими.

[16] То есть этот человек вместо того, чтобы поднять руки пред собой и взывать к Аллаху, как это пришло в сунне, стал указывать пальцами в небеса, а это является новшеством. А Одному Аллаху известно лучше!

Глава о молитве таравих и постановлениях, связанных с ней, а также о том, как она началась и утвердилась среди мусульман

Глава о молитве «таравих» и постановлениях, связанных с ней, а также о том, как она началась и утвердилась среди мусульман

Знай, что основой для молитвы «таравих» является хадис, который передали Малик в своей книге «Муватта», а также аль-Бухари, Муслим и Абу Дауд в «Сунан» от Абу Хурейры, да будет доволен им Аллах, который рассказывал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, побуждал выстаивать в молитвах (месяц) рамадан, но не велел делать это неукоснительно, а затем он сказал: «Кто будет поститься в (месяце) рамадан с верой и надеждой на награду (Аллаха), тому простятся все его прошлые грехи»[1].

Также передаётся другая версия, в которой сказано: «Кто выстаивал в молитвах (месяц) рамадан…».

Сказал Ибн Шихаб: «Умер пророк, да благословит его Аллах и приветствует, и так продолжалось во время правления Абу Бакра и в начале правления ‘Умара»[2].

Рассказала ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах: «Однажды поздно ночью посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, помолился в мечети, и люди помолились вместе с ним. Затем помолился в следующую ночь, и людей собралось еще больше. Они собрались в третью или четвертую ночь, но посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не вышел к ним, а когда наступило утро, он сказал: «Я видел, что вы сделали. И мне помешало выйти к вам лишь то, что я испугался, что эта молитва будет вменена вам в обязанность».

Это было в месяц рамадан. Это сообщение передали Малик и Абу Дауд[3].

Также ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, сказала: «Сначала люди молились в рамадане в мечети, расходясь по всей мечети, а потом посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, велел мне постелить ему циновку, что я и сделала, и он совершил молитву». Затем пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «О люди! Клянусь Аллахом, хвала Аллаху, я не провёл эту ночь в небрежении, и от меня не укрылось то, что вы делали»[4].

Также сказал Абу Зарр, да будет доволен им Аллах: «Однажды мы постились в рамадане вместе с пророком, да благословит его Аллах и приветствует, и он не совершал с нами дополнительных молитв до тех пор, пока до конца рамадана не осталось семь дней. Он молился с нами треть ночи. Назавтра, в шестую ночь с конца месяца, он не молился с нами. В пятую ночь он молился с нами половину ночи. Я сказал: «О посланник Аллаха! Если бы мы простояли в молитве всю эту ночь!». Он сказал: «Поистине, если человек молился с имамом до самого его ухода, ему запишется простаивание всей ночи в молитве». В четвёртую ночь посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не молился с нами, а в третью[5] он собрал членов своей семьи, своих жён и остальных людей и молился с нами столько, что мы даже начали опасаться, что упустим фалях[6]».

(Передатчик этого хадиса) рассказывал: «Я спросил: «А что такое фалях?». Он ответил: «Сухур»[7], (а затем продолжил) «Оставшуюся часть месяца он не молился с нами»»[8].

Также  ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, передает (следующее): «Когда наступали последние десять дней (рамадана), пророк, да благословит его Аллах и приветствует, занимался по ночам делами поклонения, туго затягивал свой изар[9] и будил своих жён[10]»[11].

Абу Хурейра, да будет доволен им Аллах, рассказывал: «Однажды в рамадане пророк, да благословит его Аллах и привествтует, вышел и увидел людей, которые молились в одном из углов мечети. Он спросил: “Кто это?”. Ему сказали: “Это люди, которые не знают ничего из Корана. Убайй ибн Ка‘б молится, и они совершают молитву под его руководством”. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Они поступают правильно, и их деяние прекрасно”»[12].

Сказал Абу Дауд: «Этот хадис не является сильным. Его передал Муслим ибн Халид аз-Занджи[13], который является слабым передатчиком».

Передал Малик в своей книге «Муватта» от Абу Салямы, что он спросил у ‘Аиши, да будет доволен ею Аллах: «Как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, молился   во время рамадана?». Она ответила: «Ни во время рамадана, ни в другие месяцы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не совершал (по ночам) молитв более чем в одиннадцать ракаатов. (Сначала) он совершал четыре рак’ата, и не спрашивай (меня) о том, сколь прекрасны и продолжительны они были; потом ещё четыре (рак’ата), и не спрашивай (меня) о том, сколь прекрасны и продолжительны они были; после чего совершал ещё три».

Затем она сказала: «Однажды я спросила: «О посланник Аллаха, так разве ты спишь перед совершением витра?». Он ответил: «О ‘Аиша, поистине, мои глаза спят, но не спит сердце моё![14]»[15].

Передал Малик в своей книге «Муватта», что ′Абд ур-Рахман ибн ′Абд уль-Кари рассказывал: «Однажды мы вместе с ′Умаром ибн уль-Хаттабом отправились в мечеть в (месяце) рамадан, и обнаружили, что люди совершают молитву разрозненными группами. Кто-то молился сам по себе, а кто молился с группой из нескольких человек, и тогда ′Умар сказал: «Клянусь Аллахом, я думаю, что будет намного лучше, если я объединю этих людей позади одного чтеца». Затем он собрал их позади Убайя ибн Ка’ба. После этого я вышел с ним в другую ночь, и люди совершали молитву позади своего чтеца, и ‘Умар сказал: «Какое это прекрасное новшество[16]! Но (группа), которая (сейчас) спит (и не совершает молитву таравих), лучше, чем те, кто ее (сейчас) совершает»[17]. Он имел в виду конец ночи, а люди совершали ночную молитву в первую часть ночи»[18].

Сказал Абу Умама аль-Бахили: «Вы стали проводить месяц рамадан в (ночных) молитвах, хотя это не было вменено вам в обязанность, но раз вы уже начали это делать, то придерживайтесь постоянства, потому что люди из числа потомков Исраиля вносили новшество, но затем не соблюдали его, и за оставление этого их порицал Всевышний Аллах».

А затем он прочёл аят: «А монашество они выдумали (сами). Мы им [последователям пророка ′Исы] не предписывали его [монашество], кроме как (они сами придумали это для себя, чтобы этим) снискать довольства Аллаха. Но они не соблюли его должным образом»[19].


[1] Аль-Бухари, 2008; Муслим, 759; Абу Дауд, 1371; ат-Тирмизи, 808; ан-Насаи, 2198; Ахмад, 10843 и др.

[2] В рамадан по вечерам люди совершали дополнительную молитву поодиночке, и со временем в мечети появилось много маленьких групп: один человек молился, а за ним вставало ещё несколько. Получалось, что в мечети было много имамов, за каждым из которых молились по несколько человек. ‘Умар сказал: «Я считаю, что было бы лучше, если бы все они совершали эту молитву под руководством одного имама». И он велел Убайю ибн Ка‘бу совершать с людьми эту молитву. Таравих не был нововведением. Эту молитву люди совершали и во времена посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Однако ‘Умар был первым, кто собрал людей на эту молитву под руководством одного имама.

‘Аиша рассказывала, что однажды поздно ночью посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вышел из дома и стал молиться в мечети, а некоторые люди молились, следуя его примеру и стоя позади него. Наутро эти люди стали рассказывать об этом другим. На следующую ночь в мечети собралось больше людей, и они помолились вместе с ним, а наутро рассказали об этом другим. На третью ночь в мечети собралось уже много людей, а когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вышел из дома, он совершил молитву, и они помолились, следуя его примеру. На четвёртую же ночь мечеть уже не смогла вместить всех желавших помолиться вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. А наутро пророк, да благословит его Аллах и приветствует, вышел на утреннюю молитву, по завершении которой он повернулся к людям, произнёс слова свидетельства и сказал: «Поистине, я знал, что вы находились здесь, но я побоялся, что эта молитва будет сделана для вас обязательной, а вы не сможете её совершать!». А потом посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, умер, и всё осталось без изменений. Иначе говоря, ночные молитвы в рамадане остались добровольными и совершались людьми индивидуально.

[3] Передали Малик в «аль-Муватта», 1/113; Абу Дауд, 1373, 1374; ан-Насаи, 3/202.

[4] Имеется в виду, что они собрались, чтобы совершить молитву вместе с ним, однако посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не стал выходить к ним, опасаясь, что это может быть вменено им в обязанность.

[5] То есть в двадцать седьмую ночь рамадана, если считать от его начала.

[6] Слово фалях (فلاح) используется в значении «продолжение существования». Предрассветное принятие пищи (сухур — سحور) названо так потому, что оно помогает человеку соблюдать пост, то есть служит причиной для «продолжения существования» поста.

[7] Утренний приём пищи перед началом поста. Он относится к благим деяниям, помогающим человеку получить награду, и способам приближения к Аллаху.

[8] Передали ат-Тирмизи, 806; Абу Дауд, 1375; ан-Насаи, 3/83. Ат-Тирмизи сказал: «Этот хадис хороший, достоверный».

[9] Подразумевается, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, удалялся от своих жён и отказывался от близости.

[10] Это делалось для того, чтобы они тоже молились по ночам.

[11] Аль-Бухари, 2024; Муслим, 1174.

[12] Абу Дауд, 1377.

[13] Сказал о нем ′Али ибн уль-Мадини: «Он ничто». То есть он является очень слабым передатчиком. А имам аль-Бухари назвал его хадисы отвергаемыми. Также его назвали слабым аз-Захаби и Ибн Хаджар. См. «Тахзиб ат-тахзиб». А Аллах знает лучше!

[14] То есть я не подобен остальным людям и потому могу спать до совершения витра, не опасаясь проспать его.

[15] Передали аль-Бухари, 1147, 2013, 3569; Муслим, 738; Абу Дауд, 1341; ат-Тирмизи, 439; ан-Насаи, 1697; Ибн Маджа, 1358; Малик в «аль-Муватта», 1/120 и др.

[16] Речь идет о нововведении в языковом значении, поскольку поступок ‘Умара никак не мог быть нововведением в религии. Ведь подобный поступок уже имел место в шариате, поскольку сам пророк (мир ему и благословение Аллаха) совершал эту молитву с людьми, но прекратил это, опасаясь того, что она будет вменена им в обязанность. После смерти посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) уже не было опасности, что эта молитва станет обязательной и поэтому ‘Умар во время своего правления собрал всех мусульман для совершения молитвы таравих за одним имамом, тем самым, оживив Сунну посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха).

[17] То есть эти слова ′Умара ибн уль-Хаттаба, да будет доволен им Аллах, указывают на то, что молитва в конце ночи лучше, чем молитва в начале ночи.

[18] Аль-Бухари, 2010 и др.

[19] Сура «аль-Хадид», аят 27.

Толкование приведенных выше текстов и их объединение

Толкование приведенных выше текстов и их объединение

Знай, что основа совершения ночных молитв в месяце рамадан была установлена словами и поступками посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Что касается его слов, то он побуждал выстаивать ночи в рамадане, как мы разъяснили это выше.

Что касается его поступков, то он совершал коллективную молитву с людьми (в рамадан) на протяжении двух ночей.

Кто-то может сказать: «Но ведь пророк, да благословит его Аллах и приветствует, оставил остальную часть месяца и не молился с людьми коллективно по ночам».

Ответ таков: это не указывает на отмену коллективного совершения молитвы в ночи рамадана, потому что свой отказ он обусловил страхом, что молитва «таравих» станет обязательной для них. Дело в том, что, обычно, если пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершал какое-либо поклонение постоянно, оно становилось обязательным для членов его общины.

Сказала ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах: «Хотя посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, любил заниматься делами (поклонения), он часто отказывался совершать (то или иное) дело, опасаясь, что люди начнут поступать так же, а потом это может быть вменено им в обязанность».

Также она сказала: «(Вот почему) посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, никогда не совершал дополнительных молитв по утрам[1], а я всегда совершаю их»[2].

Сказал аль-Кады Абу Бакр[3]: «Вероятно, Всевышний Аллах внушил пророку, да благословит его Аллах и приветствует: если он продолжит эту молитву с людьми, она станет для них обязательной. Возможно, Аллах хотел сделать ее обязательной, если мы придерживаемся мнения о том, что действия Аллаха беспричинны[4]. Либо же Аллах создал в них такие состояния и убеждения, при которых для них будет лучше, если эта молитва станет обязательной. Также, возможно, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, боялся, что если он будет совершать молитву «таравих» постоянно, то кто-нибудь из членов его общины подумает, что она обязательна для людей».

Но вся эта опасность исчезает после смерти пророка, да благословит его Аллах и приветствует. И если это так, то исчезла причина, которая мешала людям собираться, ибо после смерти пророка, да благословит его Аллах и приветствует, дело уже не может стать обязательным. Значит, людям разрешено собираться вместе для совершения молитвы в рамадан.

Таким образом, этот хадис есть основа, разрешающая собираться для совершения добровольных молитв в рамадане.

Кто-то может возразить: «Но ведь Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, не совершал эту молитву с людьми. То же самое касается ‘Умара, да будет доволен им Аллах. Ведь (Ибн Шихаб) сказал: «…и так продолжалось во время правления Абу Бакра и в начале правления ‘Умара». Точно также и ′Али не совершал эту молитву с людьми».

Мы ответим: что касается Абу Бакра, да будет доволен им Аллах, то его отвлекли вероотступники и занятость делами мусульман. К тому же эпоха его правления была коротка, поэтому он не успел рассмотреть этот вопрос.

Возможно также, что он считал, что надо выстаивать молитву в конце ночи, и люди могли это выполнять, так как это было, по его мнению, более предпочтительным, чем совершение добровольной молитвы в начале ночи вместе с имамом.

А что касается ‘Али ибн Аби Талиба, да будет доволен им Аллах, то Абу ′Абд ур-Рахман ас-Сулями передал от ‘Али, что он молился с людьми в рамадан, и давал салям после каждых двух ракаатов и в каждом ракаате читал по пять аятов.

Почему же это действие отнесено к ‘Умару, да будет доволен им Аллах?! Потому что он собрал людей за Убайем ибн Ка′бом, который молился с ними двадцать ночей, а когда остались последние десять ночей рамадана, он уединился в своем доме[5], а люди говорили: «Убайй сбежал!»[6].

А что касается коллективного выполнения остальных дополнительных молитв, то  Ибн Хабиб (умер в 238 г. х) передал, что Малик сказал: «Не относится к тем вещам, которые должны регулярно совершать люди, то, что человек совершает с коллективом молитву «ад-духа» или другие дополнительные молитвы ночью или днем, за исключением дополнительных молитв в рамадан. Исключением является ситуация, когда собралась маленькая группа, например, два или три человека, и чтобы это не повторялось часто и не становилось известным среди людей».

Похоже, он боялся того, что большинство людей сочтет эти молитвы обязательными, если увидит, что люди собираются для них (в мечети). Такой опасности нет относительно месяца рамадан, ибо уже известно среди людей, что молитва «таравих» является желательной.

На этот счет высказывались и иные мнения.


[1] Слова ′Аиши, да будет доволен ею Аллах, означают, что она никогда не видела, как пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершает эту молитву.

[2] Аль-Бухари, 1128; Муслим, 718.

[3] Эти слова ошибочны, с некоторыми доводами можете ознакомиться ниже.

[4] Данное мнение является ошибочным. Этот вопрос подробно освещен в книгах по исламскому вероучению.

[5] Возможно, он последовал примеру посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, который сначала молился с людьми, а потом перестал, или же у него была какая-то уважительная причина.

[6] Абу Дауд, 1429.

Что лучше для человека: совершение молитвы таравих дома или совершение её в мечетях вместе с людьми?

Что лучше для человека: совершение молитвы «таравих» дома или совершение ее в мечетях вместе с людьми?!

Сказал Малик в «аль-Мудаввана»: «Совершение молитвы (таравих) дома для меня любимей, если человек способен на это».

Также он сказал: «Раби′а и другие наши учёные уходили (домой) и не совершали (таравих) с людьми. Также это мнение высказал Ибн ′Умар».

Сказал ′Убейдуллах: «Я видел, как наши шейхи – аль-Касим, Салим и Нафи′ – уходили домой после совершения ночной молитвы (′иша) в рамадане и не совершали (таравих) с людьми».

Сказал Абу Юсуф: «Если человек может совершать молитву (таравих) дома точно так же, как он совершает ее вместе с имамом в рамадан, то для меня любимей, чтобы он молился дома».

Последователи аш-Шафи′и разногласили в этом вопросе по причине различного понимания слов аш-Шафи‘и, который сказал: «Что касается совершения молитвы в ночи рамадана, то для меня более любимо ее совершение в одиночку».

Среди его последователей есть те, кто понял его слова буквально. То есть они сказали, что имеется в виду следующее: если молитва человека дома ничем не отличается от его молитвы в мечети, то ему лучше молиться дома, чтобы его молитва была более искренней[1] и длинной.

Но сказали Абу-ль ‘Аббас ибн Сурейдж (умер в 306 г. х) и Абу Исхак аль-Маруази (умер в 340 г. х.): «Совершение молитвы «таравих» с коллективом лучше, чем в одиночку, ибо относительно этого были единогласны сподвижники. И ‘Умар собрал людей за Убайем, который молился с людьми двадцать ночей. И это было единогласным мнением людей его времени».

Они растолковали слова аш-Шафи‘и, сказав, что в своих словах он имеет в виду молитву «витр» и два ракаата дополнительной молитвы, совершаемые перед утренней молитвой (фаджр).

Также те, кто выбрал мнение, что предпочтительнее молиться дома, опирались на слова пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Молитва человека дома лучше, за исключением обязательной (молитвы)»[2].

Сказал Ибн Хабиб: «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, побуждал людей совершать молитвы в (ночи) рамадана, но не сделал это веление твердым и беспрекословным. После этого люди молились раздельно: кто-то у себя дома, кто-то в мечети. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, умер, и всё продолжалось именно так. Люди были на этом во времена правления Абу Бакра и в начале правления ‘Умара. Затем ′Умар решил собрать их (в мечети) и повелел Убайю и Тамиму совершать с людьми одиннадцать ракаатов вместе с витром».


[1] Так как дома его никто не видит, в отличие от мечети, где может пропадать искренность.

[2] Аль-Бухари, 731; Муслим, 781.

Совершение молитвы таравих дома

Совершение молитвы «таравих» дома

Встает вопрос: если человек совершает молитву «таравих» дома, то что лучше для него, совершать ее в одиночку или вместе с членами семьи и братья, если они присутствуют?!

Мы скажем: ′Абдуллах ибн Хурмуз молился дома вместе с членами своей семьи.

Что же касается слов ‘Аиши, да будет доволен ею Аллах: «Ни во время рамадана, ни в другие месяцы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не совершал (по ночам) молитв более чем в одиннадцать ракаатов», то они указывают на то, что лучше всего совершать ночные добровольные молитвы в течение всего года. Именно поэтому она сказала: «Кто из вас сумеет выдержать то, что выдерживал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует?! Его дела отличались постоянством»[1].

Когда он понял, что его община не сможет делать столько, сколько делал он, он указал им на лучшее время для совершения благих деяний. Речь идет о рамадане.


[1] Аль-Бухари, 1987; Муслим, 783.

Количество ракаатов ночной добровольной молитвы

Количество ракаатов ночной добровольной молитвы (кыям аль-лейль)

Что касается количества ракаатов молитвы таравихов, то не было ничего установленного на этот счет при жизни посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ибо он помолился со сподвижниками только две ночи, а затем стал совершать молитву дома. Никто не передал, сколько именно ракаатов он совершал (в те ночи).

Наиболее достоверным хадисом здесь является хадис ‘Аиши, которая сказала: «Ни во время рамадана, ни в другие месяцы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не совершал (по ночам) молитв более чем в одиннадцать ракаатов».

В первое время ‘Умар, да будет доволен им Аллах, также велел людям совершать одиннадцать ракаатов, но затем они ослабли от длительного стояния, и он сделал эту молитву в двадцать ракаатов[1], как мы это разъясним.

Есть различные версии относительно количества ракаатов во время правления ‘Умара, да будет доволен им Аллах.

Передал Малик от ас-Саиба ибн Язида, что ‘Умар ибн аль-Хаттаб приказал Убайю ибн Ка‘бу и Тамиму (ад-Дари) молиться с людьми одиннадцать ракаатов.

Сказал (ас-Саиб): «Чтец читал двести аятов, а мы уже начинали опираться на посохи от долгого стояния, и расходились мы лишь к наступлению времени утренней молитвы (фаджр)».

Эта версия соответствует словам ‘Аиши, да будет доволен ею Аллах.

Сказал Малик в книге «Мухтасар ма лейса филь-мухтасар»: «В своей душе я выбрал следующее мнение: когда ′Умар собрал людей для совершения добровольных молитв в ночи рамадана, они совершали одиннадцать ракаатов вместе с витром. Это и есть молитва пророка, да благословит его Аллах и приветствует. И одиннадцать ракаатов близки к тринадцати».

Но передал Язид ибн Руман, что когда ‘Умар собрал людей за Убайем ибн Ка‘бом, Убай молился с ними двадцать ракаатов[2].

Передал Малик, что Нафи′ сказал: «Я застал людей, которые совершали тридцать девять ракаатов, и три из них были молитвой витр».

Сказал Малик: «Это то, что совершают люди до сих пор, и это было в эпоху правления ‘Усмана».

Также передается, что первым приказал совершать молитву именно так Му′авия ибн Абу Суфьян.

Также передается, что ‘Умар ибн ′Абд уль-′Азиз приказал чтецам совершать молитву именно так.

Сказал ′Абдуллах ибн Аби Бакр: «Мы расходились (после таравиха) и спешили к сухуру[3], боясь, что наступит утренняя молитва (фаджр)».

Сказал Малик, как это пришло в книге Ибн Ша‘ба́на[4]: «Нежелательно откладывать завершение Корана к концу рамадана»[5].

Абу Ханифа, Аш-Шафи‘и и Ахмад ибн Ханбаль сказали, что «таравих» делится на пять частей: в каждой части по четыре ракаата с двумя приветствиями[6].

То, о чем сказано в хадисе Язида ибн Румана, и то мнение, которое выбрал Малик – это то, в чем были единогласны жители Медины.

Сказал нам один из ученых: «Жители Медины выбрали именно это количество, так как хотели сравняться с жителями Мекки, которые семь раз совершали обход вокруг Каабы между каждой частью молитвы таравих[7], а жители Медины вместо тех обходов вокруг Каабы совершали четыре дополнительных ракаата таравиха. Получилось, что они добавили к таравиху еще шестнадцать ракаатов, а потом совершали еще три ракаата витра. Поэтому в итоге у них получилось тридцать девять ракаатов».

Также он сказал: «Но никто из жителей Медины не имеет права поступать так, ибо жителям Медины был оказан почет тем, что к ним переселился посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и у них находится его могила. Именно поэтому они хотели сравниться с жителями Мекки, но у других нет такого права»[8].

А наши товарищи (то есть маликиты) дали в этом вопросе верный ответ, на который указывают религиозные тексты.

Они сказали: «Возможно, ‘Умар повелел людям молиться одиннадцать рак’атов, также повелев им читать Коран долго, и чтец читал двести аятов в каждом ракаате. Ведь самой лучшей является та молитва, в которой читается много Корана. После того, как люди ослабли, он приказал им молиться двадцать три ракаата, но сделать чтение Корана короче. Недостаток достоинства долгого стояния он возместил добавкой ракаатов. Он читал суру «аль-Бакара» в восьми или в двенадцати ракаатах, как пришло в хадисе аль-А′раджа».

Передал Малик от Дауда ибн Хусейна, а тот  —  аль-А′раджа, который сказал: «Я застал людей на том, что они проклинали неверующих в рамадан».

Также он сказал: «Обычно чтец прочитывал суру «аль-Бакара» за восемь ракаатов, а когда он прочитывал ее за двенадцать ракаатов, люди считали, что он облегчил (им молитву)».

Все эти три сообщения передал Малик в своей книге «Муватта» (1/115).

И было сказано[9], что чтец обычно читал от двадцати до тридцати аятов, и так происходило до дня «аль-Харра»[10]. Людям было тяжело стоять и тогда они уменьшили объем читаемого, но добавили количество ракаатов, коих стало тридцать шесть, а затем еще три ракаата молитвы витр. И именно так люди поступали в будущем.

Затем ‘Умар ибн ′Абд уль-′Азиз во времена своего правления повелел, чтобы в каждом ракаате читали по десять аятов.

Малик считал нежелательным читать меньшее количество аятов или, наоборот, удлинять чтение. И именно так люди поступали в будущем. Община мусульман сошлась на этом, и именно такая форма совершения таравиха наиболее способствует облегчению.

Сказал шейх Абу-ль Касим: «Это касается длинных аятов. Если же речь идет о коротких аятах, то их читают больше. И это касается коллективных молитв и мечетей. Что же касается того, кто молится сам, то если он может совершить одиннадцать ракаатов, читая в каждом ракаате по двести аятов, то это лучше всего, ибо пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Лучшая молитва – эта (та молитва), (в которой человек) долго стоит (перед поясным поклоном)»»[11].


[1] То есть людям пришлось стоять меньше, так как количество читаемых в одном ракаате аятов уменьшилось.

[2] Передали Малик, 1/115, и аль-Бейхакы, 2/498 со слабой цепочкой передатчиков, как об этом сказал аз-Зейля′и в «Насб ур-рая», 2/154. А Аллах знает лучше!

[3] Сухур — период времени незадолго до рассвета, когда мусульмане в последний раз перед наступлением дня могут принимать пищу во время рамадана; это время является наиболее предпочтительным для приёма пищи.

[4] Мухаммад ибн уль-Касим аль-′Аммари (скончался в 355 г. х.).

[5] То есть желательно с самого начала рамадана читать каждую ночь больше одного джуза во время молитвы таравих, чтобы не откладывать завершение Корана к концу рамадана.

[6] То есть две молитвы по два ракаата и так пять раз. В итоге получится 20 ракаатов.

[7] Эти слова опираются на то, что жители Мекки совершали именно двадцать ракаатов таравиха, деля их на пять частей. Между каждыми этими частями они совершали семь обходов вокруг Каабы. Получалось, что в общем они обходили вокруг Каабы четыре раза по семь обходов. Жители Медины же вместо этих четырех раз совершали четыре раза по четыре ракаата молитвы. Получилось, что они добавили шестнадцать ракаатов к двадцати ракаатам, и совершали в итоге тридцать шесть ракаатов плюс три ракаата молитвы витр. Таково объяснение слов этих ученых.

[8] На самом деле, это является лишь мнением данного ученого, которое не подкреплено доводами. А Аллах знает лучше!

[9] Фраза «было сказано» обычно указывает на то, что автор считает данное высказывание слабым.

