Ложность приписывания экстремистских групп к призыву имама Мухаммада ибн Абдульваххаба

Извещение о ложности приписывания экстремистских и такфиристских джамаатов к призыву имама Мухаммада ибн Абдульваххаба

Подготовил: Фейсал ибн Казар аль-Джасим

Предисловие

Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного
Предисловие

Хвала Аллаху, Господу миров. Благословения и мир верному Посланнику, его семье и всем сподвижникам. А затем:

Аллах, благословен Он и возвышен, выделил эту общину среди других общин тем, что ее религия и ее Шариат сохраняются неизменными, поручившись за это в Своих словах: «Воистину, Мы ниспослали Напоминание, и Мы оберегаем его» (сура «аль-Хиджр», аят 9). А Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, разъяснил некоторые виды того, как происходит это сохранение, сказав: «Поистине, Аллах будет посылать этой общине каждые сто лет того, кто будет возрождать для нее ее религию».[1]

Одним из возрождающих религию в двенадцатом веке хиджры был имам Мухаммад ибн Абдаульваххаб[2], да смилуется над ним Всевышний Аллах, который жил в то время, когда распространилось невежество, и проявления многобожия и нововведений охватили все страны мусульман, особенно Аравийский полуостров и, в частности, города Неджда, так что на этом рождались дети и умирали старики. Имам Мухаммад ибн Абдульваххаб восстал против этого положения вещей и стал вести истинный джихад на пути Аллаха. Он призывал к единобожию и признанию единства Всевышнего Аллаха в праве на поклонение и предостерегал от приобщения к Нему сотоварищей в поклонении и от нововведений в религии. В своем призыве он использовал все средства для разъяснения истинной основы религии. Он вел диспуты, вступал в переписку, отвечал на вопросы, писал книги, давал уроки и совершал поездки на этом пути, пока Аллах не свел его с имамом Мухаммадом ибн Саудом[3], да смилуется над ним Аллах, который помог его призыву, поддержал его и предоставил ему причины для распространения этого призыва. Прошло всего лишь несколько лет и Аллах укрепил их на земле, подчинил им Аравийский полуостров, и по причине их призыва и джихада распространился призыв к единобожию.

Согласно обычаю Всевышнего Аллаха относительно Его творения, у каждого из пророков, посылаемых Всевышним Аллахом, обязательно были враги, противостоящие его призыву и сбивающие людей с его пути. Всевышний сказал: «Так для каждого пророка Мы создали врагов из числа грешников, но довольно того, что твой Господь наставляет на прямой путь и помогает» (сура «Различение», аят 31). Также и каждый наследник пророков получает свою долю враждебности в зависимости от доли своего наследства и следования за ними.

Враги пытались опорочить призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба, чтобы воспрепятствовать его распространению, и прилагали усилия, чтобы загасить свет откровения. «Но Аллах не допустит этого и завершит распространение Своего света, даже если это ненавистно неверующим» (сура «Покаяние», аят 32).

Среди того, чему подвергся призыв имама в прошлом и настоящем, — приписывание к нему приверженцев невежества и чрезмерности. Они делятся на две группы:

Первая группа: люди, любящие призыв и желающие помочь ему, но являющиеся невежественными, не разбирающимися в религии и не изучающими ее. Они допускали множество отклонений, как например то, что совершали так называемые «ихваны»[4] в Неджде.

Вторая группа: последователи страстей, имеющие скверные цели и порочные убеждения. Они хотели приписать себя к призыву, чтобы распространить свои идеи среди людей и обмануть их.

Одним из видов этого ложного приписывания является то, что произошло при жизни шейха Абдуллатыфа ибн Абдуррахмана ибн Хасана Аль Шейха, да смилуется над ним Аллах, который сказал: «В шестьдесят четвертом году я увидел двух подобных вам заблудших людей в аль-Ахсе, которые отказывались участвовать в совершении пятничных и коллективных намазов. Они приводили на это доводы подобные вашим доводам, говоря: «Жители аль-Ахсы находятся в одной компании с Ибн Файрузом, а он и подобные ему не проявляют неверия в тагута и не заявляют открыто о неверии его деда, который отверг призыв шейха Мухаммада, не принял его и стал враждовать с ним».