[11] Муслим, 756, со слов Джабира.

Паузы между ракаатами молитвы таравих

Паузы между ракаатами молитвы таравих

Обычай среди имамов сложился так, что они, совершая таравих, совершают по две молитвы в два ракаата, а между ними делают паузу, совершая два ракаата короткой молитвы в одиночку. Это делается либо из-за того, что такое совершение молитвы способствует запоминанию количества совершенных ракаатов и отдаляет людей от ошибок в этом. Либо же это делается для того, чтобы за этот промежуток человек, упустивший ракаат с имамом, успел возместить  его.

Это дозволено тому, кто желает совершить дополнительную молитву между двумя молитвами «таравих», если он завершил два ракаата и произнес таслим. Либо он должен встать, читать и ждать людей, а когда они встанут, совершить молитву вместе с ними со своим первым ихрамом[1].


[1] Имеется ввиду, что когда человек станет совершать молитву между промежутком времени, которое оставляют во время таравиха, и в это время люди встали чтобы продолжить таравих, то он может присоединиться к ним не выходя из этой молитвой, и нет необходимости преревать ему молитву, чтобы присойдениться к людям с новым такбиром, такбира произнесенного для этой молитвы хватает для присойдинения к колективу.

Может ли имам читать Коран с мусхафа?

Может ли имам читать Коран со свитка (мусхафа)?!

‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, молилась за имамом, который читал Коран со свитка (мусхафа).

Сказал аз-Зухри: «Лучшие из нас читали Коран со свитков (мусхафов), и люди с самого начала ислама поступали так».

Также это мнение высказали Ибн Сирин, Яхья ибн Са′ид и аль-Лейс.

А (Са′ид) ибн уль-Мусеййяб отверг его и сказал: «(Пусть имам) читает из того, что знает наизусть, и повторяет чтение, (если знает слишком мало), но пусть не читает со свитка (мусхафа)».

И это мнение аль-Хасана (аль-Басри), который сказал: «Пусть (имам) не читает Коран со свитка (мусхафа), как это делают иудеи и христиане (со своими Писаниями)».

И сказано в книге Ибн Ша′бана: «В месяце рамадан тот, кто знает Коран наизусть, не молится за тем, кто читает Коран со свитка (мусхафа)».

Он также сказал: «Руководит молитвой тот, кто знает что-либо из длинных сур, либо знает наизусть суры «муфассаль»[1], повторяя это в месяце рамадан. Это любимей мне, чем если имамом людей станет тот, кто не знает Коран наизусть, а читает со свитка (мусхафа). Если же этот человек знает только одну суру, то нам любимей тот, кто читает со свитка (мусхафа)».

Он также сказал: «И было сказано: «(Разрешено) руководить молитвой людей в месяце рамадан тому, кто читает со свитка (мусхафа)».

Если же человек забыл (некоторые аяты) во время чтения, то он должен немного подумать, и если он вспомнит, то это хорошо, а иначе пусть начинает следующую суру, но не завершает молитву из-за этого.


[1] «Муфассаль» — начинается с 50-й суры и до конца.

О мольбе аль-кунут во время таравиха

О мольбе «аль-кунут» во время таравиха

Кунут – это проклятие в адрес неверующих во время рамадана[1].

Относительно кунута от (имама) Малика передано две версии.

Сказал Малик в «аль-Мудаввана»: «Кунут не читается в месяц рамадан, ни в конце, ни в начале, ни в добровольных молитвах, ни в молитве витр».

Эту версию передали Ибн уль-Касим ‘Али ибн Зияд.

Но Ибн Уахб и Ибн Хабиб передали, что Малик сказал: «Кунут желательно читать во второй половине рамадана. Имам читает кунут, обращается с мольбами против иноверцев, а те, кто за ним, говорят: «Амин»».

Это мнение также высказали Ибн ‘Умар, Му‘аз и целая группа последователей сподвижников.

Мухаммад ибн Яхья передал, что Малик сказал: «Имам взывает против иноверцев в месяц рамадан, когда люди совершают витр. Имам совершает молитву в два ракаата, затем встает на третий ракаат (витра), совершает поясной поклон, а когда он поднимает голову после поясного поклона, он встает и взывает против неверующих и просит помощи для мусульман. Вместе с этим его мольба должна быть короткой, а не длинной. Имам читает свою мольбу вслух подобно тому, как он читает вслух Коран. Это прекрасно, но является новшеством[2].  Этого не было во времена Абу Бакра, ‘Умара и ‘Усмана».

Сказал Ибн уль-Касим: «(На самом деле), Малик очень строго порицал это».

Он также сказал: «Я не считаю, что нужно это совершать».

Мухаммад ибн Яхья передал, что Малик сказал: «Люди обращались с этой мольбой в пятнадцатую ночь месяца (рамадан)».

Сказали Абу Ханифа и Ахмад: «Кунут желательно произносить в молитве витр в течение всего года».

Сказал аш-Шафи‘и: «Кунут желательно произносить во второй половине месяца рамадан».

Абу Ханифа привел в довод то, что передал Убай бин Ка‘б, да будет доволен им Аллах, который рассказывал: «Совершая молитву уитр, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, обычно читал (суру, в которой сказано): «Славь имя Господа твоего Высочайшего»[3], и (суру, в которой сказано): «Скажи: «О неверующие»»[4], и (суру, в которой сказано): «Скажи: ″Он – Аллах, Один!″»[5]. А в третьем ракаате он читал кунут перед поясным поклоном (руку′)»[6].

Доводом тех, кто посчитал, что «кунут» читается только во второй половине рамадана, служит то, что Убай, да будет доволен им Аллах, проводил молитву вместе с людьми в первой половине (месяца), но не читал кунут. Затем он заболел и вместо него с людьми начал совершать молитву Му′аз, который уже читал кунут.

Также передается, что ‘Умар, да будет доволен им Аллах, собрал людей за Убайем ибн Ка‘бом, да будет доволен им Аллах, и Убай молился с ними двадцать ночей, а «кунут» он читал только во второй половине месяца[7].

Таким образом, между ними случилось согласие, а также между остальными сподвижниками, которые не стали порицать их – согласие в том, что кунут узаконен  во второй половине месяца рамадан так же, как он читается в последнем ракаате утренней молитвы (фаджр)[8].

Что же касается второй передачи слов Малика, то ее можно объяснить тем, что он не застал это действие в Медине. То есть он вел речь о молитве витр, а в ней кунут не был узаконен так, как в вечерней молитве (магриб)[9].

Что касается довода, приведенного Абу Ханифой[10], то о нем сказал Абу Дауд: «Упоминание кунута в этом хадисе не является достоверным». Именно поэтому мы считаем, что это постановление ограничено именно так, как мы упомянули.

Это – некоторые религиозные постановления, связанные с молитвой в месяц рамадан. Мы поведали о том, как она появилась и как она была утверждена. Также мы упомянули то, что передано от посланника Аллаха, да благословит Аллах и его приветствует, сподвижников и их последователей, и праведных имамов этой общины: Малика, аль-Бухари, Муслима, Насаи и Абу Дауда. Также мы привели цитаты из других книг мусульман и их трудов, связанных с фикхом. Во всех них ничего не передано о том, что ввели люди из этих нововведений: празднование завершения чтения Корана, рассказывание историй и различные мольбы. Напротив, мы передали, что от них достоверно установлено запрещение всего этого.


[1] Кунут – это мольба, произносимая перед поясным поклоном (руку′) или после него.

[2] Нововведение не может быть благим.

[3] Сура «Аль-А′ля» (№ 87).

[4] Сура «Аль-Кафирун» (№ 109).

[5] Сура «Аль-Ихляс» (№ 112).

[6] Передали ан-Насаи, 2/235; Ибн Маджа, 1182; аль-Бейхакы, 2/39 и др.

[7] Это сообщение является слабым.

[8] С последним утверждением очень сложно согласиться, а одному Аллаху известно лучше!

Абу Малик аль-Ашджа′и рассказывал: «Однажды я сказал своему отцу (Тарику ибн Ашьяму): «Отец мой! Ты совершал молитву позади посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и (позади) Абу Бакра, ′Умара, ′Усмана (в Медине) и (позади) ′Али ибн Аби Талиба здесь в Куфе на протяжении около пяти лет. Читали ли они кунут?». Он ответил: «О сынок! (Это) – новшество!»». Этот хадис передал ат-Тирмизи, 402, и сказал: «Этот хадис хороший, достоверный». Также его передали ан-Насаи, 1080, Ибн Маджа, 1241 и Ахмад, 3/472.

Сказал аль-Мубаракфури: «Этот хадис указывает на то, что (постоянный) кунут не был узаконен. К этому мнению склонилось большинство обладателей знания, как это передал ат-Тирмизи. И они разногласили в том, узаконен ли кунут во время тяжелых ситуаций. Ранее уже было сказано, что наиболее верное мнение заключается в том, что кунут произносится только во время тяжелых ситуаций и не ограничивается какой-то определенной молитвой». См. «Тухфат уль-ахуази», хадис № 402.

[9] К сожалению, смысл данной аргументации не совсем ясен. А Одному Аллаху известно лучше!

[10] То есть хадис Убаййя ибн Ка′ба, да будет доволен им Аллах.

О завершении чтения Корана

О завершении чтения Корана (хатм уль-Куран)

Люди внесли в религию следующее новшество: когда они завершают чтение Корана от начала до конца, то начинают произносить специальную проповедь.

Сказал Малик: «Завершения чтения Корана в месяц рамадан не является Сунной»[1].

Имам Малик и другие имамы считали порицаемым, чтобы один имам начинал читать не с того места, на котором закончил другой имам.

Сказал Малик в «аль-Мудаввана»: «В месяц рамадан совершается молитва, а не рассказываются истории, заключающие в себе мольбы».

Поразмышляйте, да помилует вас Аллах, над тем, что Малик запретил кому-либо рассказывать истории в рамадан. Он передал, что в Медине в месяце рамадан совершаются молитвы, а не рассказываются истории и читаются мольбы (ду′а)[2].

Передал Мухаммад ибн Ахмад (умер в 255 г. х.) в «аль-Мустахраджа» от Ибн уль-Касима: «Малика спросили о человеке, который завершает чтение Корана, а затем обращается к Аллаху с мольбой, на что он ответил: «Я не слышал, чтобы (предшественники) взывали к Аллаху после завершения чтения Корана, и это не совершают люди (в Медине)».

Этот вопрос также упомянул Ибн Ша‘ба́н от Малика в книге «Мухтасар ма лейса филь мухтасар». Также его упомянул шейх Абу-ль Хасан аль-Кабиси из Кайрауана в книге «аль-Мумаххад». Кайрауан был центром знания в странах Магриба (северо-запад Африки). К тому же в его время в Магрибе не было ни одного знатока фикха, более знающего, чем он.

И более страшным является то, что упомянул Малик в книге «Мухтасар ма лейса филь мухтасар».

Малик сказал: «Нет ничего страшного в том, что люди собираются для чтения Корана возле того, кто принимает у них это чтение или исправляет ошибки каждого из них».

Но он сказал: «Однако после окончания этого дела нежелательно обращаться с мольбами (к Аллаху)».

И это абсолютное порицание внесенных в религию дел с его стороны[3].

Также передал Ибн уль-Касим от Малика, что Абу Саляма ибн ′Абд ур-Рахман увидел, как некий человек, стоя на минбаре, взывал к Аллаху, подняв руки, и стал порицать его, говоря: «Не делай таклис, как это делают иудеи!».

Сказал Малик: «Таклис — это произнесение мольбы повышенным голосом и с поднятыми руками».

Также Ибн уль-Касим сказал: «Однажды Малика спросили о людях, которые останавливаются, когда входят в мечеть или выходят из нее, чтобы произнести мольбы, на что он сказал: «Это относится к новшествам!», и он очень строго порицал это».

Сказали некоторые наши товарищи (маликиты): «Он имел в виду то, что человек останавливается для произнесения мольбы. Если же человек произносит мольбу на ходу, (не останавливаясь), когда входит в мечеть или выходит из нее, то это прекрасно и дозволено. Относительно этого пришли сообщения от посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует».

Также (Ибн уль-Касим) сказал: «(Малик) был спрошен о такбирах после молитвы на вражеской земле, на что он ответил: «Я ничего об этом не слышал, это то, что ввели мусаввида»[4]. Кто-то сказал: «В некоторых странах люди произносят после утренней (фаджр) и вечерней (магриб) молитвы». Он ответил: «Это из того, что они ввели (в религию)».

Также Малика спросили о человеке, который взывает к Аллаху стоя после молитвы. Он ответил: «Это неправильно, и мне не нравится, чтобы кто-либо так поступал».


[1] Речь идёт о ночной молитве «таравих». То есть нет ничего страшного в том, что человек прочитает во время молитвы «таравих» меньше, чем весь Коран.

[2] Имеются в виду те мольбы, которые не были узаконены. Например, специальная мольба по случаю завершения чтения Корана. Это, не значит, что в месяце рамадан нельзя обращаться с мольбами к Аллаху.

[3] То есть имам Малик знал, что любой человек может обратиться с мольбами к Аллаху, и это даже является желательным, но когда люди устанавливают специальные мольбы, не имеющие отношения к религии, или привязывают эти мольбы к определенным событиям, то это уже является религиозным новшеством. Именно поэтому Малик запрещал это, хоть и сама по себе мольба не является делом запретным.

Правильное понимание этой основы

Правильное понимание этой основы

Знай, что основой, вокруг которой вращается этот мазхаб, является отстранение от всего того, что может привести к запретному, и то, что нельзя ничего добавлять к обязательным и желательным предписаниям религии, и то, что нельзя думать о поклонениях, которые в своей основе являются дополнительными, что они сунны, выделенные каким-либо временем.

И это основа такова, что даже те, кто отрицали ее в общем, все равно говорили о ней, но с некоторыми уточнениями.

Сначала упомянем согласие Абу Ханифы и аш-Шафи‘и с Маликом в этой основе. Например, Малик считал нежелательным поститься шесть дней в месяце шавваль, и с ним согласился Абу Ханифа, который сказал: «Я не считаю желательным этот пост». Аш-Шафи‘и же не был согласен с ними и сказал: «Этот пост является желательным».

Однако в этом вопросе есть ясный хадис. Передал аль-Бухари, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Пост того, кто постился (месяц) рамадан, а затем добавил к нему шесть (дней в) шаввале, подобен непрерывному посту»[1].

У Малика и Абу Ханифы нет никакого аргумента, за исключением того, что они сказали: «Постоянное совершение этого приведет к добавке к обязательному посту. Придут бедуины, вырастут дети, и если они будут видеть, что все соблюдают этот пост, то посчитают его обязательным».

Именно по такому пути увеличился пост христиан и дошел до пятидесяти дней. Всевышний Аллах обязал их поститься в месяце рамадан[2], о чем ясно сказано в словах Всевышнего: «Вам предписан пост подобно тому, как он был предписан тем, кто был до вас»[3].

Они соблюдали такой пост некоторое количество времени, а затем пост стал тяжёлым для них, потому что он иногда выпадал на сильную жару, а иногда на сильный холод и вредил их поездкам и жизнедеятельности. Тогда их ученые и руководители решили сделать пост в тот период времени, который бывает между зимой и летом. Так они сделали его весной, добавив к нему еще десять дней в качестве искупления за свое действие, и их пост стал состоять из сорока дней. Через некоторое время заболел один из их правителей и дал обету Аллаху, что если он выздоровеет, то добавит к их посту еще неделю. Он выздоровел и добавил к посту еще неделю. А когда он умер, пришел новый правитель и сказал: «О, если бы вы довели ваш пост до пятидесяти дней!».

Сказали аль-Хасан (аль-Басри), аш-Ша‘би и группа ученых: «И на это[4] указывает хадис о том, что ′Усман, находясь в пути, совершал молитву полностью, (не сокращая ее)». Мы уже разъясняли это[5].

Также, например, Аш-Шафи‘и был согласен с Маликом в том, что праздничное жертвоприношения (удхия) является желательным. А Абу Ханифа противоречил им, сказав: «Оно обязательно!».

Сторонники Малика и аш-Шафи‘и опирались на доводы, которые мы упомянули в третьей главе, а именно то, что Абу Бакр, ‘Умар, Джабир и Ибн ‘Аббас оставили жертвоприношение, боясь, что люди посчитают его обязательным.

Эти три великих имама, которые были выдающимися личностями ислама, оставили сунну, достоверно установленную от посланника, да благословит его Аллах и приветствует. Почему же нам нельзя оставить проповеди и установление (праздничных) минбаров по случаю завершения чтения Корана в месяце рамадан?! Ведь люди могут подумать, что проповедь по случаю завершения чтения Корана в месяце рамадан является достоверно установленной сунной, которую узаконил сам посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Ибн Ша‘ба́н после того, как упомянул в своей книге некоторые новшества, сказал: «Малик считал это запретным, так как боялся, что все эти новшества будут отнесены к тому, что является обязательным, после чего это уже станет известным среди людей».

И мы, действительно, обнаружили то, чего остерегались! Большинство мусульман сегодня убеждены в том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, узаконил ночные молитвы в месяце рамадан именно в такой форме, а оставление этого является новшеством. Вместе с тем мы твердо знаем, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллах, не собирал людей в рамадан (для молитвы таравих), кроме как в течение двух ночей. И никто из мусульман не передал, сколько в этой молитве было ракаатов, и не передал ничего относительно мольб и проповедей.

Мы уже разъясняли это.

Этот путь легче, потому что в нем нет оставления Сунны. Что же касается оставления поста в месяце шавваль и оставления праздничного жертвоприношения, то это является оставлением сунны, и это более заслуживает порицания.

Кто-то из последователей Абу Ханифы, Малика и аш-Шафи‘и, а именно из таких последователей, которые не ознакомились с тайнами мазхаба и с недрами их основ, и не исследовали общие правила, а ограничились лишь рассмотрением ответвлений и отдельных постановлений, — такие могут противоречить нам и сказать: «Поистине, то, о чем говорите вы, является всего лишь поминанием Всевышнего Аллаха, Его восхвалением, прославлением, мольбами к Нему. Мы всего лишь собираем мусульман в подчинении Аллаху. Мы показываем людям обряды ислама. И это все должно быть узаконенным и желательным, как и сама ночная добровольная молитва!»[6].

В качестве ответа мы скажем следующее:

Эту вашу основу разрушает то, против чего вы не сможете ничего сказать. Например, посмотри на пост в течение шести дней месяца шавваль согласно основам Абу Ханифы. Посмотрите на оставление праздничного жертвоприношения согласно основам аш-Шафи‘и. Ведь они знали, что эти дела приближают к Аллаху и являются проявлением покорности Ему. Они знали, что эти дела являются обрядами и поклонениями. Но они посчитали, что оставить их из страха перед появлением новшества лучше, чем практиковать их.

Затем мы скажем:

Поминание и прославление Аллаха может быть желательным при соблюдении определенных условий. Это было упомянуто в примерах с постом и жертвоприношением. Также, например, чтение Корана в поясном поклоне, в земном поклоне[7] и в «ташаххуде» является новшеством, хотя в других случаях оно является приближением к Аллаху.

Также их аргументация разрушается следующим примером: проповедь и мольба утром после завершения чтения Корана днем. Например, если человек завершит чтение Корана ночью, а утром принесет свое кресло, проведет проповедь и произнесет мольбу, то станет совершающим новшество, хоть в основе это и является поминанием Всевышнего Аллаха.

Также их аргументация разрушается следующим примером: проповедь и мольба в конце месяца. Например, если люди принесут кресла и станут проводить проповеди и обращаться с мольбами в первую ночь рамадана, и станут побуждать мусульман к соблюдению поста и совершению молитвы, и активному поклонению Аллаху ночью и днем, то это дело будет запретным новшеством.

А ведь это даже «правильнее», чем то, что вы совершаете, потому что люди в начале месяца более нуждаются в проповеди, мольбе и напоминании о поклонении своему Господу в этот благословенный месяц, чем они нуждаются в этом в конце месяца.

В пользу моих слов также свидетельствуют основы религии: разве ты не видишь, что в День Разговения (йаум уль-фитр) и День Жертвоприношения (йаум уль-адха) проповедь была узаконена в самом начале дня? Проповедь совершается рано утром, и люди узнают о том, что касается их обрядов поклонения и жертвоприношения.

И если даже в начале месяца не разрешено совершать это, то тем более не разрешено в конце.


[1] На самом деле, этот хадис передал Муслим, 1164.

[2] Аллах приказал им поститься весь месяц, но нет довода, указывающего на то, что речь шла именно о рамадане. А Одному Аллаху известно лучше!

[3] Сура «аль-Бакара», аят 183.

[4] То есть на аргументацию Малика и Абу Ханифы, которые опасались того, что бедуины неправильно поймут тех, кто соблюдает пост в месяце шавваль.

[5] Эта история была приведена в начале третьей главы.

[6] То есть, как говорят некоторые люди, практикующие религиозные новшества: «Мы не делаем ничего плохого! Мы совершаем лишь благие дела. Что может быть запретного в том, что мы еще больше поклоняемся Аллаху?!».

[7] ′Али ибн Аби Талиб, да будет доволен им Аллах, сказал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, запретил мне читать Коран, когда я нахожусь в поясном или земном поклонах». Муслим, 480.

Распространённость действия не указывает на его дозволенность

Распространенность действия не указывает на его дозволенность

Группа из числа простых людей и слепых последователей сказала: «Поистине, это дело распространено и известно во всех областях, где живут мусульмане, и на разных участках земли»[1].

Дело дошло до того, что некоторые глупцы сказали: «Кайрауан был центром знания в Магрибе (северо-запад Африки), и это действие всегда было распространено в нем, и никто его не порицал».

В качестве ответа мы скажем следующее:

Распространенность и известность дела не указывает на его дозволенность подобно тому, как скрытость дела от людей не указывают на его запретность.

Разве ты не видишь, что продажа бобов в кожуре распространена в исламских странах, хотя аш-Шафи′и считал это запретным?!

Также, например, наём человека для совершения хаджа распространен в исламских странах, а у Абу Ханифы это запрещено.

Также, например, завязывание чалмы на голове в форме, именуемой «икти′ат»[2], распространено среди мусульман, хотя это является порицаемым нововведением.

Однажды Муджахид увидел человека, который завязал чалму, не опустив ее края ниже лица, и сказал ему: «Ты завязал ее так, как это делает шайтан!». Это чалма шайтана. И такие чалмы надевали народ Лута и жители опрокинутых селений[3].

Передал Абу Бакр Мухаммад ибн Яхья ас-Сулий (умер в 335 г. х.) в книге «Гариб уль-хадис», что пророк, мир ему и благословение Аллаха, приказал «ат-таляххи» и запретил «икти′ат»[4].

Если человек завязал чалму вокруг головы, но не опустил ее края ниже лица, то это называют словом «икти′ат». Это запрещено. Если же человек опустил ее края, обвязав их под шеей, то это называют «ат-таляххи», и это приказано.

Также, например, опускание одежды ниже щиколоток распространено в исламских странах, хотя это действие является запретным и неразрешенным.

Также в городах Магриба распространено покрытие головы частью одежды[5], хотя жители их городов следуют за Маликом ибн Анасом. Когда Малика спросили о покрытии головы частью одежды, он ответил: «Если это делается из-за жары или холода, или иной уважительной причины, то в этом нет греха. А иначе не (следует этого делать)».

Он также сказал: «Абу ан-Надр совершал это по причине жары».

Он также сказал: «Одна из дочерей аль-Хусейна, Сукейна или Фатыма, однажды увидела, как один из ее детей покрыл голову частью своей и одежды и сказала: «Сними капюшон со своей головы, ибо, поистине, он вызывает сомнения ночью и указывает на униженность днем».

Также сказал Малик: «Я считаю это нежелательным, если это делается без уважительной причины, но я не знаю того, чтобы это было запретным. Однако праведные люди так не одеваются».

Как ты видишь, это порицаемое новшество сегодня стало обычаем лучших людей!

Передаётся, что Абу Бакр ас-Сыддик, да будет доволен им Аллах, сказал: «С тех пор, как я принял ислам, я не входил в туалет с непокрытой головой по причине стеснения пред своим Господом».

Большинство действий людей твоего времени не соответствуют Сунне! Разве может быть иначе?! Мы уже передавали слова Абу ад-Дарды, когда он вошел в гневе к Умм ад-Дарде, а она спросила: «Что с тобой случилось?!». Он ответил: «Клянусь Аллахом, я не узнаю в них ничего из религии Мухаммада, кроме того, что они молятся с коллективом (мусульман)». И мы уже приводили другие предания на эту тему[6].

То есть из сунны в них осталась только коллективная молитва. Разве при таком раскладе большинство их дел не будут новшествами?!

А что касается того, кто схватился за поступки жителей Кайрауана, то это глупый человек, который более нуждается в воспитательных мерах, чем в приведении ему доводов.

Мы скажем таким глупцам: Малик ибн Анас считал, что единогласное мнение жителей Медины аргументом, но остальные ученые из различных стран опровергли его. А ведь Медина – это город посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, место ниспослания откровения, обитель пророчества и кладезь знания. Что же говорить о Кайрауане?!

Вы бы еще смогли схватиться за это, если бы привели фетвы ученых Кайрауана об этом, ведь следовать необходимо за учеными, а не за простыми людьми. Но они никогда не приведут ничего подобного! Этим занимаются лишь невежественные массы. Мы порицаем их так же, как порицаем вас!

Доводом на это является то, что фетвы в Кайрауане давались по мазхабу жителей Медины, и люди весьма крепко придерживались мазхаба имама Малика. Поэтому наши ученые выстаивали ночные молитвы в рамадане в своих домах, ибо Малик сказал: «Если человек способен выстаивать (молитву таравих) у себя дома, то это любимей мне!». Они были богобоязненными и следовали за истиной. И сказал им Малик в книге «аль-Мудаввана»: «Месяц рамадан – это не место для рассказа историй со специальными мольбами!». И сложно представить, что жители Кайрауана внесли это новшество и устанавливали минбары, и обращались с проповедью по случаю завершения чтения Корана.

Если бы они это совершали, весть об этом распространилась бы и разошлась, а искатели знания записали бы это в книгах, и поздние ученые передали бы это от предшественников, и так это дошло бы до нашего времени. Однако раз это не было передано никем из тех, у кого есть знание, и тех, кто считается ученым, значит, всё это передали лишь простые люди, не обладающие никаким знанием.

Затем им можно сказать: чем вы отличаетесь от тех, кто противоречит вам, приводя похожие аргументы в других вопросах?! Например, он говорит вам, что Кордоба больше Кайрауана, и Кордоба – это обитель знания и власти. Кордоба превосходит Кайрауан из-за того, что в ней сосредоточена власть, но в ней никогда не проводились эти проповеди, мольбы и собрания по причине завершения чтения Корана в Рамадане.

Кто-то может спросить: «Совершает ли грех тот, кто совершает всё это?».

В ответ мы скажем: если там не будет криков, и будут присутствовать только мужчины, или же мужчины и женщины, но они будут находиться отдельно друг от друга, и будут слушать поминание Аллаха, и если там не будут нарушаться законы Милостивого Аллаха, то это будет новшеством (бид′а), которое запрещал Малик.

А если все будет происходить так, как происходит в наши дни: мужчины будут смешиваться с женщинами, их тела будут касаться друг друга и люди, в чьих сердца болезнь, смогут прижиматься к другим людям, и люди будут обнимать друг друга, как, например, нам рассказали, что некий человек вступал в близость с женщиной прям в этой толпе людей, и также одна женщина рассказала нам, что к ней прижимался мужчина, и между ними не было ничего, кроме одежды, и много других случаев нечестия и бардака ― всё это является нечестием, и тот, кто стал причиной такого собрания, сам является нечестивцем.

Кто-то может сказать: «Разве не передал ′Абд ур-Раззак в «ат-Тафсир», что Анас ибн Малик, да будет доволен им Аллах, когда завершал чтение Корана, собирал свою семью».

Мы ответим: это – довод против вас. Он молился дома и собирал свою семью при завершении чтения Корана. Какая связь между этим и установлением минбаров, проведением проповедей, смешением мужчин, женщин, детей и невежественных людей, которые становятся причиной многочисленных криков и воплей?! Это удаляет красоту ислама и серьезность веры!

Более того, не передается, что он обращался с мольбами к Аллаху. Он просто собирал членов своей семьи.

Также передается, что ‘Умар, да будет доволен им Аллах, однажды услышал, как некий человек говорит: «О, как же прекрасна желтизна воды, стёкшей с её локтей!». Речь идет о том, что женщина совершила омовение и в воде остались следы шафрана. Услышав эти слова, ‘Умар ударил его кнутом.

Также передаётся, что он запрещал мужчине садиться на место, на котором сидела женщина, после того, как она вставала.

Каждый человек, который признает, что необходимо преграждать все пути, ведущие к запретному, должен признать и то, о чём говорим мы. Если же какие-то ученые отвергли эту основу, то они всё равно будут обязаны порицать ваши поступки, так как во время них имеет место совместное нахождение мужчин и женщин.


[1] То есть так они оправдывают некоторые свои религиозные новшества.

[2] «Икти′ат» заключается в том, что человек завязывает чалму на голове, не опуская ее края ниже своего лица или ниже уровня рта.

[3] Всевышний Аллах сказал о них в Коране: «Разве до них не дошли рассказы о тех, кто жил до них: народе Нуха, адитах, самудянах, народе Ибрахима, жителях Мадьяна и опрокинутых селений (селений народа Лута)? Посланники приходили к ним с ясными знамениями. Аллах не был несправедлив к ним. Они сами поступали несправедливо по отношению к себе». (Сура «ат-Тауба», 70).

[4] Слово «таляххи» происходит от слова «лихья» («борода»). То есть приказал опускать края своей чалмы ниже бороды. А «икти′ат», как уже было сказано, это противоположное понятие. Что же касается хадиса, то, вероятно, он является слабым и приводится лишь в некоторых редких сборниках. А Одному Аллаху известно лучше!

[5] То есть это нечто вроде капюшона. А Аллах знает лучше!

[6] См. начало третьей главы.

Разъяснение того, как нечестие проникло в ряды простых мусульман

Разъяснение того, как нечестие проникло в ряды простых мусульман

Передал Муслим в своем достоверном сборнике, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Поистине, Аллах не забирает знание, просто вырывая его из людей, однако Он забирает знание, забирая ученых, когда же (на земле) не остается ученого, люди начинают избирать для себя невежественных лидеров и задавать им вопросы, а те отвечают без всякого знания, впадая в заблуждение сами и вводя в заблуждение других»[1].

Поразмысли над этим хадисом: в нем указание на то, что порочность приходит к людям не со стороны ученых, а порочность приходит тогда, когда ученые умирают, после чего на вопросы начинают отвечать те, кто не является ученым, и порочность проникает к людям.

‘Умар, да будет доволен им Аллах, немного изменил эти слова и сказал следующую (мудрую фразу с тем же смыслом): «Честный человек никогда не поступает вероломно, однако вероломство приходит тогда, когда начинают доверять тому, кто не честен».

И мы также скажем: «Учёный никогда не вносил новшество, однако люди начали спрашивать неучей, которые впали в заблуждение сами и заблудили других!»[2].

Именно так поступил Раби′а!

Сказал Малик: «В один день Раби′а сильно заплакал, и его спросили: «С тобой случилась какая-то беда?», но он ответил: «Нет, однако начали спрашивать тех, у кого нет знания».

Передал аль-Бухари в своем достоверном сборнике со слов Абу Хурейры, да будет доволен им Аллах, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Перед наступлением (Судного) Часа будут годы вероломства, когда будут верить лжецу и будут обвинять во лжи правдивого, и когда честного будут называть вероломным, а вероломным станут доверять, и тогда заговорят рувейбида»[3].

Сказал Абу ‘Убейд[4]: «Рувейбида – это мелкий и ничтожный человек, который будет говорить о всеобщих делах мусульман».

Передаётся, что ‘Умар ибн уль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, сказал: «Я знаю, когда погибнут люди – они погибнут, когда понимание религии будет приходить от малых, и будут восставать против больших (знатоков религии). Если же понимание религии будет приходить от больших (знатоков религии), а малые будут следовать за ними, то и те, и эти последуют по верному пути»[5].

Сказал ′Абдуллах ибн Мас‘уд: «Люди будут в благополучии, пока будут брать религию от больших (знатоков религии). Если же они начнут брать ее от малых (в знании) и скверных, то погибнут»[6].

Учёные высказали различные мнения относительно того, кого имел в виду ‘Умар, да будет доволен им Аллах, под «малыми».

Сказал ′Абдуллах ибн уль-Мубарак: «Малые – это сторонники религиозных новшеств»[7].

Сказал аль-Хатыб аль-Хафиз Абу Бакр ибн Сабит[8]: «(′Умар) имел в виду малых в возрасте. Это указывает на необходимость изучения религии в детстве. Это слова подобны другим словам ′Умара: «Обучайтесь прежде, чем руководить»[9]. То есть, если вы не приобретёте знания в детстве, прежде чем начать руководить, то потом вы уже постесняетесь учиться, и станете брать знание у недостойных».

И сказал наш учитель аль-Кады Абу-ль Уалид[10]: «Возможно, что под словом «малые» имеются в виду те, у кого нет знаний. Ведь передается, что ′Умар ибн уль-Хаттаб советовался с младшими по возрасту. Он советовался с чтецами Корана, вне зависимости от того, взрослыми они были или юношами.

А, возможно, под словом «малые» имеются в виду те, у кого нет положения в глазах людей, а такое можно сказать лишь о тех, кто отдалился от религии и норм благопристойности. Если же человек придерживается религии и норм благопристойности, то его положение непременно возвысится и станет великим».

Передаётся, что Макхуль сказал: «Обучение глупых людей портит земную жизнь, а обучение ничтожных (подлых людей) портит религию».

И сказал аль-Фирьяби: «Когда Суфьян ас-Саури видел, как необразованные люди записывают знание, его лицо менялось в цвете. Я спросил его: «О Абу ′Абдуллах! Я вижу, что ты, видя, как эти люди записывают знание, страдаешь». Он ответил: «Раньше знание было среди арабов и самых почетных людей, а когда оно перешло от них к этим (имея в виду неграмотных и подлых людей), религия была изменена».

Сказал Суфьян: «Они (праведные предшественники) прибегали к Аллаху за защитой от зла смуты ученого и от зла смуты невежественного праведника, ибо если от них изойдет смута, то она станет смутой для каждого искушенного».

Сказал Уахб бин Мунаббих: «Накопление состояния и посещение правителей из благих дел человека оставляют лишь столько, сколько оставляют два голодных волка, находящихся в загоне с овцами и рыскающих в нем всю ночь до утра»[11].

Сказал Суфьян ас-Саури: «Раньше к правителям заходили только самые избранные и почитаемые люди, которые велели им совершать одобряемое и запрещали им порицаемое. Остальные же люди сидели в своих домах, и от них не перенимали знания и их даже не упоминали. Затем прошло время и к правителям стали входить самые скверные из людей, в то время как лучшие люди сидели в своих домах».

Сказал Мухаммад ибн Сухнун: «У одного обладателя знания был брат, который ходил по ночам к судье и правителю, чтобы поприветствовать их. Когда это дошло до того ученого, он написал (своему брату): «Тот, Кто видит тебя днём, видит и ночью. Это последнее письмо, которое я напишу тебе!».

Сказал Мухаммад: «Когда я рассказал об этом Сухнуну, он удивился и сказал: «Как же скверно, когда люди приходят в собрание ученого, а его нет на месте, и люди говорят, что он – у правителя!».

Сказал Сухнун: «Надлежит не принимать свидетельство того человека, который приходит к судье три дня подряд без нужды».


[1] Муслим, 2673.

[2] Абу Хурейра, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Когда поддержание этого дела* будет поручено неспособным, тогда следует ждать наступления этого Часа!». Передал аль-Бухари, 59.

* ― То есть религии или власти.

[3] На самом деле, аль-Бухари не передал этот хадис. Его передали Ибн Маджа, 4042; аль-Хаким, 4/465, 512; Ахмад, 2/291 и др.

[4] Аль-Касим ибн Саллям аль-Харауи. Скончался в 224 г. х.

[5] Передали аль-Хатыб аль-Багдади в «Насыха ахл иль-хадис», 13; Ибн ′Абд уль-Барр в «аль-′Ильм», 1/158.

[6] Передали ат-Табарани в «аль-Кабир», 8589, 8590; Ибн уль-Мубарак в «аз-Зухд», 815; аль-Хатыб аль-Багдади в «аль-Факых уаль мутафаккых», 2/79.

[7] См. «аз-Зухд», стр. 21, 281.

[8] См. «аль-Факых уаль мутафаккых», 2/79-81.

[9] Передал аль-Бухари в своем достоверном сборнике без упоминания цепочки передатчиков. С полноценной цепочкой передатчиков эти слова передали аль-Хатыб аль-Багдади в «Насыха ахл иль-хадис», 3,4; ад-Дарими в «Сунане», 1/79; Абу Хейсама в «аль-′Ильм», 111.

[10] Абу-ль Уалид аль-Баджи. Скончался в 474 г. х.

[11] Подобное также передается от пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

Ка′б ибн Малик аль-Ансари, да будет доволен им Аллах, передал, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Два голодных волка, запущенных в (стадо) овец, приносят им не больше вреда, чем вред, причиняемый религии человека его стремлением к богатству и почету». Этот хадис передал имам ат-Тирмизи, 2376 и сказал: «Этот хадис хороший, достоверный».

Глава 4 - Упоминание различных новшеств и порицание их учёными. Мелодичное чтение Корана

Глава 4: Упоминание различных новшеств и порицание их учеными

Мелодичное чтение Корана

Мелодичное и музыкальное чтение Корана является новшеством.

Сказал Всевышний Аллах: «Читай Коран размеренным чтением»[1]. То есть читай размеренно, чётко и спокойно. Не торопись, когда читаешь Коран.

Сказал Малик: «Мне не нравится мелодичное чтение (Корана). Я не люблю такое чтение ни в рамадан, ни в другие месяцы, ибо такое чтение подобно музыке, и является насмехательством над Кораном. К тому же люди начинают говорить: «Такой-то читает (Коран) лучше такого-то»[2].

До меня дошло, что девочки обучаются этому чтению подобно тому, как обучаются музыке. Разве ты считаешь, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, читал Коран именно так?!

Передается, что Са′ид ибн уль-Мусеййяб услышал, как ′Умар ибн ′Абд уль-′Азиз излишне мелодично читает Коран, и запретил ему поступать так, и ′Умар прекратил.

Сказал Ибрахим ан-Наха′и: «Они (предшественники) не любили излишне мелодичное чтение (Корана). Когда они читали Коран, они читали его спокойно и грустным голосом».

Сказал ′Абдуллах ибн ′Амр: «В Судный День скажут чтецу Корана: «Читай, читай, читай размеренно, как ты читал его размеренно в ближней жизни!»[3].

Сказал Хузейфа: «Когда вы читаете Коран, читайте его с печалью и не будьте черствы по отношению к нему. Постоянно читайте его и читайте его размеренно».

Сказал Мухаммад ибн Сирин: «Изменение голосов при чтении Корана – новшество!».

Сказал Ка′б: «Коран будут читать люди, чьи голоса будут красивее, чем звуки музыкальных инструментов и чем песни погонщиков верблюдов, но в Судный День Аллах не посмотрит на них».

Сказал Абу Зарр: «Я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, говорил о том, что боится для своей общины людей, которые превратят Коран в свирель. Они будут ставить имамом в молитве не самого знающего из них, а того, кто будет для них петь».

Сказал ′Абдуллах, сын Ахмада ибн Ханбаля: «Я слышал, как отца спросили о мелодичном чтении Корана, и он ответил: «Новшество»».

Сказал Сальман: «Однажды ′Али (ибн Аби Талиб) обратился к нам с проповедью», – и он упомянул длинную проповедь, упомянув грядущую смуту, и сказал: «Во время неё будут нарушаться права Милостивого, а Коран будут петь возбужденно и мелодично».

Что касается людей, читающих Коран мелодично, то они появились в четвертом веке. Среди них Мухаммад ибн Са′ид, аль-Кирмани, аль-Хейсам, Абан и другие. Они были оставлены учеными. Они читали Коран под музыкальный ритм, тянули короткие звуки, укорачивали длинные звуки, огласовывали неогласованные буквы и убирали огласовки с огласованных букв, добавляли и убавляли буквы, чтобы попадать в музыкальный ритм.

Затем они придумали для этого названия и сказали: шазар, набар, тафрик, та′лик, хазз, хозз, замр, заджр, хазф, ташрик, исджах, сыях.

Затем они говорят: «Эта буква выходит из носа, эта – из головы, эта – из груди, эта – с нижней части щеки. Что выйдет из черепа, то – сыях; что выйдет со лба, то – заджр; что выйдет из гланд, то – набар; что выйдет из носа, то – замр; что выйдет из горла, то – хорир и шазр; что выйдет из груди, то – харир».

Для каждого из этих тонов они придумали названия. Например, они сказали: «Это – мотив ас-Саклябий (славянский)».

То есть, например, они читают слова Всевышнего Аллаха: «Когда им говорят, что обещание Аллаха – истина…»[4], и начинают танцевать при чтении аята, как танцуют славянские народы, делая движения своими ногами, на которых браслеты, и хлопая руками в соответствии с ритмом ног, и издавая звуки, подобные звуку хлопанья руками и топанья ногами, – и это всё под рифмованную песню.

Также, например, некоторые люди смотрят на каждое место в Коране, где упоминается ′Иса. Например, слова Всевышнего Аллаха: «Поистине, мессия ′Иса, сын Марьям…»[5]. Или же слова Всевышнего Аллаха: «И вот сказал Аллах: «О ′Иса, сын Марьям…»[6]. И они, читая именно эти аяты, делают такие же голоса, какими голосами поют песни христианские монахи и епископы в церквях.

Они назвали свои мотивы в Коране различными названиями: ан-набатый (набатейский), ар-румий (византийский), аль-хассаний, аль-маккий (мекканский), аль-искандарий (александрийский), аль-мисрий (египетский), аль-каравандий, ар-ра′ий, ад-дибаджий (шелковый), аль-якутий (яхонтовый), аль-′арусий (свадебный), аз-зараджун, аль-марджий, аль-маджусиий, аз-занджий, аль-мунамнам, ас-синдий и многие другие. Мы не будем упоминать их все, чтобы не удлинять книгу.

Они выдумали эти названия в чтении Корана. «Аллах не ниспослал относительно них никакого довода»[7].

Ни чтец из их числа, ни слушатель не ставят цель понимать смысл Корана, понимать приказы, запреты, обещания, угрозы, увещевания, устрашения, приводимые притчи, постановления и другие подобные вещи, которые были ниспосланы в Коране. Они слушают Коран лишь для наслаждения, возбуждения и мелодий, подобных звону струн и звукам свирели. Как сказал Всемогущий и Великий Аллах, порицая курейшитов: «Их молитва возле Дома (Каабы) была всего лишь свистом и хлопаньем в ладоши»[8].

Однако Коран был ниспослан, чтобы люди размышляли над его аятами и старались понять его смыслы.

Сказал Всевышний Аллах: «Это – благословенное Писание, которое Мы ниспослали тебе, дабы они размышляли над его аятами»[9].

Также Всевышний Аллах сказал: «Разве они не размышляют над Кораном?»[10].

Также Аллах сказал: «Ведь (истинными) верующими являются только те, которые когда им напоминают об Аллахе, их сердца страшатся; а когда читаются им Его знамения [аяты Корана], они [аяты] увеличивают в них веру»[11].

Это указывает на запрет мелодичного чтения Корана, которое подобно песням, ибо такое чтение порождает нечто противоположное смирению и удаляет из человека страх и трепет.

Также Всевышний Аллах сказал: «Когда они слышат то, что было ниспослано посланнику, ты видишь, как их глаза переполняются слезами по причине истины, которую они узнают»[12].

То есть эти люди плакали из-за того, что понимали смыслы Корана, а не из-за того, что чтец распевал его как мелодию.

Разве речь идет о стуках ногами, поворачивании по сторонам, движениях головой, криках, воплях, свистах и о хлопанье в ладоши?

Сказал Всевышний Аллах: «Если бы Мы ниспослали этот Коран горе, то ты увидел бы, как она смиренно раскалывается от страха перед Аллахом»[13].

О, если бы они сказали мне, что является причиной появления страха перед Всевышним Аллахом? Мелодичное чтение аль-Кирмани или музыкальное чтение ат-Тирмизи[14]?! Или же речь идет о понимании смыслов Корана, размышлении над его аятами, извлечении его мудростей и удивительных тонкостей?!

Сказал Бахз ибн Хаким: «Однажды я совершал молитву позади Зурары ибн Ауфы, и он прочитал: «Когда же протрубят в Рог, то день тот будет Днем тяжким»[15], и пал замертво. А я был среди тех, кто нес его (тело для погребения)».

Сказал Абу ар-Раби′ Идрис аль-Хауляни: «Абу Бакру аль-Басри был дарован печальный, но красивый голос, а его чтение действовало на сердца. Он приходил к аль-Лейсу ибн Са′ду и читал Коран возле него, а аль-Лейс и его товарищи плакали. Аль-Лейс говорил: «Аллах дал его чтению власть над глазами»».

Однажды некий человек прочёл возле ′Умара ибн уль-Хаттаба: «Когда солнце будет свернуто», и дошёл до слов: «…тогда познает душа, что она принесла»[16]. ′Умар сказал: «В этом и весь смысл!».

Его главной целью было понимание смысла аята, а не мелодии и пение.

Ибн Аби ′Абля рассказывал: «Однажды Умм уд-Дарда приехала к нам из Дамаска в Иерусалим на своей мулице. Когда она проходила горы, она говорила погонщику: «Позволь горам услышать то, что им обещал их Господь», и тогда он подымал свой голос, читая аяты: «Они спрашивают тебя о горах. Скажи: «Мой Господь развеет их и оставит только гладкую равнину. Не увидишь ты на ней ни углубления, ни возвышения»[17].

Малик передал следующее: «Зейда ибн Сабита однажды спросили: «Что ты думаешь о чтении Корана за семь дней?». Он ответил: «Это прекрасно, однако мне любимей читать его полностью за полмесяца или двадцать дней. Спроси меня о причине этого!». Тот человек спросил его о причине этого, и он ответил: «Чтобы останавливаться и размышлять над ним»».


[1] Сура «аль-Муззаммиль», аят 4.

[2] То есть люди перестают обращать внимания на смыслы Корана, а заботятся лишь о том, как прочитать его лучше другого.

[3] ‘Абдуллах ибн ‘Амр, да будет доволен Аллах им и его отцом, передаёт, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Знающему Коран будет сказано (в Судный День): “Читай и возвышайся… Читай размеренно и хорошо, как читал ты в земной жизни, и место твоё будет там, где прочтёшь ты последний аят”». Передали Ахмад, 2/192; ат-Тирмизи, 2914; Абу Дауд, 1464; Ибн Аби Шейба, 10/498, аль-Хаким, 1/552.

Передают, что в Раю столько же ступеней, сколько аятов в Коране, и в Судный день верующему будет сказано: «Поднимайся». И он поднимется на столько ступеней, сколько аятов он читал (знал наизусть) в земной жизни. И если он читал весь Коран, то он поднимется на самую высокую ступень в Раю. А читавший часть Корана поднимется на соответствующее число ступеней и получит награду, соответствующую числу прочитанных им аятов. Некоторые учёные сказали, что если человек поступал согласно Корану, то он как будто постоянно читал его, даже не читая его, а если он не поступал согласно Корану, то он как будто не читал его, даже если он читал его постоянно, и простого чтения и заучивания Корана недостаточно для того, чтобы обрести высокие степени в Раю.

[4] Сура «аль-Джасия», аят 42.

[5] Сура «ан-Ниса», аят 171.

[6] Сура «аль-Маида», аят 116.

[7] Сура «ан-Наджм», аят 23.

[8] Сура «аль-Анфаль», аят 35.

[9] Сура «Сод», аят 29.

[10] Сура «ан-Ниса», аят 82.

[11] Сура «аль-Анфаль», аят 2.

[12] Сура «аль-Маида», аят 83.

[13] Сура «аль-Хашр», аят 21.

[14] Речь не идет об имаме ат-Тирмизи, который был автором известного сборника хадисов. Однако это совсем другой ат-Тирмизи.

[15] Сура «аль-Муддассир», аят 8

[16] Сура «ат-Такуир», аяты 1-14.

[17] Сура «Та Ха», аят 105.

Что такое мелодичное чтение Корана?

Что такое «мелодичное чтение Корана»?

Мы упомянули ранее, что Малик порицал мелодичное чтение Корана.

Сказал Малик: «Мне не нравится сильное повышение голоса при чтении Корана и слишком тихое чтение».

Сказал Нафи′ ибн Аби Ну′ейм (умер в 269 г. х.): «Я слышал, как ′Абдуллаха ибн Хурмуза спросили о сильном повышении голоса при чтении Корана, и он сказал: «Если арабы повышают голос, то Коран тем более заслуживает повышения голоса»».

Сказал Мухаммад ибн Джа′фар: «Во сне мне было запрещено сильно повышать голос при чтении (Корана)».

Речь идет о том, что чтец растягивает буквы, не произносит правильно длинные слоги, излишне произносит гласные звуки, превращая их в буквы. Например, он произносит огласовку «фатха» так, что она превращается в букву «алиф». Или же он произносит огласовку «дамма» так, что она превращается в букву «уау». Или же он произносит огласовку «касра» так, что она превращается в букву «йа».

А еще хуже, когда в слове бывает одна буква «уау», а чтец превращает ее в множество букв «уау». Или же в слове бывает одна буква «алиф», а чтец превращает ее в множество букв «алиф». И именно так он увеличивает любую букву аята, чтобы аят соответствовал его мелодии и ритму. Таким образом, буква теряет тот смысл, который она несла. То есть в соответствии с мелодией и ритмом чтец добавляет и убавляет буквы. Это не относится к речи арабов. Красноречивые арабы и поэты из числа арабов не знали такого.

От аш-Шафи′и переданы разные мнения в этом вопросе.

Аль-Музани передал, что аш-Шафи′и сказал: «Нет ничего страшного в мелодичном чтении и украшении голоса».

Однако ар-Раби′ ибн Сулейман аль-Джизий передал, что аш-Шафи′и запрещал мелодичное чтение Корана.

В качестве довода на те слова, которые передал аль-Музани, ученые привели различные аргументы.

Например, слова посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Украшайте свои голоса Кораном»[1].

Мы ответим: в этом нет довода. Красивое чтение Корана – это размеренное, спокойное и грустное чтение. Мы уже разъясняли, что значит «размеренное чтение». Аят о размеренном чтении разъясняет этот хадис.

Также они привели в качестве довода слова пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Аллах ни к чему не прислушивается так, как прислушивается к пророку, читающему Коран нараспев». Эта версия приведена в достоверных сборниках[2].

В другой версии передано: «…к пророку, красиво читающему Коран нараспев».

′Абдуллах ибн ′Умар передал, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Не из нас тот, кто не читает Коран нараспев (таганна)».

Мы скажем: слово «таганни» может нести один из трех смыслов:

Согласно первому смыслу, оно указывает на отсутствие нужды в чем-то ином[3]. Именно такое разъяснение передал аль-Бухари (№ 5024) от Суфьяна, который сказал: «То есть: не из нас тот, кто не довольствуется Кораном».

Точно также этот хадис разъяснил Абу Убейд. Тот же самый смысл передается и в некоторых стихотворениях.

Передал аль-Кисаи, что женщину из числа арабов спросили о худых козах у неё дома, и она сказала: «Мы довольствуемся ими и ни в ком не нуждаемся (натаганна)».

Передал Ибн Уахб в своей книге «Муватта», что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «О люди! Обучайтесь! (Существует) три вида рук: рука Аллаха – высочайшая, рука дающего – средняя, а рука того, кому дают – нижайшая. Так довольствуйтесь же (таганну) даже самым худшим видом фиников», а затем трижды сказал: «О Аллах, донес ли я?».

И этот хадис ясно указывает на правильность слов Суфьяна.

Согласно второму смыслу, это слово указывает на чтение Корана вслух[4].

Передал Абу Сулейман аль-Хаттаби (умер в 388 г. х.): «»Таганна» означает поднял голос».

Согласно третьему смыслу, это слово указывает на украшение голоса.

Опираясь на это, мы говорим о желательности чтения Корана красивым голосом, а именно речь идет о размеренном и спокойном чтении грустным голосом.

Также в довод они привели то, что передал Бухари (№ 5046), а именно то, что Анаса спросили: «Каким было чтение пророка, да благословит его Аллах и приветствует?». Анас ответил: «Он удлинял (определённые звуки)», после чего прочитал: «Би-сми-Лляхи-р-Рахмани-р-Рахим (С именем Аллаха Милостивого, Являющего милость)», удлинив слова “Би-сми-Лляхи”, и слово “ар-Рахмани”, и слово “ар-Рахим”».

Сказал ′Абдуллах ибн Мугаффаль: «Я видел пророка, да благословит его Аллах и приветствует, который двигался верхом на верблюдице и читал суру «аль-Фатх» мягко и повторяя звуки»[5].