Они сказали: «Тот, кто не заявляет открыто о его неверии, сам является неверным, не проявляющим неверия в тагута. А тот, кто находится с ним в одной компании, является подобным ему». Исходя из двух этих ложных утверждений они вывели постановления, которые следуют за явным вероотступничеством, так что даже перестали отвечать на приветствие. Их дело было представлено мне, я вызвал их к себе и строго поговорил с ними. Изначально они утверждали, что придерживаются убеждений шейха Мухаммада ибн Абдульваххаба, и что у них есть его послания. Я отвел их сомнения, опроверг их заблуждения и сообщил о непричастности шейха к этим убеждениям и этому мазхабу и о том, что он не обвинял в неверии кроме как за то, за что все мусульмане обвиняли в неверии совершившего это, подобно большому многобожию и неверию в аяты Аллаха и Его посланников, или же за то, относительно чего был приведен довод, подобно поклонению праведникам, взыванию к ним с мольбой наряду с Аллахом и приравнивая их к Нему в поклонении и обожествлении. И относительно неверия таких людей имеется единодушное мнение обладателей знания и веры».[5]

Затем, в наши дни такие организации, как аль-Каида, ИГИЛ, Боко харам, Ансар Бейт аль-макдис, Джубхат ан-нусра и подобные им экстремистские и такфиристские организации впали в то же, во что впали их предшественники, чьему примеру они следовали шаг за шагом.

Враги этого благословенного призыва использовали появление сегодня этих джамаатов, их идейные и мировозренческие отклонения и совершаемые ими запретные скверные деяния, ложно и невежественно приписываемые к Исламу, и поспешили опорочить реформаторский призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба, приписывая к нему эти отклонившиеся джамааты. Они утверждали, что эти джамааты были порождены этим реформаторским призывом, и что их чрезмерность в идеях и действиях ни что иное, как практическое воплощение принципов и основ реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба!!

Возможно, врагам этого реформаторского призыва стало известно, что некоторые экстремистские джамааты приводят для подкрепления своих заблуждений слова некоторых имамов призыва, искажая их смысл, изменяя форму или веря в них, но не веря в то, что из них следует. Также возможно враги призыва ссылаются на то, что эти джамааты издают некоторые книги имамов призыва, подобно «Книге единобожия». Но, как известно, этот труд не является исключительным средством призыва. Эти экстремистские джамааты ссылаются для подкрепления своих заблуждений также на тексты из Корана и Сунны, на мнения мазхабов фикха и некоторые тексты как прежних, так и нынешних имамов и ученых. И если простой факт того, что они ссылаются на эти тексты, не указывает на действительность их приписывания себя к Корану и Сунне, четырем имамам и другим имамам, и проблема в их понимании текстов, а не в самих текстах — то этот вывод применим также к тому, что они ссылаются на тексты имамов призыва. Проблема в их понимании и слабости восприятия, а не в словах и утверждениях имамов призыва.

Если бы некоторые мусульмане не запутались в этом деле, то предпочтительнее было бы отказаться от рассмотрения этой лжи и фальсификации. Однако, раз нечестивцы и враги призыва из числа мусульман-нововведенцев и других муссируют эту проблему в средствах массовой информации и прилагают все усилия, чтобы прилепить обвинение в чрезмерности, экстремизме, признании мусульман неверными и разрешении проливать их кровь и кровь тех, с кем заключен договор, к реформаторскому призыву имама Мухаммада ибн Абдульваххаба, то становится обязательным опровергнуть эти сомнения и раскрыть эту фальсификацию ради защиты истины, к которой призывал имам Мухаммад ибн Абдульваххаб, а также призыва к единобожию, его государства и призывающих.

Ибн Теймия, да смилуется над ним Аллах, сказал: «В некоторых местах и в некоторые времена приверженцев этих страстей становится так много, что по этой причине их слова становятся для невежд равными словам обладателей знания и приверженцев Сунны, так что для того, кто занимается их делом, оно становится неясным, и поэтому необходимо, чтобы кто-то занялся приведением доводов от Аллаха и их разъяснением».[6]

Если это понятно, то отсюда следует вывод, что неправильно приписывать человека к какой-то партии или группе, если он не соответствует им в том, что отличает их и выделяет среди других партий и групп. А что касается его соответствия им в основах, общих для всех групп, то это не дает повода приписывать его к ним и считать одним из них.