Передал Муслим в своем достоверном сборнике, что Му′ауия ибн Курра рассказывал: «Я слышал, как ′Абдуллах бин Мугаффаль говорил: «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, читал суру «аль-Фатх», когда ехал верхом, повторяя звуки при чтении».

Сказал Му′ауия: «Если бы я не боялся, что люди соберутся вокруг меня, я бы показал вам его чтение». И он передал, что этот красивый тон имел следующее звучание: «А-а-а».

В качестве ответа мы скажем: всё это является доводом против вас, ибо ни в одном из этих хадисов не упоминается мелодичное чтение Корана. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, читал Коран размеренным чтением.

′Аиша рассказывала: «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, читал суру размеренным чтением так, что она становилась длиннее той суры, которая, (на самом деле), длиннее нее»[6].

Это передано от большинства сподвижников, и на это указывает Коран.

Малика спросили о быстром чтении Корана и он ответил: «Есть люди, которым легче читать очень быстро, а когда они читают Коран размеренно, то ошибаются; и есть те, кто не может читать Коран быстро. Каждый читает так, как ему удобнее. Здесь у человека есть выбор».

Сказал аль-Кады Абу-ль Уалид (аль-Баджи): «То есть каждому человеку желательно читать Коран так, как ему легче и удобнее[7]. Быть может, человек начнет стараться читать неестественно и это станет тяжелым для него, и помешает ему много читать Коран. Если же человеку легко читать и так, и так, то ему лучше читать Коран размеренным чтением».

И я видел, как некоторые последовали аш-Шафи′и объединили два его мнения и устранили разногласие. Они сказали, что когда аш-Шафи′и сказал: Нет ничего страшного в мелодичном чтении…», он имел в виду такое чтение, когда чтец не растягивает излишне и правильно произносит все места, где звуки необходимо тянуть. А когда он назвал мелодичное чтение нежелательным, он имел в виду чтеца, который допускает те упущения, которые мы упомянули выше.

Выше в хадисе сказано, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, «повторял звуки при чтении». Если здесь также имеется в виду повторение слов, например, чтец читает аяты устрашения или печали, и повторяет их из-за страха и смирения пред Аллахом, то в этом нет ничего страшного.


[1] Аль-Бара ибн ‘Азиб, да будет доволен им Аллах, передаёт, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Украшайте Коран своими голосами». Передал Абу Дауд, 1468 и др.

[2] Аль-Бухари, 5024; Муслим, 792, со слов Абу Хурейры, да будет доволен им Аллах.

[3] Согласно этому толкованию, хадис переводится так: «Не из нас тот, кто нуждается в чем-то, кроме Корана».

[4] Согласно этому толкованию, хадис переводится так: «Не из нас тот, кто не читает Коран вслух».

[5] Аль-Бухари, 7540; Муслим, 794. Иначе говоря, он намеренно удлинял звуки для большей красоты чтения, но соблюдая все общепринятые нормы. Возможно, это повторение носило непроизвольный характер и вызывалось толчками во время движения верблюдицы, что является менее вероятным.

[6] Муслим, 733.

[7] При условии, что он правильно произносит все буквы.

О том, что надлежит делать при чтении Корана

О том, что не надлежит делать при чтении Корана

Был спрошен Малик о египетских чтецах, вокруг которых собираются люди, и каждый из них читает часть Корана, а чтец исправляет их, и он ответил: «Это прекрасно! В этом нет ничего страшного!».

В другой же раз он счел это нежелательным и порицал это, и сказал: «Читает этот, читает тот, а Всевышний Аллах сказал: «Когда читается Коран, прислушайтесь к нему и молчите – тогда вы будете помилованы»[1].

А что касается чтения по очереди (каждый читает понемногу) – то, что сейчас делается в Александрии, то это порицал Малик и сказал: «Так не поступали люди (раньше)».

Сказал аль-Кады Абу-ль Уалид: «Он счел это нежелательным из-за того, что люди в таких собраниях соперничают друг с другом в заучивании и хвастаются тем, что опережают остальных».

Если люди собираются в мечети или в другом месте и читает им тот из них, кто обладает красивым голосом, то это запрещено. Об этом сказал Малик. Ведь чтение Корана – это поклонение, и лучше заниматься этим наедине с собой. Эти же люди собираются, чтобы привлечь к себе внимание людей и, особенно, получить от них имущество. Это является одним из видов попрошайничества посредством Корана. Необходимо отдалять Коран от подобного.

Что же касается чтения Корана на дорогах, то сказал Малик в книге «аль-′Утбия»: «Если Коран читается немного, то в этом ничего страшного. Если же человек делает это постоянно, то – нет!».

Сказал Сухнун: «Нет ничего запретного в чтении Корана верхом и лежа». У него спросили: «Если человек покидает своё поселение, может ли он читать Коран на ходу?». Он ответил: «Да». У него спросили: «Если человек выходит на рынок, может ли он на ходу читать Коран про себя?». Он ответил: «Мне не нравится, что (человек) читает (Коран) на рынке».

Также его спросили о чтении Корана в бане, на что он ответил: «Баня – это не место для чтения Корана, но если человек прочитает некоторые аяты, то в этом нет ничего страшного».


[1] Сура «аль-А′раф», аят 204.

Изучение смыслов Корана

Изучение смыслов Корана

Из новшеств, которые ввели люди в отношении Корана, заучивание его букв без изучения его смыслов.

Передал Малик в своей книге «Муватта» (1/205), что ′Абдуллах ибн ′Умар изучал суру «аль-Бакара» (№ 2) в течение восьми лет.

Сказали наши учёные: речь идет о том, что он изучал обязательные предписания, религиозные постановления, дозволенные и запретные деяния, обещания и угрозы, которые содержатся в этой суре.

В книге «аль-′Утбия» передано, что Малик сказал: «Однажды ′Умару ибн уль-Хаттабу написали письмо из Ирака и сообщили ему о том, что некие люди выучили наизусть Книгу Всевышнего Аллаха. В ответном письме ′Умар повелел назначить им жалованье из казны. После этого стало много тех, кто решил выучить Коран наизусть, и в следующем году ′Умару написали о том, что Коран выучили семьсот человек. ′Умар ответил: «Я боюсь, что они поспешат учить Коран прежде, чем обретут понимание религии». И он написал, чтобы им более ничего не выделяли».

Сказал Малик: «Он боялся, что они будут неправильно толковать Коран».

Таково положение обучающих Корану в наши дни: ты видишь, как один из них передаёт Коран через сто цепочек (от разных шейхов); он очень четко произносит все буквы, однако при этом является самым невежественным человеком в отношении постановлений Корана. Если ты спросишь его о сущности намерения в омовении, об отсутствии его и его оставлении, он не будет знать ответа, в то время, как он всю жизнь читает: «О те, которые уверовали, когда вы встаёте на молитву, мойте ваши лица и руки до локтей…»[1].

Более того, ты можешь спросить его о самых начальных вопросах, например, спросить его: «Повеление Всевышнего Аллаха указывает на обязательность или желательность, или же воздержание, или же на дозволенность?». Ты спросишь его о понимании этих тонкостей, их последовательности и видах, но он не найдет ответа.

Спросили Малика о ребёнке, который в семь лет выучил Коран, и он сказал: «Я не считаю, что так следует поступать».

Он порицал это, потому что сподвижники не любили поспешность в заучивании Корана без понимания его смыслов.

К этому также относится хадис, который Малик передал от ′Абдуллаха ибн Мас′уда: «Вы живёте в то время, когда много знатоков религии и мало чтецов. В это время оберегаются границы Корана, даже если люди должным образом не произносят его буквы. В это время мало тех, кто просит, но много тех, кто дает. Люди начинают с совершения деяний, а не со следования за страстями. Но наступят такие времена, когда будет мало знатоков религии и много чтецов. Люди будут оберегать буквы Корана, но будут губить его постановления. Будет много тех, кто просит, но мало тех, кто дает, и люди будут начинать со страстей прежде деяний».

Сказал аль-Хасан (аль-Басри): «Этот Коран прочли рабы и дети, у которых нет знания о его толковании, и они начали это дело неправильно. Сказал Всевышний Аллах: «Это – благословенное Писание, которое Мы ниспослали тебе, дабы они размышляли над его аятами и дабы обладающие разумом помянули назидание»[2].

Размышление над его аятами – это лишь следование за его знанием. Клянусь Аллахом, речь не идет о заучивании букв Корана, если при этом человек нарушает границы, установленные в нем. Дошло даже до того, что один из них говорит: «Клянусь Аллахом, я прочёл весь Коран, не пропустив ни одной буквы», но он, клянусь Аллахом, пропустил весь Коран. Не видно Корана ни в его нравах, ни в его поступках. И один из них говорит: «Клянусь Аллахом, я прочитываю целую суру на одном дыхании». Такие не являются чтецами и не являются набожными учёными. Разве чтецы Корана будут говорить подобное?! Пусть Аллах не увеличивает число таких среди людей».

Сказал также аль-Хасан (аль-Басри): «Коран прочли три вида людей:

Первый из них – человек, прочитавший Коран и сделавший его средством наживы. Посредством него он просит то, что у людей, посещая одну местность за другой.

Другие люди читают Коран, очень чётко произнося все буквы, но они при этом губят постановления, содержащиеся в нем, и стремятся посредством Корана получить то, что есть у правителей, и вознестись посредством него над жителями своей страны. Как же много таких среди носителей Корана! Пусть Всевышний Аллах не увеличивает их количества!

Третий вид – человек, который начал с исцеления посредством того, что узнал из Корана. Он использовал его в качестве лекарства для недуга своего сердца, его глаза плакали, и ночами он не спал. Он облачился в печаль и смирение. По причине таких людей Аллах ниспосылает дождь, удерживает врага и отталкивает беду. Клянусь Аллахом, этот вид носителей Корана встречается среди людей реже, чем красный фосфор».

Сказал Всевышний Аллах о тех, кто выучил ниспосланную с неба Книгу, но не знает её постановлений, приказов и запретов: «И среди них [иудеев] есть неграмотные, которые не знают Писания, а (верят они) только мечтам [историям без всякой основы]. И они только предполагают»[3].

Они заучивали Тору наизусть, но не знали тех мудростей и назиданий, которые Всевышний Аллах заложил в этой книге. Поэтому Всевышний Аллах сказал, что у них нет ничего, кроме мечтаний. То есть они только читают Книгу, (не понимая ее смысла).

Всевышний Аллах также сказал: «Те, кому было поручено придерживаться Таурата (Торы) и которые не придерживались его, подобны ослу, который везет на себе много книг»[4].

Аллах сравнил человека, который читает Коран, не понимая его, с ослом, который несет на себе книги.

В толковании этого аята есть два мнения:

Первое: Сказал Ибн ′Аббас: «Им было поручено совершать деяния в соответствии с Книгой Аллаха, и они признали это, но затем не поступали в соответствии с тем, что в ней»,

Второе: Под словом «несет» имеется в виду «хранит». То есть им было вверено то, что в Торе, но они не довольствовались этим.

«…подобны ослу, который везет на себе много книг (асфар)».

Аль-Фарра (умер в 207 г. х.) сказал, что аль-Асфар – это великие книги. Единственное число слова «асфар» — это «сифр». Это слово происходит от слова «исфар».

Сказал Великий Аллах: «И клянусь (ранним) утром, когда оно показывается (асфара)!»[5].

Ведь книга показывает то, что в ней содержится.

Именно так осел несет книги, не зная, что в них. То же самое касается Торы и Евангелия. Эти книги указали иудеям и христианам на пророчество Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, но они не признали его и не стали поступать в соответствии с этим. Таким образом, заучивание этих книг не принесло им пользы.

То же самое касается тех представителей нашей религии, которые выучили Коран, но не понимают его и не поступают в соответствии с тем, что в нем.

Сказал поэт:

«Они несут книги, но у них нет настоящего знания.

Их знание подобно знанию верблюдов.

Клянусь Аллахом, верблюд, выходя утром, не знает,

О том грузе, который на нём, и, возвращаясь домой, не знает, что несет в сосудах».

Также Всевышний Аллах сказал: «Скажи (о, Пророк): «О, люди Писания! Вы нисколько не будете (на истине), пока не будете исполнять Тору и Евангелие и то, что ниспослано вам от вашего Господа [Коран]»[6].

Сказал Суфьян ас-Саури: «Для меня в книге Всевышнего Аллаха нет аята страшнее, чем слова Всевышнего: «Скажи (о, Пророк): «О, люди Писания! Вы нисколько не будете (на истине), пока не будете исполнять Тору и Евангелие». Исполнение Книги Аллаха – это ее понимание и совершение деяний в соответствии с ней».


[1] Сура «аль-Маида», аят 6.

[2] Сура «Сод», аят 29.

[3] Сура «аль-Бакара», аят 78.

[4] Сура «аль-Джуму′а», аят 5.

[5] Сура «аль-Муддассир», аят 34.

[6] Сура «аль-Маида», аят 68.

Запись Корана

Запись Корана

Передаётся в книге «аль-Мустахраджа»: «Малик очень сильно порицал написание Корана несколькими частями в разных (книгах)».

Сказал Малик: «Всевышний Аллах собрал Коран, а они разделяют его».

Однажды Малика спросили: «Можно ли писать в начале суры количество ее аятов?». Малик порицал такое в основных мусхафах. Также Малик порицал расставление огласовок и точек. Что же касается учебных пособий и досок для детей, то он не видел в этом ничего запретного.

Однажды Малика спросили: «Те свитки Корана, которые записываются сегодня, можно ли записывать их по современным правилам?!». Он ответил: «Нет, следует записывать их так, как записывались свитки Корана в первый раз».

Он также сказал: «В начале суры «ат-Тауба» (№ 9) нет слов «с именем Аллаха, Милостивого, Являющего милость» (бисми Лляхи ррахмани ррахим). Эта фраза не была записана, ибо в данном случае она не к месту[1]. Однако на учебных досках в начале всегда пишется «с именем Аллаха, Милостивого, Являющего милость» (бисми Лляхи ррахмани ррахим), вне зависимости от того, начало ли суры пишется затем или середина. Это разрешено, потому что учебная доска не является основным свитком Корана, (на который опираются люди)».

Также Малика спросили: «Почему большие суры были расположены в начале Корана, хотя некоторые другие суры были ниспосланы раньше них?». Он ответил: «Да, это так! Однако я считаю, что (сподвижники) записали свитки так, как они слышали из чтения пророка, да благословит его Аллах и приветствует».

Также было сказано: «Малик считал нежелательным ставить на свитках Корана значки красного или иного цвета, и говорил: «Пусть ставят значки обычными чернилами»».

Другие сказали: «Аль-Хаджжадж ибн Юсуф стал первым писать красным цветом начала сур и ставить красные знаки для указания на различные части Корана».


[1] Так как в данной суре речь идет о сражении и наказании Аллаха.

Религиозные новшества, которые были внесены в мечетях

Религиозные новшества, которые были внесены в мечетях

К этому относятся михрабы[1].

Передал ‘Абд ур-Раззак в «Мусаннафе» (№ 3901): «Однажды аль-Хасан (аль-Басри) навестил Сабита аль-Бунани. Пришло время молитвы и (Сабит) сказал: «Выходи вперед, о Абу Са′ид». Аль-Хасан (аль-Басри) ответил: «Нет, ты выходи вперед!». Сабит сказал: «Клянусь Аллахом, я никогда не буду стоять вперед тебя!». Тогда аль-Хасан вышел вперед, но не стал молиться в той арке, (которая была приготовлена для имама)».

Было сказано: «И порицали молитву в арке для имама ан-Наха′и, Суфьян ас-Саури и Ибрахим ат-Тейми».

Сказал ад-Даххак ибн Музахим[2]: «Первое многобожие, произошедшее среди молящихся, это михрабы».

Но в арке, приготовленной для имама, молились Са′ид ибн Джубейр и Ма′мар (ибн Рашид).

Передается, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Мне не было велено возвышать мечети»[3].

Сказал Ибн ‘Аббас: «Клянусь Аллахом, вы непременно станете украшать мечети».

Передаётся, что Убай ибн Ка‘б и Абу ад-Дарда измерили мечеть, затем пришли к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и оповестили его. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал им: «Пусть (мечеть будет) как беседка, подобная беседке Мусы. (Пусть она будет) из дерева, ибо смерть наступит быстрее, (чем мечеть разрушится)»[4].

Передал аль-Бухари в своем достоверном сборнике, что ‘Умар повелел построить мечеть и сказал: «Пусть она укрывает людей от дождя! Но ни в коем случае не украшай ее красными или желтыми узорами, чтобы не вводить людей в искушение!».

Также (аль-Бухари) передал, (что Анас сказал): «Сначала люди хвастаются друг перед другом мечетями, но затем поклоняется в них лишь малая их часть!».

Сказал Ибн ‘Аббас: «Вы непременно станете украшать мечети подобно тому, как украшают (свои храмы) иудеи и христиане»[5].

Сказал Абу ад-Дарда: «Когда вы станете украшать свитки Корана и ваши мечети, то вас ждут беды!».

Сказал Хаушаб ат-Таи: «Каждая община, совершавшая скверные деяния, украшала свои мечети, и каждая погубленная община была погублена со стороны их учёных»[6].

Сказал ‘Али: «Когда люди начинают украшать свои мечети, их дела портятся»[7].

Основа украшения – это золото. Во всех этих словах речь идет о покрытии мечетей золотом или другими драгоценными металлами.

Иудеи и христиане стали украшать свои храмы после того, как исказили и изменили религию, и перестали совершать то, что велели им их книги. И ваше положение станет таким же, если вы будет искать мирских благ посредством религии  и оставите искренность в деяниях. Вы станете заниматься показным благочестием в мечетях и хвастаться друг перед другом их высотой и украшением.

Однажды Ибн Мас′уд проходил в Куфе мимо расписанной мечети и сказал: «Тот, кто построил эту мечеть, потратил имущество Аллаха на Его ослушание».

Также он говорил: «После вас придут люди, которые будут возвышать глину и принижать религию, откармливать лошадей[8] и молиться в сторону вашей Каабы».

Передал Ибн Уахб, что Малик сказал: «В тот день, когда была возведена мечеть, украшенная золотом и мозаикой, люди порицали это. Они считали, что это отвлекает человека в молитве, ибо он начинает рассматривать эти узоры».

Сказал Малик: «Аль-Уалид ибн ′Абд уль-Малик построил мечеть удивительным образом».

Сказал Ибн уль-Касим: «Я слышал, как Малик упоминал мечеть в Медине и украшение ее стены, направленной в сторону Каабы, и сказал: «Когда это было сделано, люди порицали это, ибо эти узоры отвлекали молящихся, которые смотрели на них». Когда к власти пришёл ‘Умар ибн ′Абд уль-′Азиз, он хотел удалить эти украшения, но ему сказали: «Из этого не выйдет много золота!», и он оставил всё, как есть».

Са′ид ибн ′Уфейр передал в «Тарихе», что ‘Умар ибн ′Абд уль-′Азиз повелел удалить мозаику и золото с мечети Дамаска, продать всё это и занести деньги в государственную казну. Тогда к нему обратились влиятельные жители Дамаска и сообщили ему, как тяжело было мусульманам делать эти украшения во времена правления аль-Уалида. Они делали всё это долгие годы и привозили мозаику из византийских земель. Тогда ‘Умар повелел прикрыть украшения в мечети тонкой хлопчатобумажной тканью, чтобы они не отвлекали молящихся».

‘Умар принял такое решение, когда жители Дамаска донесли до него свое видение, и сказал: «Ответственность за это понесёт аль-Уалид».

После этого до ‘Умара ибн ′Абд уль-′Азиза дошла весть о том, что из Византии (да погубит ее Аллах) прибыл важный патриарх. Он увидел мечеть Дамаска, которая прежде была церковью, ужаснулся и сказал: «Мы не говорили о скорой кончине нашего государства. Клянусь Аллахом, этот дом не был построен ни для нас, ни для других правителей земли при всех мирских благах и развитии, а был построен для них при отсутствии мирских благ. Поистине, у них будет государство, которое продержится долгое время».

Эти слова дошли до ‘Умара ибн ′Абд уль-′Азиза, и он сказал: «Я вижу, что мечеть в Дамаске вселяет ненависть в неверующих», − и он приказал своему писцу сжечь занавеси, (скрывающие украшения).

Однажды Малика спросили: «Является ли порицаемым писать в направлении Каабы в мечети краской что-нибудь, например, аят аль-Курси», или сур «аль-Ихляс», «аль-Фаляк» и «ан-Нас»?». Он ответил: «Мне не нравится, чтобы на той стене мечети, которая находится со стороны Каабы, писали что-нибудь из Корана или делали на них украшения».

Также он сказал: «Это отвлекает молящегося».

Малик порицал даже то, чтобы Коран писали на бумаге. Так что же говорить о стенах (мечети)?!

Сказал Асбаг: «По соседству с Ибн уль-Касимом была мечеть, построенная на запретные деньги, и он не совершал в ней молитву, а ходил в ту мечеть, которая дальше. Он не считал, что в этой мечети дозволено совершать молитву, ибо молитва – важнейшая часть религии, и она больше всего заслуживает того, что быть отдаленной от всего сомнительного».

Сказал Мухаммад ибн Масляма: «Не приходило ничего о достоинстве какой-либо мечети, кроме трех[9], за исключением мечети Куба[10]».

Также он сказал: «Но нежелательно выделять отдельный день для ее посещения, ибо так может возникнуть новшество. Быть может, пройдет время и люди сделают это обычаем для себя или даже обязательным предписанием. Нет ничего страшного в том, чтобы приходить в мечеть Куба в любое время, пока это не становится новшеством».

Также он сказал: «Что касается всех остальных мечетей, то я не слышал ни от кого (из ученых), что он отправлялся в них верхом или пешком так же, как отправлялся в мечеть Куба. И сказал ‘Умар: «Если бы (эта мечеть) была далеко, то мы обязательно отправились бы к ней на верблюдах».

Сказал Ибн Уахб: «Я слышал, как Малика спросили о мечети в Египте, которая называется мечеть аль-хулюк. Ее описывают разными эпитетами, и даже говорят, что в ней видели Хидра. Как ты считаешь, могут ли люди отправляться в эту мечеть намеренно для совершения молитвы именно в ней?». Он ответил: «Нет, клянусь Аллахом».

Сказал Уахб ибн Мунаббих: «Среди того, что Всевышний Аллах внушил Аш′ияу[11], было следующее: «Скажи потомкам Исраиля, чтобы они искали близости ко Мне, принося в жертву овец. До Меня не доходит мясо этих овец и Я не ем его – пусть же ищут близости ко Мне посредством богобоязненности и отказа от убийства тех, кого Аллах запретил убивать. Они строят высокие дома и украшают храмы! Зачем возводить высокие храмы, если Я не живу в них, и украшать храмы, если Я не прихожу в них?! Поистине, Я повелел возводить храмы лишь для того, чтобы в них поминали и славили Меня!».


[1] Михраб – это ниша в стене мечети, обращенная в сторону Каабы, где обычно становится имам во время совершения коллективной молитвы.

[2] Передал ′Абд ур-Раззак, 3902.

[3] Передали Абу Дауд, 448; ′Абд ур-Раззак, 5127; аль-Багауи в «Шарх ус-сунна», 2/348, со слов ′Абдуллаха ибн ′Аббаса, да будет доволен Аллах им и его отцом.

[4] Передал ′Абд ур-Раззак, 5135.

[5] Абу Дауд, 448.

[6] Передал ′Абд ур-Раззак, 5133.

[7] Передал ′Абд ур-Раззак, 5134.

[8] То есть они будут заняты мирским.

[9] Заповедная мечеть в Мекке, мечеть пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и мечеть аль-Акса в Иерусалиме.

[10] Одна из первых мечетей.

[11] Аш′ия ибн Амус упоминается в книгах по толкованию Корана как один из пророков к потомкам Исраиля. См. «Тафсир ат-Табари» (17-362) и др. Однако это имя нигде не упоминается, ни в Коране, ни в достоверной сунне, поэтому невозможно доподлинно знать об этом человеке. Мы не отрицаем известия о нем и не утверждаем их.

Рассказывание историй в мечетях

Рассказывание историй в мечетях

Сказал Малик: «Поистине, мне не нравится рассказывание историй в мечетях».

Также он сказал: «Однажды Тамим ад-Дари сказал ′Умару ибн уль-Хаттабу: «Разреши мне призывать к Аллаху и рассказывать истории в качестве напоминания людям!». ‘Умар ответил: «Нет!». Когда Тамим попросил еще раз, ‘Умар сказал: «Ты хочешь сказать людям: «Я – Тамим ад-Дари, знайте же меня»?».

Также Малик сказал: «Я не считаю, что следует садиться к рассказчикам историй, и, поистине, рассказывание историй (в качестве призыва) – это новшество»[1].

Также он сказал: «Люди не должны встречать рассказчиков историй так, как встречают того, кто произносит проповедь в мечети».

Также он сказал: «Когда рассказчик рассказывал истории, Ибн уль-Мусеййяб и другие вставали и уходили».

Также Малик сказал: «Я запретил Абу Кудаме вставать после молитвы и говорить: «Делайте то-то и то-то».

Сказал Салим: «Обычно Ибн ‘Умара видели за пределами мечети, и он говорил: «Меня заставил покинуть мечеть лишь голос этого вашего рассказчика».

Сказал Абу Идрис аль-Хауляни: «Для меня более любимо видеть в мечети пылающий огонь, чем рассказчика историй».

Сказали наши учёные, да помилует их Аллах: «Истории не рассказывали ни во времена пророка, да благословит его Аллах и приветствует, ни во времена Абу Бакра и ‘Умара, пока не наступила смута, и тогда появились рассказчики историй».

Передается, что однажды ‘Али вошёл в мечеть и вывел из неё рассказчиков историй, сказав: «В нашей мечети не рассказываются истории».

Затем тот рассказчик отправился к аль-Хасану и стал рассказывать ему о благих деяниях и состояниях сердца. Аль-Хасан выслушал его, а затем удалился, но не стал его выгонять.

Однажды Ибн ‘Умар пришёл на своё место в мечети и обнаружил там человека, рассказывавшего истории. Тогда он послал кого-то за стражником, чтобы вывести этого человека из мечети, и стражник вывел его.

Малик ибн Анас рассказывал: «Один человек из числа лицемеров каждую пятницу вставал в мечети и побуждал к покорности посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Однако в день битвы при Хайбаре, он забрал своих людей и не стал сражаться с врагом. Затем он вновь встал в мечети и стал побуждать к покорности посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, повелел прогнать его из мечети».

Сказал Абу ат-Таййях: «Однажды я сказал аль-Хасану: «Наш имам рассказывает истории, собираются мужчины и женщины и громким голосом взывают к Аллаху, и тянут свои руки». Аль-Хасан ответил: «Поднятие голоса во время мольбы – новшество, протягивание рук во время мольбы – новшество, рассказывание историй – новшество».

Однажды Ибн Сирину сказали: «О, если бы ты рассказал своим братьям истории!». Он ответил: «Было сказано: «Не говорит перед людьми никто, кроме правителя, или того, кому приказано, или глупца!». Я не правитель и правитель не приказывал мне, и поэтому я не хочу быть третьим».

Сказал Му′ауия ибн Курра: «Однажды я спросил аль-Хасана аль-Басри: «Что любимей тебе: если я навещу больного или послушаю рассказчика историй?». Он ответил: «Навести своего больного!». Тогда я спросил: «Что любимей тебе: если я провожу похоронную процессию или послушаю рассказчика историй?». Он ответил: «Проводи похоронную процессию!». Тогда я спросил: «Если человек попросил у меня помощи, мне помочь ему или отправиться к рассказчику историй?». Он ответил: «Отправляйся лучше по своим делам!». И, в конце концов, он предпочел это только свободному времяпровождению».

Сказал Дамра: «Однажды я спросил ас-Саури: «Поворачиваться ли нам лицами к рассказчикам историй?». Он ответил: «Поворачивайте к новшествам свои спины».

Абу Ма′мар рассказывал: «Однажды я увидел, как Саййяр Абу-ль Хакам чистит зубы сиваком у дверей мечети в то время, как внутри мечети рассказчик рассказывает истории. Кто-то сказал ему: «О Абу-ль Хакам! Люди смотрят на тебя». Он же ответил: «Мой поступок лучше, чем то, что делают они. Я совершаю сунну, а они − новшество».

Однажды Сулейман ибн Михран аль-А′маш прибыл в Басру и увидел человека, который рассказывает истории в мечети и говорит: «Передал нам аль-А′маш от Абу Исхака то-то и то-то. Передал нам аль-А′маш от Абу Уаиля то-то и то-то».

Аль-А′маш вошел в круг собравшихся людей, поднял руку и начал выщипывать волосы с подмышек. Рассказчик историй сказал ему: «О шейх! Разве тебе не стыдно?! Мы тут заняты знанием, а ты делаешь это?!». Аль-А′маш ответил: «Я в лучшем положении, чем вы». Он спросил: «Как это так?». Аль-А′маш ответил: «Я делаю желательное действие (сунну), а ты лжешь! Я — Аль-А′маш, и я не рассказывал тебе ничего из того, что ты говоришь!». Когда люди услышали эти слова аль-А′маша, они покинули рассказчика, подошли к аль-А′машу и сказали: «Расскажи нам, о Абу Мухаммад!».

Сказал Ахмад бин Ханбаль: «Самые лживые люди – это рассказчики историй и попрошайки. И как же люди нуждаются в правдивых рассказчиках, потому что они напоминают о смерти и мучениях в могилах!». Его спросили: «А ты посещал их проповеди?». Он ответил: «Нет».

Передаётся, что ′Амир ибн ′Абдуллах ибн Кайс, известный как отшельник этой общины, перестал посещать собрания аль-Хасана аль-Басри, а аль-Хасан пришёл к нему домой и обнаружил ′Амира в своём доме с обмотанной головой, а в доме не было ничего, кроме песка. Аль-Хасан сказал ему: «О Абу ′Абдуллах! Мы не видели тебя несколько дней». Он ответил: «Я посещал эти собрания и слышал (в них) путаницу и ошибки. И я слышал, как наши шейхи передавали, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, говорил: «В День Воскресения самая чистая вера будет у тех, кто больше всех размышлял в мирской жизни. А в больше всего в Раю будут смеяться те, кто больше всего плакал в этом мире. И в Последней жизни сильнее всех будут ликовать те, кто больше всего печалился в этом мире!». Я обнаружил, что дом безопаснее для моего сердца, и в нее я лучше могу заставить свою душу совершать то, чего я желаю от нее».

Сказал аль-Хасан: «Он не имел в виду наши собрания, а имел в виду посиделки рассказчиков историй на дорогах, которые путают людей и меняют события местами».

Сказал Ибн уль-Касим: «Первый рассказчик историй в Медине появился после того, как его назначил ′Умар ибн ′Абд уль-′Азиз, а до этого в Медине не было рассказчиков историй».

Сказал Малик: «Раньше не было рассказчиков историй, пока правителем не стал ‘Умар ибн ′Абд уль-′Азиз. Он назначил рассказчика историй и установил для него плату в два динара в месяц».

В разделе про малое омовение в книге «аль-Мудаввана» упоминается, что у ′Умара ибн ′Абд уль-′Азиза был рассказчик историй. То есть тот, кто увещевал и напоминал ему о благом.


[1] Потому что рассказчики историй не обучают людей полезному знанию и правильным убеждениям, а просто рассказывают им различные истории, многие из которых не имеют никакой основы.

Нормы благопристойности, связанные с мечетями

Нормы благопристойности, связанные с мечетями

Сказал Всевышний Аллах: «В домах [в мечетях], которые Аллах дозволил возвести и в которых поминается Его имя, – восхваляют Его там утром и вечером мужи, которых не отвлекает ни торговля, ни продажа от поминания Аллаха, совершения молитвы, выплаты закята. Они боятся дня [Дня Суда], когда (от великого страха) перевернутся и сердца, и взоры»[1].

Эти аяты указывают на то, что мечети были возведены лишь для деяний, связанных с вечной жизнью, а не этим миром.

Имам Малик порицал, когда в мечети ставили сундуки для милостыни, и считал это получением мирского удела.

Спросили Малика о еде в мечети, и он ответил: «Если это нечто малое, как, например, савик[2] или малое количество еды, то я надеюсь, что в этом нет ничего страшного. Однако мне любимей, если он выйдет за двери мечети. Что касается употребления большого количества еды, то мне это не нравится, даже если это происходит во дворе мечети».

Сказал Малик: «Мне не нравятся веера в передней части мечети, которыми охлаждаются люди».

Также он сказал: «Раньше так не поступали, и я не разрешаю людям приносить с собой веера, чтобы охлаждаться ими».

Также сказал Малик о том, кто ест мясо в мечети: «Разве он не выходит, чтобы помыть руки?». Ему ответили: «Да, (выходит)». Он сказал: «Пусть тогда выходит (сразу) и ест (на улице)».

Он также сказал: «Мне не нравится, когда в мечети говорят на иностранном языке».

Он также сказал: «Это по причине того, что иностранные языки были названы обманом».

Далее он сказал: «Нельзя совершать ничего из обмана в мечети».

Затем он также сказал: «А в отношении того, кто знает арабский язык, этот запрет ещё сильнее».

Малик также сказал: «Мне не нравится, когда строят мечеть, а сверху еще поселяются люди со своей семьей. Также пусть человек не стрижет ногти в мечети и пусть не подстригает в ней усы, даже если он забирает (состриженные ногти и волосы) с собой. Мне также не нравится, когда чистят зубы в мечети по причине того, что люди бросают в мечети остатки сивака»[3].

Он также сказал: «Мне не нравится, когда полощут рот в мечети. Если человеку нужно сделать это, то пусть выйдет».

Что касается ночевки в мечети, то мы скажем следующее:

Малик разрешал ночевать в мечети чужеземцам, но не тем, кто находится в своем городе.

Сказал Ибн уль-Касим в «аль-′Утбия»: «Нет ничего запретного, если в мечети ночует бедный житель города, но это не касается того, у кого есть жилище».

Передал Ибн Хабиб от Ибн Уахба, который сказал: «Пусть не спит в мечети юноша».

Сказал Малик: «В мечети ночевали бедные сподвижники, жившие под навесом (ахлю ссуффа), и другие люди, ибо у них не было домов».

Сказал Ибн ‘Умар: «Во времена пророка, да благословит его Аллах и приветствует, только мечети были местом моей ночевки и моим убежищем».

Передается, что ′Ата ибн Аби Рабах ночевал в мечети сорок лет.

В хадисе пришло, что кто-то спросил: «О посланник Аллаха! Ты разрешаешь мне стать монахом?»[4]. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, ответил: «Да!».

Сказал Ибн Хабиб: «Нет ничего страшного в том, чтобы лежать в мечети на спине для отдыха».

Также он сказал: «Нет ничего страшного в отдыхе и сне днём в мечети даже для жителя города. И нет ничего страшного в том, что в мечети ночует путник или тот, кого постигли какие-либо сложности. Однако не следует превращать мечеть в свое жилище, за исключением человека, который полностью посвятил себя поклонению и остается в мечети для совершения ночных молитв. Нет ничего страшного в том, что такой человек постоянно находится в мечети, если он совершает омовение и кушает за ее пределами».

Пришло в хадисе: «Поистине, Всевышний Аллах говорит: «Я хочу наказать Своих рабов, но затем смотрю на тех, кто оживляет мечети, сидит с Кораном и был рожден в исламе, и Мой гнев утихает»[5].

Передал ′Аббад ибн Тамим от своего дяди, что тот видел, как пророк, да благословит его Аллах и приветствует, лежит в мечети на спине, положив одну ногу на другую[6].

Сказал Ибн уль-Мусеййяб: «‘Умар и ′Усман делали так».

Однажды спросили Малика о человеке, который установил для себя ложе в мечети, на котором он сидит, или подушку, на которую он опирается при сидении. Он ответил: «Этого не совершали те, кто были до нас, и мне это не нравится».

Он давал послабление относительно циновки и ковриков, и говорил: «В нашей мечети люди использовали эти в качестве ковров и для того, чтобы согреваться от холодных камешков в очень холодные дни».

Также он сказал: «Гроздь фиников висела в мечети во времена посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в месте, в котором были бедные гости пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и они ели с неё. Я считаю прекрасным развешивать грозди фиников в мечетях в странах, где они растут».

Также Малика спросили о человеке, который бывает во время рамадана в мечети и ему приносят еду, и он ответил: «Если это нечто малое, как, например, савик[7] или малое количество еды, то я надеюсь, что в этом нет ничего страшного. Что касается мяса и различных блюд, то мне это не нравится!».

Его спросили: «А если это происходит во дворе мечети?». Он ответил: «Двор мечети относится к мечети».

Также Малик считал нежелательным то, что имам ест в мечети. У него спросили:   «Но некоторые имамы угощают людей ужином в мечети». Он ответил: «Тот, кто кормит людей в мечетях, не является имамом».

Ашхаб рассказывал: «Спросили Малика о тех, кто отпускает пост во время рамадана пирожными, финиками без косточек и изюмом, и он ответил: «Мне это не нравится. Что вы поделаете с остатками пищи и полосканием рта?». Ему сказали: «Остатки мы сложим в салфетки, а чтобы прополоскать рот, мы выйдем из мечети». Он сказал: «Если дело обстоит так, то я надеюсь, что это простительно».

Ибн Уахб передал, что Малик сказал: «Мне более любимо, чтобы человек вышел за двери мечети и поел и попил там».

Сказал Ибн ′Абд уль-Хакам: «Я слышал, как Малика спросили о воде, которой поят людей в мечети: «Как ты считаешь, мы можем пить ее?». Он ответил: «Да, ведь это сделано для тех, кто испытывает жажду, а не только для бедняков. Почему же нам не пить эту воду? Люди не переставали делать так в этом месте и в других мечетях».

Сказал Ибн Хабиб: «Я видел, как бурдюк с пресной водой висел в мечети посланника, да благословит его Аллах и приветствует, на маленьком камешке, а под ним были деревянные стаканы, и кто желал, тот пил воду».

Сказал Ибн уль-Касим: «Я видел, как Малик пил воду в мечети».

Сказал Ибн Хабиб: «Точно также поступал и Ибн уз-Зубейр в Заповедной мечети (в Мекке), и я видел, как Ибн уль-Маджишун и другие учёные Медины пили воду в мечети».

Имам Малик порицал убийство и погребение под землю мелких насекомых в мечети. Также он не стряхивал их со своей одежды и не убивал их сандалиями в мечети.

Сказал Малик о совершающем и′тикаф[8]: «К нему не должен заходить цирюльник, чтобы постричь его волосы и ногти».

Сказал Ибн уль-Касим: «Он порицал это по причине высокого положения мечетей».

Передали Ибн Хабиб и Ибн уль-Касим, что Малик запрещал убивать и погребать вшей и блох в мечети.

Сказал Ибн Хабиб: «Мутарриф сообщил мне, что блохи были менее значительным для Малика, чем вши. (Он говорил): «Пусть (человек) завернёт их в материю, чтобы выбросить их снаружи».

Однажды пророк, да благословит его Аллах и приветствует, увидел на стене в направлении Каабы мокроту или плевок и удалил их[9].

Передал Анас ибн Малик, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Плевать в мечети грешно, а искупление этого прегрешения состоит в том, чтобы закопать плевок[10]»[11].

Сказал Малик: «Я не считаю дозволенным плевать на циновку в мечети и затем протирать плевок ногой. Нет ничего страшного в плевке под циновку, а если в мечети есть мелкие камешки, то нет ничего страшного в том, чтобы вырыть ямку, плюнуть туда и зарыть».

Сказал Ибн уль-Касим: «Если же в мечети нет мелких камешков, под которыми можно зарыть слюну, то нельзя в ней плевать».

Спросили Малика о высмаркивании в сандалии, и он ответил: «Если мокрота не попадает на циновку, то в этом нет ничего страшного, а если попадает, то пусть не высмаркивается в сандалии».

Сказал Мухаммад ибн Масляма: «Люди с самых первых времен высмаркивались и плевали в мечети, и до того, как в мечетях были мелкие камешки, и после этого. Малик сообщил мне, что первым, кто покрыл пол мечети мелкими камешками, был ‘Умар ибн уль-Хаттаб, а до этого люди сплевывали слева от себя».

Также он сказал: «Малик давал фетву о дозволенности плевка в мечети, пол которой не был покрыт мелкими камешками».

Также спросили Малика о тех, кто настойчиво попрошайничает в мечети, и он сказал: «Я считаю, что им надо запретить это».

Другие сказали, что запрещено давать им милостыню.

Передал Малик в своей книге «Муватта»: «Если мимо ′Ата ибн Ясара проходил тот, кто продает в мечети, он подзывал его и спрашивал: «Что у тебя и что ты за это хочешь?». Если тот человек говорил ему, что хочет продать товары, ′Ата говорил: «Тебе надлежит отправиться на рынок мирской жизни, ведь, поистине, здесь рынок Последней жизни».

Сказал аль-Кады Абу-ль Уалид: «Деяния, совершаемые в мечети, бывают двух видов: деяния, которые приближают к Аллаху, и деяния, которые не приближают к Нему.

Деяния, которые приближают к Аллаху, это, например, молитва, чтение Корана, поминание Аллаха. Также сюда относятся научные уроки и дискуссии о знании.

А то, что не приближает к Аллаху, также бывает двух видов: дела и слова.

Что касается дел, то это, например, торговля, еда, изготовление каких-либо предметов и т. п.».

Что касается торговли, то передал Ибн уль-Касим от имама Малика в «аль-Маджму′а», что он сказал: «Нет ничего страшного, если человеку отдадут золото в мечети, а что касается торговли и обмена, то я этого не люблю».

Он имел в виду небольшое количество золота, маленькую вещь, передача которой не требует много времени. А что касается большого количества золота, которое нужно хранить и измерять и передача которого займет много времени, то в таком случае это становится порицаемым.

Сказал Малик в «аль-Мабсут»: «Я не люблю, чтобы кто-нибудь выставлял свой товар в мечети для продажи. Что касается того, чтобы торговаться с человеком касательно вещей, которые на нем, или касательно товара, который он прежде видел или знает, то нет ничего страшного в завершении такой сделки».

Сказал Мухаммад ибн Масляма: «Не следует кому-либо продавать или покупать в мечети ни присутствующий товар, ни отсутствующий товар.

Что касается запрета торговых сделок с присутствующим товаром, то это потому, что мечеть не является местом для выставления товаров напоказ. Если разрешить это, то мечеть непременно превратится в рынок.

Что касается сделок с отсутствующим товаром, как например: продажа зданий, каменных скамеек и навесов и им подобных вещей, то это также порицаемо по причине шума и болтовни, которые возникают при этом.

На это указывают слова Всевышнего: «В домах [в мечетях], которые Аллах дозволил возвести и в которых поминается Его имя, – восхваляют Его там утром и вечером мужи, которых не отвлекает ни торговля, ни продажа от поминания Аллаха, совершения молитвы, выплаты закята. Они боятся дня [Дня Суда], когда (от великого страха) перевернутся и сердца, и взоры»[12].

Среди учёных были те, кто посчитал порицаемым покупать в мечети бурдюк с водой, для того, чтобы поставить его в качестве милостыни, сказав: «Пусть выходит за двери мечети и покупает там, а затем ставит в качестве милостыни».

Пришло в хадисе: «Не наступит Судный День, пока люди не начнут заключать торговые сделки в мечетях».

Передал аль-Бухари[13], что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, однажды услышал, как некий человек расспрашивает о своей пропаже в мечети, и сказал: «О разыскивающий, пусть другой найдёт (то, что ты ищешь)!».

Передал Муслим в своем достоверном сборнике (№ 569), что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, однажды услышал, как некий человек разыскивает свою верблюдицу в мечети, и сказал: «Да не вернёт тебе ее Аллах! Поистине, мечети были построены не для этого».

Сказал Малик в «аль-Мабсут»: «Если человек разыскивает пропажу, не объявляя об этом громко, то в этом нет ничего страшного, ибо это просто разговор между людьми, а разговор между людьми не запрещен».

Что касается написания текстов мечети, то передал Ибн уль-Касим от Малика в «аль-Маджму′а» относительно написания чего-либо внутри мечети: «Если писать мало, то можно, а то, что пишется долго, я не люблю».

Согласно Мухаммаду ибн Масляме, в мечети вовсе нельзя писать, будь текст малым или большим.

Сказал аль-Кады Абу-ль Уалид: «Я не вижу ничего плохого в записи свитков Корана в мечети».

Он также сказал: «Если человек аккуратен, пишет свитки Корана и оберегает мечети (от чернил), то внешне это кажется разрешенным».

Что касается обучения детей в мечети, то порицал это Сухнун по двум причинам:

Во-первых, дети плохо остерегаются нечистот (наджасы).

Во-вторых, обучение детей — это профессия и заработок.

Сказал аль-Кады Абу-ль Уалид: «Если взять эту основу, то из неё вытекает запрет записывать свитки Корана в мечети».

Сказал Ибн Хабиб: «Нежелательно запускать детей в мечеть и обучать их там, кроме как если они будут заходить в неё для совершения молитвы, а затем выходить».

Другие сказали: «Обучение детей за плату – это заработок, который является одним из видов торговли. И это запрещено (в мечети). Но разрешено приводить ребенка в мечеть, если его перед этим обучили нормам благопристойности, и если он из-за своего малого возраста не балуется, а затем сразу покидает мечеть».

Что касается шитья и других дел, которые не связаны с поклонением, то Сухнун сказал: «Не следует сидеть в мечети для шитья». Отсюда следует, что и другие подобные дела имеют такое же положение.


[1] Сура «ан-Нур», аяты 36-37.

[2] Савик — походное блюдо быстрого приготовления. Его основу составляла пшеничная или ячменная крупа, проваренная с жиром, мёдом или финиками, которую перед употреблением увлажняли.

[3] Если человек на пачкает кусками сивака мечеть, то нет ничего запретного или нежелательного в использовании сивака в мечети. А Аллах знает лучше!

[4] Не имеется в виду христианское монашество. Имеется в виду: ты разрешаешь мне переехать жить в мечеть и проводить всё своё время в ней. Однако данный хадис не является достоверным. Ученые сказали, что у него вообще нет никакой основы. А Аллах знает лучше!

[5] Хадис слабый. А Аллах знает лучше!

[6] Аль-Бухари, 475; Муслим, 2100.

[7] Савик — походное блюдо быстрого приготовления. Его основу составляла пшеничная или ячменная крупа, проваренная с жиром, мёдом или финиками, которую перед употреблением увлажняли.

[8] И’тикаф — период неотлучного пребывания в мечети в течение определённого времени с целью постоянного поклонения Аллаху, когда человек покидает её только в силу крайней необходимости, например, для удовлетворения своих естественных потребностей, участия в похоронах мусульман, а также по иным уважительным причинам.

[9] Аль-Бухари, 406; Муслим, 547 со слов ′Абдуллаха ибн ′Умара, да будет доволен Аллах им и его отцом.

[10] Раньше в мечетях были земляные полы.

[11] Аль-Бухари, 415; Муслим, 552.

[12] Сура «ан-Нур», аяты 36-37.

[13] На самом деле, этот хадис передал ′Абд ур-Раззак в «Мусаннафе», 1722, 1723. И передал имам Муслим, (№ 568) со слов Абу Хурейры, да будет доволен им Аллах, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Пусть тот, кто услышит, как (какой-нибудь) человек, расспрашивает в мечети о пропаже, скажет: «Да не вернёт тебе этого Аллах!», ибо, поистине, мечети были построены не для этого».

Площадки при мечети

Площадки при мечети

Передал Малик ибн Анас, что ‘Умар ибн уль-Хаттаб построил площадку при мечети, назвал её «аль-Батха» (или: «аль-Бутейха») и сказал: «Кто хочет шуметь, читать стихи или повышать голос, тот пусть выходит на эту площадку».

Всё дело в том, что ‘Умар увидел, что люди сидят и говорят в мечети, и, возможно, их разговоры переходят даже в шум, с разных сторон слышны различные голоса и люди говорят громко; некоторые читают стихотворения, а другие разглагольствуют о ближней жизни. Именно тогда он решил построить площадку высотой в локоть, оградил ее небольшим забором и засыпал ее пол мелкими камнями. Эта площадка прилегала к мечети. Он построил ее для того, чтобы люди в мечети занимались исключительно поминанием Всевышнего Аллаха.

Ас-Саиб рассказывал: «Однажды, когда я находился в мечети, кто-то кинул в меня мелкие камешки, а когда я обернулся, то увидел ′Умара ибн уль-Хаттаба. Он сказал мне: «Ступай и приведи тех двоих!», и я привел двух человек, (на которых он указал). Он спросил их: «Кто вы и откуда?». Они ответили: «Мы из жителей Таифа». ′Умар сказал: «Если вы были бы из этого города (Медины), то я непременно наказал бы вас. Вы поднимаете свои голоса в мечети посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует?! Поистине, мы не поднимаем голоса в этой нашей мечети!»[1].

Сказал Ибн уль-Касим в «аль-Мабсут»: «Я видел, как Малик порицал своих товарищей (или учеников) за то, что они повышали голоса в мечети».

Мухаммад ибн Масляма объяснил это двумя причинами:

  1. Мечеть должна очищаться от подобного этому, потому что нам велено возвышать и возвеличивать ее;
  2. Мечети построены для молитвы. Нам велено приходить на молитву со спокойствием и степенностью, а место, в котором она проводится, в первую очередь заслуживает этого.

Сказал Малик в «аль-′Утбия»: «Когда ‘Умар ибн уль-Хаттаб сидел в мечети, вокруг него собирались люди, и он рассказывал им военные истории, а они рассказывали ему хадисы».

В другой версии сказано: «…а они рассказывали ему хадисы пророка, да благословит его Аллах и приветствует».

Отсюда следует, что нет ничего страшного в разговоре, в котором нет шума и повышения голоса. Особенно, нет ничего греховного в рассказах о военных событиях и походах.

Передаётся, что одна из мечетей поднялась на небеса, чтобы пожаловаться на людей, которые, находясь в ней, говорят о мирском. Там ее встретили ангелы и сказали: «Мы посланы, чтобы погубить вас!»[2].

Также передаётся, что ангелы жалуются Всевышнему Аллаху на зловонный запах, который исходит из уст злословящих и тех, кто говорит в мечети о мирских вещах.

Также передаётся, что однажды пророк ′Иса, мир ему, проходил мимо людей, которые спорили в храме, и стал бить их, говоря: «О сыновья гадюк! Вы превратили храмы Аллаха в рынки! Поистине, они являются лишь рынком Последней жизни».

Малик разрешил подвергать людей легкому воспитательному наказанию плетьми (та′зир) в мечети. Что же касается таких наказаний, где много ударов, а также наказаний за тяжкие грехи, то они не проводятся в мечети.


[1] Аль-Бухари, 470.

[2] Данная история похожа на вымышленную, а Аллах знает лучше.

О собрании людей в других местностях в день Арафата

О собрании людей в других местностях в день ′Арафата[1]

Сказал Ибн Уахб: «Я спросил Малика о собраниях в день ′Арафата: жители города собираются в своей мечети, а имам приглашает людей, которые обращаются с мольбами к Всевышнему Аллаху за людей вплоть до захода солнца. Малик ответил: «Мы не знаем такого (в религии), но люди в наше время делают это».

Сказал Ибн Уахб: «Я слышал, как Малика спрашивали о собрании людей в мечети в день ′Арафата после послеобеденной молитвы (′аср). Они собираются так для обращения к Аллаху с мольбами. Он ответил: «Раньше люди не поступали так. Поистине, начала всех этих вещей относятся к религиозным новшествам!».

Сказал Малик в «аль-′Утбия»: «Мне не нравится, чтобы жители местности в день ′Арафата собирались в мечетях для обращения к Аллаху с мольбами. Если люди соберутся вокруг кого-нибудь для обращения к Аллаху с мольбами, то пусть этот человек уйдет. Мне любимей, чтобы он сидел в своем доме, а когда наступит время молитвы, пусть вернётся и молится в мечети».

Передал Мухаммад ибн Уаддах, что однажды люди собрались после послеобеденной молитвы (′аср) в день ′Арафата в мечети пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и стали взывать к Аллаху. Тут вышел Нафи′, вольноотпущенник Ибн ‘Умара, и сказал: «О люди! То, что вы совершаете, является новшеством, а не сунной. Я застал людей (то есть сподвижников), и они так не поступали».

Сказал Малик ибн Анас: «Я видел, как люди, с которых брали пример, вечером в день ′Арафата оставались у себя в домах».

Также он сказал: «Поистине, начала всех этих вещей относятся к религиозным новшествам! Мне не нравится, когда ученый муж, садится в мечети в это время, ибо я боюсь, что люди последуют его примеру. Пусть такой человек сидит дома!».

Сказал аль-Харис ибн Мискин (умер в 250 г. х.): «Я видел, как аль-Лейс ибн Са′д уходил домой после послеобеденной молитвы (′аср) в день ′Арафата, и возвращался в мечеть уже ближе к вечерней молитве (магриб)».

Сказал Ибрахим ан-Наха′и: «Собрания в день ′Арафа – это внесенное (в религию) дело».

Сказал ′Ата аль-Хурасани: «Если можешь вечером в день ′Арафата остаться наедине с собой, то сделай это».

И Абу Ваиль не приходил вечером в день ′Арафата в мечеть.