Как известно, все исламские группы приписывают себя к Корану, Сунне и сподвижникам, независимо от того по праву они это делают или нет. Это общая основа для всех этих групп. Однако при этом их приписывание себя к этим основам не будет означать совпадения их основ и убеждений просто от того, что они имеют эту общую основу до тех пор, пока они не станут соответствовать друг другу в тех основах, которые отличают их.

Объясним на примере: если кто-то будет соглашаться с ашаритами в проявлении довольства сподвижниками, вере в их достоинстве и убеждении в их справедливости, то он не обязательно должен быть ашаритом. То же самое можно сказать и о том, кто соглашается с их словами о чудесах пророков и праведников. Эти основы являются общими для многих групп, а не характерными для какой-то одной группы. Отсюда следует, что нельзя приписывать человека к ашаритам до тех пор, пока он не будет соответствовать им в том, что является их характерной чертой, отличающей их от других групп.

То же самое можно сказать о любом приписывании. Так, если факих будет соглашаться с основой имама Ахмада об использовании в качестве довода слабого хадиса и предпочтении его суждению по аналогии, то этого не будет достаточным для того, чтобы считать его ханбалитом, до тех пор пока он не станет соглашаться с ним в тех его основах, которыми он отличается от других имамов.

Исходя из вышесказанного, можно сказать, что неправильно и неприемлемо приписывать человека к какой-либо партии, группе или мазхабу, пока он не будет соглашаться с тем, что является их характерной особенностью, отличающей их от других партий и групп.

Кто-то может сказать, что человека можно приписать к какой-то группе или партии по причине того, что он вырос среди них и перенимал знание только у них и ни у кого другого. Ответом будет то, что этого одного недостаточно, чтобы это приписывание было правильным, пока он не станет соглашаться с ними в их основах. Ведь возможно, что он растет среди них и перенимает от них знание, но в то же время противоречит им в их основах и убеждениях:

— либо сознательно и добровольно по причине того, что он считает их ошибающимися из-за влияния книг других людей и их основ;

— либо по причине незнания их убеждений и неспособности понять их основы.

В любом случае, факт того, что человек вырос в определенном окружении и перенимал знание от них, остается сомнением, которое использует тот, кто считает действительным приписывание такого человека к основам и убеждениям тех, среди кого он вырос, и с помощью которого он пытается обмануть некомпетентных людей.

А что касается того, кто не соглашается с какой-то группой в тех основах, которыми она отличается от других, и к тому же он не рос среди них и не перенимал от них знаний, то несомненно его приписывание к ним является ложным.

Исходя из этого, становится ясной ложность приписывания экстремистских и такфиристских джамаатов к реформаторскому призыву Мухаммада ибн Абдульваххаба. Это очевидно из следующих соображений:

1) из соображения воспитания и получения знаний;

2) из соображения идеологических основ и убеждений;

3) из соображения последствий и результатов.

Три этих соображения станут основами нашего исследования.

Я разделил исследование на предисловие, три главы и заключение. Каждая глава делится на части.

Первая глава: Воспитание и получение знаний. Она делится на две части:

  1. Воспитание имама Мухаммада ибн Абдульваххаба.
  2. Возникновение экстремистских и такфиристских джамаатов.

Вторая глава: Различие между основами реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба и основами экстремистских и такфиристских джамаатов. Она делится на десять частей.

Третья глава: Результаты и последствия, к которым привели реформаторский призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба и призыв экстремистских и такфиристских джамаатов. Она делится на три части.

Затем следует заключение и содержание.

Я подтвердил идеологические основы экстремистских и такфиристских джамаатов, их методы и убеждения цитатами из их книг, статей, письменных, аудио- и видео заявлений, а также познакомил читателя с их знаковыми фигурами и известными личностями.

Я прошу Аллаха, чтобы Он сделал этот труд искренним ради Его Лика и соответствующим Его Шариату. А Аллаху ведомо лучше. Да благословит Аллах и приветствует нашего пророка Мухаммада, его семью и сподвижников. 

Фейсал ибн Караз аль-Джасим

Кувейт, 27 раджаба 1437 г.х.


[1] Абу Дауд (4291).

[2] Это: Мухаммад ибн Абдульваххаб ибн Сулейман ибн Али ибн Мухаммад ибн Ахмад аль-Мушаррафи аль-Ваххаби ат-Тамими. Он родился в 1115 г.х. в городе