Знайте, да помилует вас Аллах, что эти имамы знали о достоинстве мольбы в день ′Арафата, однако они знали, что это касается лишь тех, кто находится на ′Арафате, а не тех, кто находится в других местах. Если же человек находился наедине с собой и вдруг искренне захотел обратиться с мольбой ко Всевышнему Аллаху, то они не запрещали ему делать это. Однако они ненавидели новшества в религии. Они не хотели, чтобы простые люди подумали, что, согласно сунне, следует собираться в день ′Арафата во всех городах для обращения с мольбами к Аллаху. Если допустить такое, то в религию будет внесено то, что не из нее.

Я был в Иерусалиме, и, когда наступал день ′Арафата, крестьяне и многие местные жители не выходили на работу, а собирались в мечети, поворачивались к Каабе и громким голосом просили Аллаха, как будто они находились на ′Арафате.

Я часто слышал от них там, что тому, кто совершит подобное в Иерусалиме четыре раза, это заменит паломничество (хадж). То есть они сделали этой первым шагом к удалению обязанности совершения хаджа к заповедному дому Аллаха (Каабе).

Передал Аль-Малики в книге «Рияд ун-нуфус», что знаток фикха Яхья ибн ‘Умар аль-Андалюси (умер в 289 г. х.) однажды посетил в Кайрауане место, где жили ткачи. Когда наступали десять дней (месяца зуль-хиджжа), они громко произносили: «Превелик Аллах» и «Нет истинного бога, кроме Аллаха!». Он стал запрещать им это, но они не слушали его, хотя он был очень строгим человеком в повелении одобряемого и удерживании от порицаемого.

Сказал Аль-Малики: «Он обратился с мольбой к Аллаху против них, и через некоторое время их дома опустели».


[1] День ′Арафата — 9-ый день месяца зуль-хиджжа. В этот день паломники собираются на горе Арафат, нахождение на которой является одним из обрядов хаджа. Со временем возникло такое новшество, что люди, которые не находятся в хадже, также начинают собираться в этот день в своих городах, считая это благим поступком.

О срединной ночи месяца шабан

О срединной ночи месяца ша′бан

Сказал Всевышний Аллах: «Ха Мим. Клянусь ясной Книгой [Кораном]! Поистине, Мы ниспослали его в ночь благословенную; поистине, Мы увещеваем (людей)»[1].

Знайте, да помилует вас Аллах, что среди учёных присутствует два мнения относительно этой ночи:

Некоторые из них сказали, что речь идет о срединной ночи месяца ша′бан.

В качестве довода они опирались на то, что передается от ′Али ибн Аби Талиба, да будет доволен им Аллах, что пророк сказал: «Когда наступает срединная ночь (месяца) ша′бан, проводите ее в молитвах и поститесь на следующий день после нее. Ведь, поистине, Всевышний Аллах нисходит на ближнее небо к заходу солнца и говорит: «Есть ли просящий о прощении, чтобы Я простил ему?! Есть ли испытанный, чтобы Я исцелил его?! Есть ли просящий удела, чтобы Я даровал ему удел?!», и так продолжается до появления зари»[2].

Этого мнения придерживался ′Икрима, вольноотпущенник Ибн ‘Аббаса. Он сказал: «Это – срединная ночь месяца ша′бан. В эту ночь решаются дела года и записываются умершие, живые и паломники, после чего к ним никто не добавляется и от них никто не убавляется»[3].

′Усман ибн уль-Мугыра передал, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Сроки жизни записываются каждый год в месяце ша′бан, и бывает даже так, что человек женится и у него рождается ребенок, но его имя уже записано среди мертвых»[4].

Однако сказали Катада, Ибн Зейд, Муджахид, аль-Хасан, Абу ′Абд ур-Рахман ас- Сулями и большинство учёных Ирака, что речь идет о Ночи Предопределения (лейлят уль-кадр).

Всевышний Аллах ниспослал Коран в ночь предопределения из Хранимой Скрижали на ближнее небо, а затем на протяжении дней и ночей ниспосылал его Своему пророку.

Они сказали: «В Ночь Предопределения месяца рамадан записываются все жизненные сроки, дела, надел и всё, что произойдет в этом году».

Сказал Са′ид ибн Джубейр: «В ночь предопределения паломникам предопределяется паломничество (на следующий год), и записываются имена всех паломников и имена их отцов, после чего это количество не увеличивается и не уменьшается».

Сказал Хиляль ибн Ясаф: «Ожидайте предопределение в месяц рамадан».

Учёные мусульман придерживаются именно этого мнения.

Передал Ибн Уаддах, что Зейд ибн Аслям сказал: «Мы не застали никого из наших шейхов и знатоков фикха, которые обращали бы внимания на срединную ночь месяца ша′бан. Они также не обращали внимания на хадис Макхуля[5] и не считали, что эта ночь имеет какое-либо достоинство над другими».

Сказали Ибн Аби Мулейке, что Зияд ан-Нумейри говорит: «Награда за срединную ночь месяца ша′бан подобна награде за Ночь Предопределения». Ибн Аби Мулейка сказал: «Если бы я услышал его, и у меня в руке была бы палка, я непременно бы ударил его».

Этот Зияд был рассказчиком историй.

Доводом на правильность этого мнения являются слова Всевышнего: «Поистине, Мы ниспослали его [Коран] в ночь предопределения!»[6].

А также слова Всевышнего: «Ха Мим. Клянусь ясной Книгой [Кораном]! Поистине, Мы ниспослали его в ночь благословенную; поистине, Мы увещеваем (людей)»[7].

Весь Коран целиком был ниспослан в ночь предопределения из Хранимой Скрижали на ближнее небо в «дом величия». Джибриль продиктовал его ангелам-посланцам[8]. Затем Джибриль низводил его пророку Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует, частями. Коран ниспосылался на протяжении двадцати трех лет.

Разве ты не видишь, что Аллах назвал эту ночь благодатной[9]?! Благодать (барака) – это отличительная особенность ночи предопределения, ведь она лучше тысячи месяцев. Это и есть благо, благодать (барака) и прощение Аллаха.

Также на это указывает название этой ночи «кадр» («предопределение»). Слово «кадр» происходит от слова «такдир» («предопределение»), ибо в нее предопределяются дела. То есть в эту ночь Всевышний Аллах предопределяет предопределение на весь год.

А некоторые сказали, что слово «кадр» означает «величие». То есть «лейлят уль-кадр» — это ночь величия и важного положения.

Некоторые сказали, что эта ночь называется «кадр» («величие, важное значение»), потому что все праведные дела верующего в эту ночь имеют важность и высокое положение у Всевышнего Аллаха, ибо все они будут приняты.

Некоторые сказали, что эта ночь называется «кадр» («величие, важное значение»), потому что тот, кто не обладал величием до этого, получит величие, если проведет эту ночь в поклонении.

Все эти смыслы указывают на «благодать» (бараку). Отсюда мы понимаем, что в словах Всевышнего Аллаха «поистине, Мы ниспослали его в ночь благословенную» речь идет о ночи предопределения (в месяц рамадан).

Сказал мне Абу Мухаммад Аль-Макдиси: «У нас в Иерусалиме никогда не совершали молитву «ар-рагаиб», которую сейчас совершают люди в месяцах раджаб и ша′бан. Впервые это новшество пробралось к нам в начале 448 года хиджры. Тогда к нам в Иерусалим прибыл человек из Наблюса, известный как Ибн Аби-ль Хамра. Он красиво читал Коран. И вот он встал и совершил молитву в мечети аль-Акса в срединную ночь месяца ша′бан, и в этот раз позади него встал молиться еще один человек, а затем к ним присоединился третий, четвертый, а когда он закончил молитву, позади него было уже очень много людей.

Затем он прибыл к нам на следующий год, и с ним уже совершило молитву огромное количество людей. Эта молитва получилась известность в мечети аль-акса и в домах людей, а затем она утвердилась как сунна (пророка) вплоть до наших дней».

Я спросил его: «Но я видел, как ты совершаешь эту молитву с коллективом людей?!».

Он ответил: «Да, я прошу прощения у Аллаха за это!».

Затем он сказал: «Что касается молитвы в месяц раджаб, то она появилась у нас в Иерусалиме после 480 г. х. До этого мы не видели и не слышали о ней!».


[1] Сура «ад-Духан», аяты 1-3.

[2] Передали Ибн Маджа, 1388; аль-Бейхакы в «аш-Шу′аб», 3542. Среди передатчиков этого хадиса Ибн Аби Сабра – оставленный передатчик (матрук). А некоторые вовсе назвали его лжецом.

[3] Передал Ибн Джарир ат-Табари, 25/109. Сказал хафиз Ибн Касир в своем толковании Корана, 4/210: «Мнение о том, что речь идет о срединной ночи месяца ша′бан, передается от ′Икримы, однако он ошибся, ибо ясный текст Корана указывает на то, что речь идет о ночи месяца рамадан».

[4] Передал Ибн Джарир ат-Табари, 25/109. Хадис слабый.

[5] Речь идет о следующем хадисе. Му’аз ибн Джабаль, да будет доволен им Аллах, поведал о том, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «В срединную ночь ша’бана Аллах смотрит на все Свои творения и прощает всем им (их грехи), кроме многобожника и того, в чьих отношениях с другими имеется вражда». Этот хадис передали Ибн Аби ′Асым, 512; Ибн Хиббан, 7/470.

[6] Сура «аль-Кадр», аят 1.

[7] Сура «ад-Духан», аяты 1-3.

[8] О них говорится в словах Всевышнего Аллаха: «Оно [Писание] записано в свитках почитаемых, вознесенных и очищенных, в руках посланцев благородных и покорных». (Сура «′Абаса», аяты 13-16).

[9] Аллах сказал: «Поистине, Мы ниспослали его в ночь благословенную».

Мечеть Мекки

Мечеть Мекки

Передал Аль-Азракы в «Китабу Макка», что ′Усман ибн уль-Асуад сказал: «Когда я был вместе с Муджахидом, мы вышли за двери мечети, и я повернулся к Каабе и поднял руки, а он сказал: «Не делай так! Поистине, это – действие иудеев!».

Также он передал, как Катада разъяснял слова Всевышнего: «Сделайте же место Ибрахима местом моления»[1]. Катада сказал: «Им было приказано совершать молитву у места стояния Ибрахима (макам Ибрахим возле Каабы), но им не было велено прикасаться к его следам. Эта община стала взваливать на себя то же самое, что и предыдущие общины. Некоторые люди, которые видели следы его ног и пальцев, рассказали нам, что эта община не переставала обтираться об них, пока они не стерлись и не исчезли».

[1] Сура «аль-Бакара», аят 125.

О месяце раджаб

О месяце раджаб

Сначала мы упомянем запретные месяцы, их особенности, пост в течение них и ночную молитву. Мы упомянем, отменены ли религиозные постановления, связанные с ними, или нет?!

Всевышний Аллах сказал: «Воистину, число месяцев у Аллаха — двенадцать. Так было записано в Писании в тот день, когда Аллах сотворил небеса и землю. Четыре месяца из них — запретные»[1].

Это месяцы зуль-ка′да, зуль-хиджжа, аль-мухаррам и раджаб.

Они названы запретными, потому что совершение запретного в них является ещё более великим грехом, чем в другие месяцы. Они называли месяц раджаб «мунсыль аль-асинна» («месяц извлечения остриев мечей»). В этот месяц арабы готовили оружие, готовясь к сражению.

Что касается слов Всевышнего в начале суры «ат-Тауба»: «Когда же завершатся запретные месяцы…»[2], то относительно их понимания есть два мнения среди учёных:

  1. Речь идет именно об этих запретных месяцах, (которые мы перечислили выше).
  2. Речь идет о четырех месяцах, в которых Аллах позволил язычникам передвигаться по земле в безопасности.

Аллах сказал: «Странствуйте же по земле четыре месяца»[3].

Речь идет о двадцати днях месяца зуль-хиджжа, а также о месяцах аль-мухаррам, сафар и раби′ уль-аууаль, а затем о десяти днях месяца раби′ ус-сани. Так разъяснял этот аят аль-Хасан.

Что касается слов Аллаха: «Не поступайте в них несправедливо по отношению к себе»[4], то сказал Ибн ‘Аббас: «В словах «в них» речь идет обо всех месяцах».

А Катада сказал: «Напротив, в словах «в них» речь идет о четырех запретных месяцах, ибо они занимают высокое положение (по сравнению с другими месяцами)».

Кто-то может спросить: «Почему некоторые месяцы были сделаны более запретными, чем другие?».

Мы скажем: «Действия Аллаха, по нашему мнению, не имеют причины, ибо Он не делает что-то для какой-то цели или по какой-то причине[5], а если дело обстоит так, то нельзя спрашивать: «Почему Он сделал так?! Почему Он не сделал так?!».

Му′тазилиты же ответили на этот вопрос так: отстранение от несправедливости в эти месяцы является пользой, ибо эти месяцы занимают высокое положение у Творца, и отстранение от несправедливости в эти месяцы может привести к полному оставлению грехов, потому что огонь страсти может потухнуть за это время, а пыл угаснуть, потому что вещи влекут за собой подобные, а противоположности отдаляются[6].

Месяц раджаб был назван «раджаб», потому что арабы возвеличивали его (юраджжибунаху). Глаголы «раджжаба» и «раджаба» означают «возвеличивать».

Некоторые ученые сказали, что месяц раджаб был назван «раджаб», потому что арабы прекращали в нём сражения. И поэтому они говорят, (используя этот корень): «Раджуль арджаб» («человек, который не может ничего сделать»).

Пришло в хадисе: «Поистине, в Раю есть река, именуемая раджаб. Её вода белее снега и слаще мёда, и кто постился хоть один день месяца раджаб, тот выпьет из нее»[7].

Вернемся к словам Аллаха: «Не поступайте в них несправедливо по отношению к себе»[8].

Сказал Ибн ′Аббас: «То есть во все месяцы года не считайте дозволенным вероломные нападения».

А некоторые сказали в толковании этого аята: «То есть в запретные месяцы не ослушайтесь Всевышнего Аллаха и не оставляйте покорность Ему».

Сказал Мухаммад ибн Исхак ибн Ясар: «Не запрещайте в них то, что в них дозволено, и не дозволяйте в них то, что в них запрещено, как это делали многобожники. Это и есть откладывание, (упомянутое в Коране)»[9].

Сказал Катада: «Праведные деяния и вознаграждение за них в запретные месяцы более велико. Несправедливость и грехи в эти месяцы являются более великим преступлением, чем несправедливость в другие месяцы, хоть и несправедливость в любом случае является великим грехом, однако Всевышний Аллах делает по Своему желанию некоторые вещи еще более великими и избирает из Своих творений то, что пожелает».

Учёные разногласили относительно запрета сражения в запретные месяцы.

Сказали Катада и ′Ата аль-Хурасани: «Сражение в запретные месяцы было великим грехом, но затем это было отменено, а сражение было разрешено, ибо Всевышний Аллах сказал: «И сражайтесь все вместе с многобожниками, как они все вместе сражаются с вами»[10]. Аллах говорит: «В эти месяцы и во остальные месяцы».

Сказал аз-Зухри: «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, запрещал сражаться в запретные месяцы по причине запрета, ниспосланного Всевышним Аллахом. И так было до тех пор, пока не были ниспосланы (слова): «Отречение [отказ от прежде заключенных договоров] (объявляется) от Аллаха…»[11]. Аллах объявил дозволенным сражение с язычниками».

Сказал Мухаммад ибн Исхак: «Я спросил Суфьяна ас-Саури о сражении в запретные месяцы, и он ответил: «Это было отменено! Нет ничего запретного в сражении в эти или в другие месяцы, ибо пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершил военный поход на племена хауазин в Хунейне и сакыф в Таифе, и держал их в осаде в месяце шавваль и часть месяца зуль-ка′да».

Это ясно указывает на то, что сражение было разрешено, а запрет был отменен.

Некоторые ученые же говорили, что запрет не был отменен[12].

Сказал Ибн Джурейдж: «′Ата ибн Аби Рабах клялся Аллахом и говорил: «Людям запрещено выступать в военный поход в месяце аль-мухаррам, а также в другие запретные месяцы, если только на них не нападут первым. Этот запрет не был отменен».

Сказал Ибн Хиббан: «Этот аят отменил каждый аят, в котором есть разрешение».

Что же касается достоинства соблюдения поста в эти месяцы, то передал Абу Дауд (№ 2428), что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал человеку, чей внешний вид изменился из-за долгого поста: «Зачем же ты мучил себя? Постись месяц терпения[13] полностью и по одному дню во все остальные месяцы». Тот человек сказал: «Добавь мне, ибо у меня достаточно сил!». Тогда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Постись два дня каждый месяц». Тот человек сказал: «Добавь мне, ибо у меня достаточно сил!». Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Постись три дня каждый месяц». Тот человек сказал: «Добавь мне, ибо у меня достаточно сил!». Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Постись в заповедные месяцы и оставляй пост! Постись в заповедные месяцы и оставляй пост!».

Посмотри на его цепочку передатчиков[14]! Абу Дауд передал его от Мусы ибн Исма′иля, который передал от Хаммада ибн Са′ида аль-Джурейри, а тот – от Абу ас-Салиля, который передал от Муджибы аль-Бахили, а она – от своего отца или дяди, который передавал от пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

Также Абу Хурейра передал, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «После рамадана лучшим для поста является месяц Аллаха мухаррам, а лучшей молитвой после обязательной является (добровольная) ночная молитва»[15].

′Усман ибн Хаким рассказывал: «Я спросил Са′ида бин Джубейра о посте в (месяце) раджаб, на что он ответил: «Ибн ‘Аббас сообщил мне, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, постился так, что мы начинали говорить, что он вообще не разговляется, и он оставлял пост так, что мы начинали говорить, что он вообще не постится»[16].

Передали Малик, аль-Бухари и Муслим от ′Айши, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, не выделял какой-либо месяц года для поста[17].

Передал Ибн Уаддах, что ‘Умар ибн уль-Хаттаб бил тех, кто постился весь месяц раджаб.

Сказал Абу Мухаммад ибн Аби Зейд: «Ибн ‘Аббас порицал соблюдение поста весь месяц раджаб, ибо боялся, что невежды подумают, что это обязательно».

Передаётся, что когда Ибн ‘Умар видел то, что приготовили люди для раджаба, порицал это и говорил им: «Поститесь часть этого (месяца) и оставляйте пост (его часть), ибо, поистине, это – месяц, который возвеличивали люди в доисламские времена»[18].

Передаётся, что Ибн ‘Аббас сказал: «Не превращайте (месяц) раджаб в праздник (так, как вы делаете это сейчас): возмещаете его посты, если пропускаете их»[19].

Передается, что Абу Бакр однажды вошел к своей семье и увидел, что они готовятся к (посту в месяц) раджаб, и спросил: «Что это?». Они ответили: «Месяц раджаб. Мы будем соблюдать пост». Он сказал: «Неужели вы уподобляете раджаб рамадану?!».

Также передал Ибн ‘Аббас, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, запрещал соблюдать пост в месяц раджаб[20].

Аллах лучше знает о достоверности этого хадиса, ибо он не соответствует условиям достоверности хадисов.

Передал аль-Факихи в «Китабу Макка» по своей цепочке передатчиков, что Хараша ибн уль-Хурр рассказывал: «Я видел, как ‘Умар ибн уль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, бил людей по рукам и ладоням в месяце раджаб, пока они не покушают, и он говорил (им): «Ешьте, ведь, поистине, месяц раджаб возвеличивали люди в доисламские времена».

Также он передал по своей цепочке передатчиков, что Ибн ‘Аббас сказал: «Не превращайте (месяц) раджаб в праздник, считая пост в нем обязательно, словно это рамадан. Поститесь в течение него, только если до этого вы оставляли пост (в некоторые его дни)».

Эти предания указывают на то, что возвеличивание месяц раджаб среди людей – это остатки времен доисламского невежества.

Передал Муслим в своем достоверном сборнике[21], что Асма написала Ибн ‘Умару: «До меня дошло, что ты запрещаешь поститься в месяц раджаб». Ибн ‘Умар ответил ей: «А как поступать с тем, кто постоянно это делает?!».

Прежде некоторые люди исказили смысл слов Ибн ‘Умара, сказав: «Вот Ибн ‘Умар порицал соблюдение поста весь месяц раджаб». Ибн ‘Умар боялся, что невежественный человек подумает, что этот пост является обязательным. Или же он боялся, что люди подумают, что соблюдение поста в месяц раджаб – это установленная сунна, связанная именно с этим месяцев. А люди сказали: «Ибн ′Умар запрещал поститься в месяц раджаб!». И сегодня люди опираются на это неправильное понимание его слов.

А Аллах – Тот, к Кому обращаются за помощью!

В общем, он порицал такой пост по одной из трех причин:

Первое: если мусульмане каждый год будет выделять этот месяц постом, то простые люди и те люди, которые не обладают религиозным знанием, подумают, что пост в месяц раджаб так же обязателен, как пост в месяц рамадан.

Второе: либо же люди могут подумать, что пост в месяц раджаб – это установленная сунна, то есть сам посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, выделил, что желательно поститься в этот месяц.

Третье: либо же люди могут подумать, что пост в месяц раджаб выделен какой-то дополнительной наградой по сравнению со всеми остальными месяцами, как, например, это пришло о посте в день ′ашура[22]. Или, например, как в вопросе совершения молитвы последняя часть ночи превосходит первую ее часть. Если бы дело обстояло так, то посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, установил бы этот пост в сунне или сам соблюдал бы его хотя бы раз в жизни. Как, например, он соблюдал пост в день ′ашура и побуждал к нему людей. Или же, например, он выстаивал молитву в последнюю треть ночи. Однако раз он не соблюдал пост в течение всего месяца раджаб, значит, этот месяц не имеет каких-либо особых достоинств в вопросе поста. По единогласному мнению ученых пост в месяц раджаб не является ни обязательным, ни желательным. Поэтому нет никаких причин для выделения этого месяца постом. Именно поэтому нежелательно проявлять постоянство в соблюдении поста именно в этот месяц, чтобы простые люди не подумали, что этот пост обязателен или желателен.

Если же человек хочет соблюдать пост в этот месяц, и у этого не будет никаких дурных последствий, то есть из-за его действий люди не начнут считать этот пост обязательным или желательным, то в этом нет ничего страшного.


[1] Сура «ат-Тауба», аят 36.

[2] Сура «ат-Тауба», аят 5.

[3] Сура «ат-Тауба», аят 2.

[4] Сура «ат-Тауба», аят 36.

[6] Всё это является философией, не имеющей отношения к истине. А Аллах знает лучше!

[7] Сказал аз-Захаби в «аль-Мизан», 4/189: «Ложный хадис».

[8] Сура «ат-Тауба», аят 36.

[9] Всевышний Аллах сказал: «Откладывание (на поздний срок) (запретного месяца) (является) (ничем иным) как только увеличением неверия. (Шайтан) вводит этим в заблуждение тех, которые стали неверующими. Они объявляют дозволенным его [запретный месяц] в один год и запрещают его в (другой) год, чтобы согласовать [привести к соответствию] со счетом (месяцев), которые запретил Аллах. И так они разрешают то, что запретил Аллах. Разукрашено перед ними зло их деяний, а Аллах не ведет (истинным) путем неверующих людей». (Сура «ат-Тауба», аят 37).

[10] Сура «ат-Тауба», аят 36.

[11] Сура «ат-Тауба», аят 1.

[12] Это мнение также посчитал верным Ибн уль-Каййим в книге «Зад уль-Ма‘ад», 3/341. В качестве доказательства он указал на следующее: одним из последних аятов, ниспосланных Аллахом, был аят, в котором сказано: «О те, которые уверовали! Не нарушайте святость обрядовых знамений Аллаха и запретного месяца. Не считайте дозволенным покушаться на жертвенных животных, или животных с ожерельями». (Сура аль-Маида, аят 2). Паломники вешали на шеи жертвенных животных украшенные плетённые верёвки, чтобы другие по этим животным узнавали, что их хозяин направляется совершить паломничество.

Также в качестве довода он привел слова Всевышнего: «Они [люди] спрашивают тебя (о, посланник) о сражении в запретный месяц. Скажи: «Сражаться в этот месяц — великое преступление″». (Сура «аль-Бакара», аят 217).

Ибн уль-Каййим сказал: «Эти два аята были ниспосланы уже в Медине. Между их ниспосланием прошло примерно восемь лет. Ни в Коране, ни в сунне нет ничего, что отменяло бы эти аяты. Также относительно отмены этих аятов не существует единогласного мнения мусульман.

Те, кто заявляют об отмене этих аятов, приводят в качестве доказательства слова Всевышнего: ″Сражайтесь с многобожниками всеми вместе″.

Однако такие общие аяты не могут указывать на то, что аяты о запрете сражения в запретные месяцы отменены».

На это также указывает то, что передает Ахмад ибн Ханбаль [том 3; стр. 334-335] со слов Джабира ибн ‘Абдуллаха, который сказал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, (никогда) не отправлялся в военный поход в запретные месяцы, если только на него не нападали первыми. Когда эти месяцы наступали, он оставлял сражение, пока они не закончатся».

А Аллах знает лучше!

[13] Месяц терпения, о котором упомянул посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, — это месяц рамадан. Изначально слово сабр (صبر) означает ‘воздержание’, и рамадан назван так, потому что в дни рамадана верующий соблюдает пост и потому воздерживается от пищи, питья и половой близости.

[14] То есть автор книги косвенно указывает на слабость хадиса.

[15] Муслим, 1163.

[16] Аль-Бухари, 1971; Муслим, 1157.

[17] Передали аль-Бухари, 4/186; Муслим, 1156; Малик, 1/309; Абу Дауд, 2431; ат-Тирмизи, 736; ан-Насаи, 4/199 и др.

[18] Передал Ибн Аби Шейба в «Мусаннафе», 3/102.

[19] То есть уподобляете его месяцу рамадан.

[20] Передали Ибн Маджа, 1/554; ат-Табарани в «аль-Кабир», 10/348 и др. Хадис ложный и недостоверный, как на это указали ученые.

[21] Вероятно, это – ошибка, так как мы не нашли данный хадис в сборнике Муслима. А Аллах знает лучше!

[22] Десятое число месяца аль-мухаррам.

О различных религиозных новшествах

О различных религиозных новшествах

Мухаммад ибн Уаддах сказал: «Нафи′ порицал восклицания, когда имам читал: «Я ваш высочайший господь»[1] и тому подобные аяты. Также это порицал Суфьян».

Аль-Ма′рур ибн Сувейд рассказывал: «Однажды мы отправились в паломничество вместе с ‘Умаром ибн уль-Хаттабом и встретили по пути мечеть. Люди начали совершать в ней молитву, а ′Умар сказал: «О люди! Поистине, те, которые были до вас, погибли из-за подобного, превратив такие места в храмы[2]. Если кого-либо застало время молитвы в таких местах, то пусть совершит молитву, а если время молитвы не настало, то пусть идет дальше»[3].

Также передал Малик, что ‘Умар ибн уль-Хаттаб однажды ударил аль-Мункадира за совершение дополнительной молитвы после послеобеденной молитвы (′аср)[4].

В другой версии передано, что у него спросили: «Ты бьешь людей за совершение молитвы?». Он ответил: «(Нет), за противоречие Сунне!».

Ибн ′Аббас рассказывал: «Однажды утром, когда надо было бросать камешки в столбы[5], пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сидел на своем верховом животном и сказал мне: «Дай (мне) камешки!». Я подобрал для него маленькие камешки и он сказал: «Вот такие!»[6], повторив это трижды, а затем продолжил: «И остерегайтесь излишества в религии, ибо, поистине, те, которые были до вас, погибли именно из-за излишества в религии»[7].

И сказал Малик в «аль-Мудаууана»: «До меня дошло, что некоторые сподвижники пророка, да благословит его Аллах и приветствует, не любили, чтобы человек оставлять работу в пятничный день, как это делали иудеи и христиане в субботу и воскресенье».

И передал наш учитель аль-Кады Абу-ль Уалид в «аль-Мунтака», что однажды Ибн ‘Умар посетил похоронную процессию и сказал: «Либо вы захороните его поскорее, либо я вернусь (домой)!».

Посмотрите, да помилует вас Аллах! Сунной является хоронить покойного быстрее, и когда они оставили эту Сунну, Ибн ‘Умар уже хотел уйти. Он не считал, что два кырата награды[8] возместят человеку оставление сунны пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

Спросили Малика: «Нужно ли говорит во время жертвоприношения: «О Аллах! От Тебя и Тебе!». Он ответил: «Нет, это – новшество (бид′а)».

Сказал Малик ибн Анас: «Также в этот момент не просят благословения для пророка, да благословит его Аллах и приветствует»[9].

Сказал Малик ибн Анас: «Слова людей о том, что нужно начинать с правой стороны носилок, являются новшеством».

Однажды ‘Умар ибн уль-Хаттаб спросил Ка′ба: «Чего ты больше всего боишься для общины Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует?». Он ответил: «Имамов, вводящих в заблуждение». ‘Умар сказал: «Ты сказал истину! Именно это мне сообщил по секрету посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует»[10].

Сказал Сахль ибн ′Абдуллах: «Самое последнее наказание, которое постигнет заблудших этой общины, отрицание милостей (Аллаха) и одобрение скверных вещей».

Сказал Малик, да помилует его Аллах: «В один из дней я зашёл к Ибн Хурмузу, который упомянул некоторые установления ислама, а также те из них, которые были оставлены, и те из них, относительно которых он боится оставления. И, поистине, в этот момент слезы катились по его бороде».

Сказал Малик: «Один человек, который посещал Раби′у, застал его плачущим и спросил: «Что заставило тебя плакать?! С тобой приключилось несчастье?!». Он ответил: «Нет! Однако люди стали брать фетвы у тех, у кого нет знания, и в исламе появилась великая беда».

Ясар Абу-ль Хакам рассказывал: «Однажды группа чтецов, среди которых были Ми′дад и ′Амр ибн ′Утба, решила построить мечеть в Нухейли неподалеку от Куфы. Они установили в этом месте кувшины с водой и груды мелких камешков для прославления Аллаха, а затем остались в этой своей мечети поклоняться Аллаху и покинули людей. Однажды к ним пришел Ибн Мас′уд, и они сказали ему: «Добро пожаловать, о Абу ′Абд ур-Рахман! Спускайся (с верблюда)!», но он ответил: «Клянусь Аллахом, я не спущусь, пока эта мечеть анархии не будет разрушена. Тогда они разрушили ее, а он сказал им: «Клянусь Аллахом, либо вы держитесь за хвост заблуждения, либо вы следуете по более прямому пути, чем те, которые были до вас![11] Как вы думаете, если бы все люди поступили так, как поступили вы, то кто собирался бы в мечетях (городах) для молитвы, и кто навещал бы больных мусульман и хоронил их покойных?!». И так он вернул их к людям»[12].

Сказал Ибн Мас‘уд: «Поистине, порицаемое сегодня станет одобряемым у людей, которые придут после (нас). И, поистине, одобряемое сегодня станет порицаемым у людей, которые придут после (нас)».

Сказал Хассан ибн ′Атыя: «Какой бы народ ни вводил бы в религию новшество, Аллах забирает из их религии столько же сунны и затем не возвращает им ее до Судного Дня».

‘Умар ибн аль-Хаттаб запрещал рабыням надевать покрывало и говорил: «Не уподобляйтесь свободным женщинам»[13].

Сказал ‘Умар своему сыну ′Абдуллаху: «Мне поведали, что твоя рабыня надевает покрывало! Если я её увижу, то ударю ее в качестве наказания».

Известно, что речь шла о сокрытии тела, но они (учёные) поняли, что цель шариата – это оберегание его установлений, и чтобы люди не думали, что свободная и рабыня равны в сокрытии своего тела, ибо тогда умрет сунна и появится новшество.

Сказал аль-Хасан: «Достаточно для верующего зла, если на него будут указывать пальцами по причине его религии или мирского».

Тогда ему сказали: «О Абу Са′ид! Когда люди видят тебя, они показывают на тебя пальцем».

Он спросил: «И что они говорят?».

Ему ответили: «Они говорят: «Это – аль-Хасан, праведный муж».

Тогда он сказал: «Вся хвала Аллаху, Который скрыл скверное и показал всем прекрасное! Однако я имел в виду новшества в религии и нечестие в делах ближней жизни».

′Ауф ибн Малик аль-Ашджа′и рассказывал: «Однажды посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, посмотрел на небо и сказал: «Это – время, когда будет поднято знание!». Тогда некий человек сказал: «О посланник Аллаха! Как будет поднято знание, если оно утверждено в книгах и хранится в сердцах?». Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Поистине, я считал тебя одним из самых проницательных людей Медины!». Затем он упомянул заблуждение иудеев и христиан, у которых есть то, что есть из Книги Всевышнего Аллаха!»[14].

Сказал ′Ауф: «Не сообщить ли вам о том, как это начнется?! Будет поднята смиренность, после чего люди не увидят смиренного!»[15].

Передал Мухаммад ибн Уаддах, что ‘Умар ибн уль-Хаттаб приказал срубить дерево, под которым была дана присяга пророку, да благословит его Аллах и приветствует, потому что люди приходили к этому дереву, и ‘Умар испугался, что их постигнет смута.

И Ибн Уаддах сказал: «Малик и другие учёные Медины порицали намеренное посещение тех мечетей и мест, связанных с пророком, да благословит его Аллах и приветствует, за исключением (мечети) Куба и (горы) Ухуд.

Однажды Суфьян посетил Иерусалим, совершил в нем молитву, но не посетил никаких достопримечательностей и не совершал возле них молитву. Точно также поступали другие ученые, за которыми следуют люди».

И сказал также Мухаммад ибн Уаддах: «Сколь много дел, которые сегодня считаются одобряемыми у многих людей, были порицаемыми у предшествующих поколений. Сколь много людей ищут любви Аллаха посредством того, что ненавидит Аллах! Сколь много людей ищут близости к Аллаху посредством того, что отдаляет от Него! И каждое новшеством чем-то украшено и расписано!».

Однажды Суфьяна ас-Саури спросили о человеке, который читает (в молитве) только суру «аль-Ихляс» и не читает никакие иные суры. Ему не понравилось это, и он сказал: «Поистине, Коран был ниспослан для того, чтобы его читать, и не выделяется что-то из него путем оставления чего-то другого. Поистине, вам приказано следовать (за предшественниками), а от них до нас не дошло ничего подобного!»[16].

Спросили Малика ибн Анаса о чтении суры «аль-Ихляс» много раз в одном ракаате, и ему не понравилось это, и он сказал: «Это – из внесенных (в религию) новшеств!».

Сказал аль-Ауза’и: «До меня дошло, что человека, изобретавшего новшество, шайтан оставляет в покое, не мешая ему поклоняться, и внушает ему смиренность и плач, чтобы посредством него сбивать людей».

Один из сподвижников сказал: «Больше всего поклоняется Аллаху тот, кто был введен в смуту»[17].

В довод он привёл хадис пророка, да благословит его Аллах и приветствует, о хариджитах: «Один из вас будет презирать свою молитву по сравнению с его молитвой, и свой пост по сравнению с его постом. Они (хариджиты) будут читать Коран, но он не будет проникать в их сердца. Они вылетят из религии так же, как стрела вылетает сквозь мишень, (когда пробивает ее)»[18].

Сказал Хузейфа: «Любое поклонение, посредством которого не поклонялись Аллаху сподвижники пророка, да благословит его Аллах и приветствует, оставьте и вы, ибо, поистине, первые (поколения) не оставили места последним для слова. Остерегайтесь (наказания Аллаха), о чтецы (Корана)! Держитесь пути тех, которые были до вас!».

Муджахид рассказывал: «Я был с Ибн ‘Умаром, и один человек произнёс слова “Молитва лучше сна” в обеденной (зухр) или послеобеденной (‘аср) молитве, и он сказал: “Давай выйдем, ибо это нововведение”»[19].

‘Али рассказывал: «У огнепоклонников была книга, которую они изучали. Однажды один из их правителей вступил в близость со своей сестрой, и они решили наказать его за это, но он воспротивился и сказал: «Я не знаю религии лучше, чем религия Адама: он женил своего сына на своей дочери, и я не отступлю из вас от его религии!». Затем он повелел своим сторонникам сражаться с теми, кто хотел наказать его, и тогда их книга была забрана ночью, и знание было извлечено из их сердец».

К Суфьяну ас-Саури приходил юноша, который много размышлял и подолгу молчал. Суфьян захотел расшевелить его, чтобы услышать его речь, и сказал: «О юноша! Поистине, те, которые были до нас, двигались на породистых лошадях, а мы остались на больных ослах!». Юноша ответил: «О Абу ′Абдуллах! Если мы на их пути, то скоро догоним их!».

Сказал Малик: «Раньше среди людей не было принято читать Коран со свитков в мечети, и первым придумал это аль-Хаджжадж (ибн Юсуф)».

Сказал Малик: «Мне не нравится, чтобы Коран читали со свитков»[20].

К новшествам также относится собрание людей в Андалусии для покупки сладостей в двадцать седьмую ночь рамадана[21].

Также празднование нового года покупкой фруктов, как это делают иностранцы. А также празднование «дня святой троицы» и «великого четверга»[22] и покупка в эти дни сырных продуктов и куличей. Эти блюда являются новшествами[23]. Также выход мужчин и женщин группами, когда они смешиваются друг с другом, чтобы увидеть друг друга.

А также то, что они совершают в дни праздников, когда женщины посещают общие молельни и устанавливают в них шатры, чтобы их увидели люди, а не ради совершения молитвы.

Также посещение женщинами общих бань вместе с иудейками или христианками, когда они не прикрыты одеждами[24]. А также посещение мусульманами бани вместе с иноверцами. Бани – это одно из новшеств и (неуместных) мирских благ[25].

Люди начали соревноваться друг с другом в жертвоприношении ради бахвальства, а не ради сунны и получения награды. Они этим хотят утвердиться в ближней жизни.

К новшествам также относится чтение чтецом в пятницу десятой части Корана при появлении (в мечети) правителя.

Также (коллективная) мольба после молитвы.

Также чтение одного хизба (Корана) коллективом[26].

Также коллективное чтение суры «аль-Кахф» (№ 18) после послеобеденной молитвы (′аср) в мечети.

Также новшеством являются слова, произносимые тогда, когда имам встает в михраб прямо перед началом молитвы, а кто-то говорит: «О Аллах! Установи эту молитву и сделай ее постоянной, пока существуют небеса и земля!».

Эта мольба является абсурдом, потому что до Судного Дня осталось меньше времени, чем уже прошло, ведь пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Я был направлен (к людям), когда Час этот (стал столь же близок к ним, как близки) между собой два этих (пальца)», и он соединил друг с другом средний и указательный пальцы[27].

К новшествам также относится поедание различных блюд за обеденным столом[28].

К новшествам также относится преподнесение благовоний в серебряных сосудах. Если человек увидит подобное на свадьбах, то пусть покинет их.

К новшествам также относится приглашение большого количества людей на свадьбу и похороны для хвастовства перед другими большим количеством людей.

К новшествам также относится произнесение стихотворений и поднятие голоса при несении погребальных носилок.

К новшествам также относится попрошайничество в мечети и разговоры в ней, особенно, когда имам произносит проповедь[29].

К новшествам также относится призыв к молитве до или после имама.

К новшествам также относится захоронение мертвых в гробу.

К новшествам также относится рытье могилы без ляхда[30].

К новшествам также относится собрание в мечети не для поминания Аллаха.

К новшествам также относится поедание мясо перед фруктами, ведь Всевышний Аллах говорит: «И (обходят их слуги также с) плодами из тех, что они выберут, и мясом птиц из тех, что пожелают»[31].

Лучше всего, проявляя уважение к Корану, сначала делать то, что Аллах упомянул в начале, а затем то, что Он упомянул после этого[32].

К новшествам также относится отрывание кусков мяса зубами, (а затем съедание их)[33].

К новшествам также относится питье воды не глотками, а залпом.

К новшествам также относится использование сивака не в ширину[34].

Нежелательно есть больше, чем тремя пальцами.

Я также считаю, что нужно прогонять людей из мечети, если они собрались для коллективного чтения Корана в четверг или другой день.

Сказал Малик в «Мухтасар ма лейса филь мухтасар»: «Нельзя писать свитки Корана золотыми чернилами. Также нельзя ставить золотые знаки в Коране и нельзя украшать свитки Корана золотом».

Сказал Малик: «Того, кто читает суру от конца к началу, надо наказать».

Сказал Абу Уаиль: «Однажды некий человек пришёл к Ибн Мас‘уду и сказал: «Человек читает Коран в обратном порядке». Ибн Мас‘уд сказал: «У него перевернутое сердце!».

Также он сказал: «Нельзя возводить над могилами места поклонения. Также нежелательно строить каменные строения над могилами».

Сказал Ибн Ша′бан: «Он имеет в виду могильную плиту, на которой гравируют надписи, и устанавливают у головы покойного».

Знай, что передал аль-Бухари[35], что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, установил камень у могилы ′Усмана ибн Маз′уна и сказал: «Так я узнаю могилу моего брата и смогу похоронить возле него его близких»[36].

Это указывает на то, что установление камней над могилами в качестве знака является хорошим делом. Что же касается слов (имама) Малика, то их нужно понимать буквально: он имел в виду, что не следует строить на могилах каменные строения. Достоверно передано, что могила посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, а также могилы Абу Бакра и ′Умара были обложены кучками красной обожжённой глины.

Хадис об этом передал Абу Дауд в «ас-Сунан» (№ 3220).

Нельзя обтираться о могилу пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Также нельзя обтираться о минбар (в его мечети). Однако следует подойти к минбару и поприветствовать пророка, да благословит его Аллах и приветствует, а затем обратиться к Аллаху с мольбой, обратившись в сторону Каабы, повернувшись спиной к могиле пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

Некоторые сказали, что не следует поворачиваться спиной к могиле пророка, да благословит его Аллах и приветствует. И прежде чем поприветствовать его, следует совершить молитву в два ракаата.

Некоторые сказали, что можно поприветствовать его до совершения молитвы.

Также нежелательно произносить рифмованную прозу во время мольбы и во время обычной речи. Так не поступали предшественники.

Передал Ибн Уахб, что ′Урва ибн уз-Зубейр, видя мольбу в стихотворной форме, которую люди передали от пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и его сподвижников, говорил: «Они лгут! Ни посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ни его сподвижники не произносили рифмованную прозу».

Аль-Бухари передал в своем достоверном сборнике (№ 6337), что Ибн ‘Аббас сказал ′Убейду ибн ′Умейру: «Рассказывай людям (о благом) день и оставляй их на другой день. Не делай так, чтобы людям наскучило! Остерегайся рифмованной прозы в мольбах, ибо пророк, да благословит его Аллах и приветствует, и его сподвижники не поступали так».

Сказал Малик: «Если взывающий во время мольбы говорит: «О Аллах! О Милостивый! О Являющий милость!», это любимей нам, чем если он просто говорит: «О Аллах!».

Также он сказал: «Не следует оповещать о погребальной молитве у дверей мечети».

Также он сказал: «Нет ничего запретного в том, что кто-то будет ходить среди людей и тихо оповещать их о погребальной молитве».

Также он сказал: «Не следует кричать об этом на дорогах».

Также он сказал: «Мусульманину не соболезнуют, если у него умер родственник из числа иноверцев, ибо Всевышний Аллах сказал: «Нет у вас никакой обязанности о взаимопомощи с ними»[37].

Также он сказал: «Я не знаю о том, чтобы следовало обрызгивать могилу водой после захоронения умершего».

Также он сказал: «Нет ничего запретного в том, чтобы спускаться в могилу в кожаных носках или сандалиях»[38].

Я же скажу: люди сегодня делают все наоборот.

Сказал аш-Шафи′и: «Если кто-то построит мечеть на широкой дороге без разрешения правителя лично для себя, то это запрещено. Если же он построил ее для мусульман, а затем на нее наткнулся человек, скачущий на лошади, и умер, то среди ученых два мнения относительно того, должен ли строитель мечети нести материальную ответственность за смерть того человека. То же самое касается того, кто выкопал колодец на дороге мусульман, чтобы все могли пользоваться этим колодцем. Например, он выкопал колодец для сбора дождевой воды и т. п. Или, например, человек установил крышу для мечети, а она упала на кого-нибудь. Или, например, человек покрыл пол мечети циновкой, а какой-нибудь человек споткнулся, идя по ней (и умер). Или, например, человек установил в мечети столб или полку, а она упала на кого-нибудь. Если человек сделал всё это по разрешению правителя, то он не несет материальную ответственность за гибель тех людей. Если же он сделал это без разрешения правителя, то среди ученых два мнения относительно того, должен ли он нести материальную ответственность».

Сказали сторонники аш-Шафи′и: «Если животное помочилось на дороге, а человек поскользнулся, упал и умер, то дию («штраф за смерть человека») должны выплачивать родственники того, кто владел животным, и нет разницы, он сам ехал на животном, или вел его, идя пешком. Точно также, если человек побрызгал воду на землю, чтобы убрать пыль, а затем на этой воде поскользнулся человек. Или, например, человек выкинул на дорогу кожуру арбуза или другой мусор, и затем об это споткнулся другой человек. Во всех этих случаях дию («штраф за смерть человека») должны выплачивать родственники того, кто стал виновником смерти».


[1] Сура «ан-Нази′ат», аят 24.

[2] Речь идет о том, что некоторые люди сказали: «В этом месте молился пророк, да благословит его Аллах и приветствует», и тоже стали совершать молитву в этом месте.

[3] Передал Ибн Уаддах в «аль-Бида′», стр. 42.

[4] То есть он считал, что в это время нельзя совершать дополнительных молитв.

[5] Речь идет об обрядах хаджа, а именно о десятом дне месяца зуль-хиджжа.

[6] То есть бросайте камешки вот таких размеров, а не большие камни.

[7] Передали Ахмад, 1/215, 347; ан-Насаи, 3057; Ибн Маджа, 3029; Ибн Хузейма, 4/274 и др.

[8] Передают со слов Абу Хурейры, да будет доволен им Аллах, что однажды посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Тому, кто будет присутствовать на похоронах до завершения погребальной молитвы, (уготована) награда в один кырат, а тому, кто останется до завершения погребения — в два кырата». (Люди стали) спрашивать: «А что это за два кырата?» — и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «(Они будут) подобны двум огромным горам». Аль-Бухари, 47; Муслим, 945.

[9] То есть не читают салават.

[10] Передал Ахмад, 1/42.

[11] То есть сподвижники.

[12] На эту историю также указал Ибн Са′д в «ат-Табакат аль-кубра», 6/207.

[13] Свободные женщины обязаны быть покрыты, а рабыни нет.

Однажды к ′Умару зашла одна рабыня, которую знали некоторые мухаджиры или ансары, и на ней был джильбаб, которым она прикрывалась. ′Умар спросил ее: «Ты уже свободна?!». Она ответила: «Нет». ′Умар сказал: «Тогда почему на тебе джильбаб?! Сними его со своей головы, поистине, джильбаб для свободных верующих женщин!». Передал Ибн Аби Шейба, 2/231.

Аль-Бейхакы сказал: «Сообщения от Умара в отношении этого являются достоверными. И эти сообщения указывают на то, что голова и шея рабынь, а также то, что обнажается из этого во время их работы, не является ауратом». См. «ас-Сунан», 2/236.

[14] Речь идет о Торе и Евангелии.

[15] Передали ат-Табарани в «аль-Кабир», 18/36; Ахмад, 24036; аль-Баззар, 232; Абу Ну′айм, 5/137, 248; аль-Хатыб в «Иктида уль-′ильм», 89 и др.

[16] См. «аль-Бида′ уа ннахью ′анха», стр. 43-44.

[17] То есть сторонник религиозных новшеств.

[18] Передали Ибн Уаддах, стр 10; аль-Лялякаи, 119; Абу Ну′айм, 1/280 и др.

[19] Передал Абу Дауд, 538.

[20] Имеется в виду коллективное чтение в один голос.

[21] Они связывали это с религией, а, именно, с ночью предопределения, поэтому это стало новшеством.

[22] Речь идет о христианских праздниках, которые постепенно перешли к мусульманам.

[23] Так как они связаны с религиозными обрядами, придуманными людьми.

[24] Джабир, да будет доволен им Аллах, поведал о том, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Пусть тот, кто верует в Аллаха и в Последний День, не входит в баню, не облачившись в изар. И пусть тот, кто верует в Аллаха и в Последний День, не разрешает своей супруге посещать баню». Ат-Тирмизи, 2801; Ахмад, 14651 и др.

Сообщается, что ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, слышала, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, говорил: «Бани запрещены для женщин моей общины».

Этот хадис передал аль-Хаким и сказал: «Цепочка передатчиков этого хадиса достоверна».

[25] Речь идет именно о тех банях, где нарушаются запреты Аллаха.

[26] Хизб – это половина джуза, то есть десять страниц.

[27] Аль-Бухари, 4936; Муслим, 2951 со слов Анаса, да будет доволен им Аллах.

[28] Здесь автор книги опирался на слабый хадис и предостерегал мусульман от чрезмерного увлечения благами этого мира.

[29] Абу Хурейра, да будет доволен им Аллах, поведал о том, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Если в пятничный день во время обращения имама с проповедью ты скажешь своему товарищу: ″Замолчи!″, то ты выскажешь (этим самым) пустое слово». То есть нельзя сказать даже это, не говоря уже о чем-то другом.

Этот хадис передали аль-Бухари, Муслим, Абу Дауд, ат-Тирмизи, ан-Насаи, Ибн Маджа и Ибн Хузейма.

[30] Ляхд – это особое углубление в самом низу могилу, куда укладывают тело покойного. На самом деле, в хадисах сообщается о том, что дозволено рыть могилу и без ляхда. А Аллах знает лучше!

[31] Сура «аль-Уакы′а», аяты 20-21.

[32] На самом деле, с этим можно и не согласиться. Не пришло никаких достоверных текстов, прямо указывающих на то, что нужно есть фрукты перед мясом. Что же касается аята, то он никак не указывает на желательность такого. А Аллах знает лучше!

[33] Это также возвращается к обычаям людей. Сложно сказать, что это запрещено или нежелательно. А Аллах знает лучше!

[34] В данном случае, автор опирается на слабый хадис. Подобное нельзя назвать новшеством в религии. А Аллах знает лучше!

[35] На самом деле, этот хадис передал Абу Дауд, 3206.

[36] Сообщается, что ‘Усман ибн Маз‘ун был первым, кого похоронили на кладбище Бакы‘ аль-Гаркад.

[37] Сура «аль-Анфаль», аят 72.

[38] Башир ибн уль-Хасасыййя рассказывал: «Однажды, когда я шел рядом с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, он прошел мимо могил язычников и сказал: ″Поистине, они упустили обильное благо!″, повторив эти слова трижды. Затем, проходя мимо могил мусульман, он сказал: ″Поистине, они обрели обильное благо!″. Вдруг посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, случайно заметил человека, который шел между могилами в сандалиях. (Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует), сказал: ″О идущий в сандалиях! Горе тебе! Сними свои сандалии!″. Этот человек (поднял голову) и посмотрел, и когда узнал посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, снял их и выбросил»

Сказал шейх Мухаммад ибн ′Али аль-Итьюби: «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, отдал такое повеление из уважения к могилам. Именно поэтому сказал имам Ахмад, а также аль-Мауарди из числа шафи′итов, что нежелательно ходить по кладбищу в сандалиях. Когда человек заходит на кладбище, желательно снимать сандалии, а исключением является вынужденная ситуация, когда, например, человек боится попадания нечистот или колючек, или жара земли». См. «Захират уль-′укба фи шарх иль-Муджтаба», 22/74..

Этот хадис передал Абу Дауд (№ 3230) и он является достоверным. Все его передатчики являются передатчиками достоверных сборников, за исключением Халида ибн Сумейра, но его назвал крепким ан-Насаи. Также его передали ан-Насаи (№ 2048) и Ибн Маджа (№ 1568).

А имам Ахмад (5/224) передал, что Башир ибн уль-Хасасыййя рассказывал: «Однажды пророк, да благословит его Аллах и приветствует, увидел человека, идущего среди могил в сандалиях, и сказал: ″О идущий в сандалиях! Сними их!″».

Этот хадис является достоверным. Также его передал Абу Бакр ибн Аби Шейба (3/396).

Прекрасные слова на эту тему

Прекрасные слова на эту тему

Является ли предпочтительным стремиться совершить дополнительные молитвы в тех местах, в которых их совершал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, или нет?

Сказал Малик в «Мухтасар ма лейса филь мухтасар»: «Лучшим местом для совершения дополнительной молитвы в мечети пророка, да благословит его Аллах и приветствует, является место, на котором он молился».

Также было сказано, что он не выделил какое-либо место в мечети, в котором было бы желательней совершать дополнительную молитву.

Разъяснение

Разъяснение

Это два мнения относительно места совершения молитвы.

Первое мнение: нет превосходства у определённого места. Это мнение выбрал ′Умар ибн уль-Хаттаб.

Аль-Ма′рур ибн Сувейд: «Однажды я совершил с ′Умаром ибн уль-Хаттабом утреннюю молитву по пути в Мекку, и он прочитал суры «аль-Филь» (№ 105) и «Курейш» (№ 106). Затем он увидел, что люди направляются в какое-то место, и спросил: «Куда идут эти люди?». Ему ответили: «О правитель верующих! В этом месте совершал молитву пророк, да благословит его Аллах и приветствует, и люди совершают молитву в этом месте». ′Умар сказал: «Поистине, те, которые были прежде вас, погибли именно из-за такого. Они выискивали следы своих пророков и превращали их в церкви и синагоги. Если кого-нибудь из вас застала молитва на этом месте, то пусть совершит молитву, а иначе пусть идет дальше и не направляется к этим местам!»[1].

Также однажды ‘Умар отправил человека, чтобы он срубил дерево, под которым сподвижники давали присягу пророку, да благословит его Аллах и приветствует.

Мы уже упоминали это.

Второе мнение: у тех мест, где молился пророк, да благословит его Аллах и приветствует, есть превосходство. Это мнение высказали Ибн ′Умар и Саляма ибн уль-Акуа′.

Саляма ибн уль-Акуа‘, да будет доволен им Аллах, обычно он молился в мечети у той колонны, где находился Коран[2], и (однажды) Язид ибн Аби ′Убейд сказал ему: «Я вижу, что ты намеренно совершаешь молитву в этих местах». Он ответил: «Только потому, что я видел, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, также всегда старался молиться здесь»[3].

Что касается Ибн ‘Умара, то передается, что он однажды пришел в мечеть рода бану му′ауия из числа ансаров и спросил: «Где посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, совершал молитву в их мечети?». Затем Ибн ‘Умар совершал молитву именно в этом месте.

Также однажды Ибн ‘Умар спросил Биляла: «Где молился пророк, да благословит его Аллах и приветствует, в тот день, когда он вошёл в Каабу?». Затем Ибн ‘Умар совершал молитву именно в этом месте.

То же самое он сделал в мечети Куба.

Передал аль-Бухари (№ 483), что Муса ибн ′Укба рассказывал: «Я видел, как Салим (ибн ′Абдуллах) выбирал определенные места по пути и совершал молитву в этих местах. Он рассказывал, что его отец (′Абдуллах ибн ′Умар) совершал молитву в этих местах, и что его отец видел, как в этих местах молитву совершал пророк, да благословит его Аллах и приветствует».

Сказал Муса: «Нафи′ рассказал мне, что Ибн ′Умар обычно совершал молитву в этих местах».

Передаётся, что Ибн ‘Умар развернул своё верховое животное по пути два или три раза, а когда его спросили об этом, он ответил: «Я видел, как пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сделал то же самое».

Основа здесь заключается в том, что время действия, место действия и причина действия – всё это является условием действия, указывая либо на обязательность, либо на желательность.

Мы разъясняли это в основах фикха.


[1] Передал ′Абд ур-Раззак, 2734 и др.

[2] Имеется в виду специальная шкатулка для Корана, находившаяся у этой колонны.

[3] Аль-Бухари, 502; Муслим, 509.

О коллективном чтении Корана

О коллективном чтении Корана

Сказал Малик в «Мухтасар ма лейса филь мухтасар» Ибн Ша′бана: «Пусть не собираются люди для чтения одной суры, как это делают жители Александрии. Это нежелательно, и это не нравится нам!».

Также он сказал: «Нежелательно, чтобы учитель слушал чтение группы учеников одновременно». После этого он разрешил читать Коран перед группой людей.

Автор книги «аль-Мунтака» (аль-Баджи) сказал: «Однажды Малика спросили о чтецах Египта, вокруг которых собираются люди, и каждый чтец слушает группу людей, поправляя ошибку каждого». Малик ответил: «Это прекрасно! В этом нет ничего запретного!».

В другой же раз он счел это нежелательным и порицал это, и сказал: «Читает этот, читает тот, а Всевышний Аллах сказал: «Когда читается Коран, прислушайтесь к нему и молчите – тогда вы будете помилованы»[1].

Также он сказал: «Если учителю читает Коран один или читают люди, но друг за другом, (не в один голос), то я не вижу в этом ничего запретного!».

Если же люди собираются и читают (одним голосом) суру, как это делают в Александрии, то это порицал Малик и сказал: «Так не поступали люди (раньше)».

Сказал Малик в «Мухтасар ма лейса филь мухтасар»: «Является порицаемым, когда люди собираются и читают одну суру, когда каждый читает вместе с предыдущим».

Также он сказал: «Если один прочтёт аяты, затем другой после него прочтёт следующие аяты, то в этом нет ничего предосудительного, однако эти люди мешают друг другу».

Его слова не отличаются, если речь идет о коллективном чтении Корана учителю, и нет разницы, читают ли ученики все вместе одну суру или разные суры, ибо эти две ситуации не отличаются друг от друга, ведь Всевышний Аллах сказал: «Когда читается Коран, прислушайтесь к нему и молчите – тогда вы будете помилованы»[2].

То есть запрещено читать Коран двум одновременно, и нет разницы, читают ли они чтецу одну суру или разные суры.

Кто-то может сказать, говоря о коллективном чтении Корана учителю: «Но ведь учитель хранит молчание и слушает Коран!»[3].

Мы ответим: Всевышний Аллах сказал: «…молчите…», обратившись ко всем присутствующим. Если читают двое, а тысяча слушают, то эти двое совершают запретное, ибо слова Аллаха «…молчите…» обращены к ним двоим.

Кто-то может сказать: «По единогласному мнению ученых этот аят был ниспослан в отношении молитвы».

Ибн Мас‘уд сказал: «Мы приветствовали друг друга в молитве, и был ниспослан этот аят»[4].

Башир ибн Джабир рассказывал: «Однажды Ибн Мас‘уд совершал молитву и услышал, как некоторые люди читают (Коран) вместе с имамом, и сказал им: «Не пришло ли вам время понять «когда читается Коран, прислушайтесь к нему и молчите»?!»[5].

Мы скажем: основа заключается в том, что, если обращение ниспосылается по определенной причине, но само по себе оно не говорит об этой причине, то мы обязаны понимать его в общем смысле, не ограничивая его этой причиной[6].

Кто-то может сказать: «Сказал Малик в «Мухтасар ма лейса филь мухтасар»: «Тот, кто услышал, как человек читает (Коран), не обязан его слушать».

Также он сказал: «Говорящий не совершает греховное, если кто-то (рядом) читает Коран».

Сказал Ибн Ша′бан: «В этом единогласна община. Это указывает на то, что слова Аллаха «когда читается Коран, прислушайтесь к нему и молчите» касаются именно молитвы».

Мы скажем: речь идет о группе людей, которые сели по своим бытовым делам и нуждам, а один из них без их согласия начал читать Коран. Они не обязаны слушать его чтение, а могут говорить о своих делах, ибо чтец Коран прервал их мирские дела и причинил им неудобство, то есть он совершил нежелательный поступок.

Если же люди собрались именно для чтения Корана и поклонения или же человек начал читать Коран с разрешения группы людей, или люди сами сели в собрание чтецов Корана, то они обязаны слушать читающего Коран и не говорить.

Именно об этом говорится в словах Всевышнего Аллаха: «Когда читается Коран, прислушайтесь к нему и молчите».

Разве ты не видишь, например, во время проповеди или тогда, когда имам читает Коран вслух во время молитвы, то стоящий позади него не читает Коран и не говорит ничего?! Если же к тебе пришел человек, который стал увещевать тебя и читать Коран в твоем присутствии, хотя ты не просил его об этом, то ты не обязан его слушать, а можешь продолжать говорить о своих делах.

Кто-то может сказать: «Если же речь идет о молитве и проповеди, то это – два обязательных поклонения, и поэтому человек обязан молчать и слушать. Что же касается собрания для чтения Корана, то оно не является обязательным, и поэтому молчать при этом необязательно. Значит, коллективное чтение Корана разрешено».

Мы скажем: да, это не является обязательным, но чтение Корана – это достойное и благое деяние, и поэтому слушание чтения – это также достойное деяние. Если люди в основе читают Коран в таком виде, в каком это является обязательным или желательным, то и слушание также может быть обязательным или желательным.

Аль-Кады Абу-ль Уалид также указал на причину запрета коллективного чтения Корана, сказав: «Малик счел это нежелательным из-за того, что люди в таких собраниях соперничают друг с другом в заучивании и хвастаются тем, что опережают остальных».


[1] Сура «аль-А′раф», аят 204.

[2] Сура «аль-А′раф», аят 204.

[3] То есть веление Аллаха, о котором говорится в аяте, выполняется.

[4] Передал Ибн Джарир ат-Табари, 9/162.

[5] Передал Ибн Джарир ат-Табари, 9/163.

[6] Обладатели знания говорят: «Во внимание берутся общие слова аята, а не конкретная причина ниспослания». Это правило очень известно среди них.

О собрании для чтения Корана

О собрании для чтения Корана

Передал Абу Дауд в «ас-Сунан» (№ 1455) от Абу Хурейры, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Когда бы ни собрались люди в одном из домов Аллаха[1] для чтения и изучения Корана, на них непременно нисходит спокойствие. Милость покрывает их, и ангелы окружают их[2], и Аллах упоминает о них среди тех, кто у Него».

Также передал Муслим в своем достоверном сборнике (№ 2699) со слов Абу Хурейры, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:   «Того, кто избавит верующего от одной из печалей мира этого, Аллах избавит от одной из печалей Дня Воскресения. Тому, кто облегчит положение попавшего в тяжелую ситуацию, Аллах облегчит положение его и в мире этом, и в мире ином. Аллах будет оказывать помощь рабу, пока сам раб оказывает её брату своему. Вступившему на какой-нибудь путь в поисках знания Аллах за это облегчит путь в Рай. Когда люди собираются в одном из домов Аллаха, где они совместно читают и изучают Книгу Аллаха, обязательно нисходит на них спокойствие, и покрывает их милость, и окружают их ангелы и упоминает их Аллах среди тех, кто находится пред Ним. А тому, кого станут задерживать дела его, происхождение его не поможет двигаться быстрее».

И передал Малик в «аль-Муватта» (1/200) со слов Мухаммада ибн Сирина, что ′Умар ибн уль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, однажды находился среди людей, которые читали Коран, и отправился по своей нужде, а затем вернулся, читая Коран. Кто-то сказал ему: «О правитель верующих! Ты читаешь Коран не в состоянии омовения?!». ′Умар ответил ему: «А кто дал тебе такую фетву?! (Лжепророк) Мусейлима?!».

Все эти сообщения указывают на дозволенность собрания для чтения Корана в виде урока, когда люди изучают Коран и вместе повторяют его. Например, ученик читает Коран учителю, или же учитель читает Коран ученику, или Коран друг другу читают два равных в знании человека. То есть двое читают Коран друг другу по очереди, чтобы повторить его и изучить, (как его читать правильно). Это – обучение и изучение Корана, а не коллективное его чтение.

Даже если все эти предания и являются общими, то вышеупомянутый аят указывает на конкретное положение, а это молчание при чтении Корана.

Кто-то может сказать: «Этот аят говорит об обязательности молчания при чтении, но он конкретизируется другими религиозными текстами. Этот аят следует понимать так, что речь идет о молитве, читаемой вслух, и о проповеди, ведь у нас есть частный хадис об этом, а это слова пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Когда бы ни собрались люди в одном из домов Аллаха для чтения и изучения Корана…».

Мы ответим: даже ваш хадис с одной стороны является частным, но с другой – общим. Он является частным, так как говорит об изучении Корана, но является общим, когда речь идет о методах этого изучения, ибо нам непонятно, о каком конкретно методе изучения Корана идет речь. То есть может в хадисе подразумевается то, что говорите вы, а может в нем подразумевается то, что говорим мы. Что же касается аята, то он не имеет таких двояких толкований.

Слова пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «…собрались для чтения и изучения Корана…» являются арабской речью. Среди арабов известно, что если они увидят группу людей, которая собралась для чтения Корана своему учителю, и один человек из них читает Коран, то (в арабском языке) можно сказать: «Группа людей читает и изучает Коран», даже если все остальные, (кроме одного), молчат.

Также если знаток арабского языка пройдет мимо людей, которые собрались для преподавания знания и понимания религии или слушания хадисов посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то можно сказать: «Эта группа людей изучает знание и читает хадисы», даже если и читает один из них.


[1] Подразумеваются мечети.

[2] Возвеличивая таким образом их достойное и богоугодное деяние.

О соболезнованиях

О соболезнованиях

Знай, что выражение соболезнований тем, кого постигло несчастье, является сунной, к которой побуждают (религиозные тексты). На это указывают слова пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Кто стал утешать мусульманина, которого коснулась беда, тот получит такую же награду, как он»[1].

Абу Дауд передал, что Абдуллах ибн ‘Умар рассказывал: «Однажды мы вместе с пророком, мир ему и благословение Аллаха, похоронили одного человека. Закончив, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, покинул место похорон, и мы последовали за ним. Он уже подходил к своей двери и вдруг встретил Фатыму, и сказал ей: «Что заставило тебя выйти (из дома), о Фатыма?». Она ответила: «О посланник Аллаха, я зашла к обитателям этого дома, чтобы принести им соболезнования из-за их умершего». Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал ей: «Наверное, ты дошла с ними до могил!», а затем указал на запрет этого»[2].

Передаётся, что когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, умер, люди, пришедшие выразить соболезнования, услышали голос из одного из углов дома: «Мир вам, милость Всевышнего и Его благословение, о жители этого дома! У Аллаха есть утешение от каждого бедствия, замена для каждого погибшего. Уповайте же только на Аллаха и лишь на Него надейтесь! Поистине, настоящее бедствие постигло того, кто лишился награды!».

Говорят, что эти слова произнес Хидр[3].

Если это на самом деле достоверно, то соболезнования выражаются с момента смерти человека вплоть до его захоронения и даже после захоронения. Об этом сказал аш-Шафи′и.

Сказали Абу Ханифа и ас-Саури: «Не выражаются соболезнования после захоронения, ибо захоронение – это конец покойного».

Однако нашим доводом являются слова пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Кто стал утешать мусульманина, которого коснулась беда, тот получит такую же награду, как он». Здесь пророк, да благословит его Аллах и приветствует, не сделал никаких разделений.

Также после захоронения увеличивается беспокойство, потому что это – время расставания с человеком. Поэтому желательно выражать соболезнования в это время.

Абу Ханифа и аш-Шафи′и были согласны в том, что не выражают соболезнования, если после захоронения прошло много времени.

Передаётся, что однажды Мухаммад ибн ′Абд уль-Хакам выразил соболезнования имаму аш-Шафи′и в стихотворной форме, когда скончался его близкий.

Самым лучшими словами соболезнования являются слова Хидра, выражавшего соболезнования общине Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует[4].

Соболезнования выражают взрослым и молодым, мужчинам и женщинам. Исключением является юная девушка – ей могут выражать соболезнования только близкие родственники.

Сказали наши ученые-маликиты: «Выставление себя для соболезнований – это новшество и порицаемое деяние. Если же человек сидит в мечети или дома опечаленный, то в этом нет ничего страшного. Ведь, когда к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, пришла весть о смерти Джа′фара, он сидел в мечети опечаленный, а люди выражали ему соболезнования»[5].

Сказал Малик: «Нет ничего запретного в том, чтобы послать семье умершего еду, и нет разницы, сделает это их близкий или тот, кто не имеет с ними родства. Ведь, когда к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, пришла весть о смерти Джа′фара, он сказал: «Приготовьте для семьи Джа′фара еду, ибо к ним пришло то, что отвлекло их от этого!».

Это является желательным у большинства ученых, ибо преподнесение им еды является благочестием и укреплением связей с ними. Поэтому это желательно.

Если же сами близкие умершего приготовят еду и позовут людей, то от ранних учёных не передаётся относительно этого ничего[6], однако я считаю это новшеством и порицаемым делом.

В этом вопросе с нами был согласен аш-Шафи′и.

Абу Наср ибн ус-Сабаг (умер в 512 г. х.) в «аш-Шамиль» сказал: «Об этом ничего не было передано, и это является новшеством и нежелательным делом».

Передал Абу Дауд в «ас-Сунан» (№ 3222), что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Нет заклания для покойных в исламе!».

Во времена невежества у арабов был обычай резать верблюда на могиле щедрого человека, чтобы таким образом вознаградить его за его щедрость. Они говорили: «При жизни он резал верблюдов и кормил своих гостей их мясом, а теперь мы режем верблюдов на его могиле, чтобы их мясо ели звери и птицы и чтобы получилось, что он кормил не только при жизни, но и после смерти.

А некоторые из них, считали, что человек, на могиле которого был зарезан верблюд, прибудет к месту сбора в Судный день на верблюде, а в противном случае он придёт пешком. Так считали те из них, кто верил в воскрешение после смерти.

Затем пришел ислам и указал на ложность всего этого.


[1] Передали ат-Тирмизи, 1073; Ибн Маджа, 1602; аль-Бейхакы, 4/59; аль-Багауи, 1551 и др. со слов Ибн Мас′уда, да будет доволен им Аллах. Хадис слабый.

[2] В этом хадисе сказано: «Она сказала: “Упаси Аллах! Ведь я слышала, как ты упоминал о них”. Он сказал: “Если бы ты дошла с ними до могил…” — (и он упомянул о тяжких последствиях этого поступка и подтвердил его запретность)». То есть женщине не следует провожать погребальные носилки на кладбище.

Передали Абу Дауд, 3123; Ахмад, 2/169; ан-Насаи, 4/27 и др.

[3] На самом деле, тот Хидр, который упомянут в Коране вместе с пророком Мусой, уже мертв, а все предания о том, что он являлся к кому-то из людей в наши времена, являются ложными.

[4] Как уже было сказано, данный хадис является выдуманным. А Аллах знает лучше!

[5] Передали аль-Бухари, 1299; Муслим, 935 со слов ′Аиши, да будет доволен ею Аллах.

[6] Джарир ибн ′Абдуллах аль-Баджали, да будет доволен им Аллах, сказал: «Мы считали собрания в доме умершего и приготовление еды (для собравшихся) оплакиванием покойного!». Передали Ахмад, 6905; Ибн Маджа, 1612.

О проявлении терпения

О проявлении терпения

Знай, что проявление терпения является обязательным, а выражение недовольства запрещено. Также запрещено громкое оплакивание умершего. Простой же плач является дозволенным.

Что касается терпения, то на него указывает весь Коран.

Сказал Всевышний Аллах: «Когда их постигнет (какое-нибудь) бедствие говорят: «Поистине, мы принадлежим Аллаху, и, поистине, мы (только) к Нему возвращаемся»[1].

И ты знаешь, что пообещал им затем Аллах[2].

Также Всевышний Аллах сказал: «Какое бы несчастье ни произошло на земле или в ваших душах, то оно уже было записано еще раньше, чем Мы сотворили его. Поистине, это легко для Аллаха! – чтобы вы не печалились о том, что вас миновало, и не радовались (горделиво) тому, что Он даровал вам»[3].

Некоторые сказали, что в Книге Всевышнего Аллаха нет более утешающего аята, чем этот.

Что же касается негодования, то речь не идет о горести от утраты близкого или  огорчении от потери. Поистине, эти чувства заложены в природу человека. Однако порицаемым является то, что человек показывает словами и поступками то, что не следует показывать.

Однажды люди увидели, как некий мудрец печалится и переживает, и сказали ему: «Извлеки это из своего сердца!», на что он ответил: «Это вошло в сердце не с моего согласия!».

Что же касается громкого оплакивания покойного, то это запрещено.

Абу Са′ид аль-Худри передал, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Аллах проклял ту, которая громко оплакивает, и ту, которая ее слушает!»[4].

Также пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Не из нас тот, кто бьет себя по щекам и разрывает одежду»[5].

Пришло в достоверном сборнике Муслима со слов Абу Мусы аль-Аш′ари, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Не из нас тот, кто бреет голову, громко кричит и рвет на себе одежду (во время несчастья)». 

Также посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «В День Воскресения плакальщица будет облачена в одеяние из жидкой смолы и панцирь из струпьев».

Этот хадис передал Муслим в своем достоверном сборнике (№ 934).

Об этом пришло много хадисов от посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Тот, кто громко оплакивает покойного, словно показывает, что с ним поступили несправедливо, и жалуется на Всемогущего и Великого Аллаха. Иначе говоря, он словно просит о помощи против Аллаха.

Но ведь то, что сделал Всевышний Аллах, есть истина и справедливость.

Также не разрешается громко вопить над покойным и призывать на себя горе и погибель.

Что же касается простого плача без всего этого, то он разрешен.

На это указывают действия пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Когда его сын Ибрахим находился в предсмертной агонии, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, взял его, заплакал и сказал: «Поистине, глаза плачут, а сердце печалится, но мы говорим лишь то, что угодно нашему Господу! Поистине, мы опечалены разлукой с тобой, о Ибрахим!»[6].

И передаётся, что однажды пророк, да благословит его Аллах и приветствует, заплакал, а Са′д спросил его: «Что это, о посланник Аллаха?». Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, ответил: «Это милость, которую Аллах помещает в сердце того, кого пожелает из Своих рабов. Поистине, Аллах милует из Своих рабов милующих».

Если этот хадис достоверен, то плач дозволен до тех пор, пока не выйдет душа, а после её выхода плач уже нежелателен.

Ведь ′Абдуллах ибн ′Атик[7] рассказывал: «Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, пришёл навестить ‘Абдуллаха ибн Сабита и увидел, что он уже умирает. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, позвал его, однако он не ответил. Тогда посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Поистине, мы принадлежим Аллаху и к Нему мы возвращаемся… Мы теряем тебя, о Абу ар-Раби‘!». Тогда женщины начали кричать и плакать, а Ибн ‘Атик принялся успокаивать их. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Оставь их… Но когда придёт к нему падение, пусть никто не оплакивает его». То есть, когда он умрет[8].


[1] Сура «аль-Бакара», аят 156.

[2] Аллах сказал: «Это – те, над которыми благословения от их Господа и милость, и они – идущие верным путем». (Сура «аль-Бакара», аят 157).

[3] Сура «аль-Хадид», аяты 22-23.

[4] Хадис слабый.

[5] Хадис достоверный.

[6] Аль-Бухари и Муслим.

[7] На самом деле, этот хадис передал Джабир ибн ‘Атик, да будет доволен им Аллах.

[8] Этот хадис передали Малик, 1/233; Ахмад, 5/446; Абу Дауд, 3111; ан-Насаи, 4/13 и др.

Поминки и траурные собрания

Поминки и траурные собрания

Что касается поминок и траурных собраний, то они запрещено по единогласному мнению ученых.

Сказал аш-Шафи′и: «Я порицаю поминки, когда собираются мужчины и женщины, ибо это вновь возобновляет печаль».

Он также сказал: «Порицается проводить ночь на кладбище по причине дикости этого поступка».

Поминки – это собрание утром. Это является порицаемым новшеством, о котором не передано ничего (от предшественников).

То же самое касается последующих собраний на второй, третий, седьмой дни, или через месяц или на годовщину. Это есть бедствие!

До меня дошло, что к шейху Абу ′Имрану аль-Фаси (умер в 430 г. х.), который был из числа имамов мусульман, пришел один из его учеников на утренние поминки. После этого он не говорил с ним более двух месяцев, пока тот не попросил другого человека помирить его с шейхом, и шейх принял его. Я думаю, что он потребовал у него пообещать, что такое более не повторится.

Что касается зажигания свечей и благовоний (на поминках), то это является расточительством. Если человек потратил на всё это деньги из наследства покойного, то он должен возместить эту сумму, причем после этого он лишается доверия, а завещание должно быть изучено правителем.

Выход женщин для провода погребальных носилок

Выход женщин для провода погребальных носилок

Из порицаемых новшеств у целой группы учёных – выход женщин для провода погребальных носилок. Доводом на это является хадис Фатымы, упомянутый в начале раздела[1].

Сказал Малик: «Мне не нравится, чтобы женщины выходили для провода погребальных носилок, даже если умер их родственник. Исключением же является ситуация, когда у женщины умерли родители или муж, или сын, или брат».

Сказал Малик: «Не надлежит ей выходить для провода похорон остальных людей, будь это дядя со стороны отца или дядя со стороны матери, или кто-то еще. Что касается погребальной молитвы, то если ее время настало, то ее разрешено совершить и женщине».

[1] См. чуть выше в главе о соболезнования. Однако в том хадисе есть определенная слабость. А Аллах знает лучше!

Но передано, что Умм ‘Атыййа, да будет доволен ею Аллах, сказала: «Нам запрещалось провожать погребальные носилки, но не строго-настрого». Аль-Бухари, 1278; Муслим, 938. Иначе говоря, женщинам провожать погребальные носилки не рекомендовалось, но и не запрещалось абсолютно.

Погребальная молитва

Погребальная молитва

Мы уже упоминали, что Малик сказал: Не следует оповещать о погребальной молитве у дверей мечети. Нет ничего запретного в том, что кто-то будет ходить среди людей и тихо оповещать их о погребальной молитве. Не следует кричать об этом на дорогах».

Также этого мнения придерживались Абу Ханифа и аш-Шафи′и.

Также передается, что Абу Ханифа сказал: «Дозволено оповещать о (молитве) над умершем».

Он не имел в виду то, что люди сегодня делают в Египте, когда они кричат, идя вперед погребальной процессии. Они начинают кричать с того момента, как умершего выносят (из дома), и кричат, пока его не захоронят. Однако Абу Ханифа имел в виду оповещение о погребальной молитве у дверей мечети и в собраниях людей.

Нашим доводом является то, что передано от Хузейфы ибн уль-Ямана, который сказал: «Когда я умру, то не сообщайте о моей смерти никому, ибо я слышал своими ушами, как пророк, да благословит его Аллах и приветствует, запретил объявлять о смерти (человека)»[1].

Сказал ′Абдуллах уль-Мубарак: «Имеется в виду объявления о покойном».

А Аллах более знающ и мудр!

Завершилась книга о религиозных новшествах и нововведениях, и хвала Всевышнему Аллаху за Его прекрасную помощь!

Пусть Аллах благословит и приветствует Мухаммада и членов его семьи!

[1] Передали ат-Тирмизи, 986; Ибн Маджа, 1476; Ахмад, 5/406 и др.

Если найдёте в книге опечатки или неточности в переводе, просим писать об этом прямо в комментариях, внизу.

Также рекомендуем...

6 комментариев

  1. Аватар Snow:

    Ас саляму алейкум братья. А эту книгу в pdf формате планируется оформить?

    • Аватар admin:

      уаляйкум ас салям уа рахматуЛлахи уа баракатух! Ин ша Аллах, пока не успеваю)

  2. Аватар Мурат:

    В разделе «О коллективном чтении Корана» нет цитаты после слов «Аль-Кады Абу-ль Уалид также указал на причину запрета коллективного чтения Корана, сказав»

  3. Аватар Мурат:

    В разделе «Религиозные новшества, которые были внесены в мечетях» в конце отсутствует сноска №11

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *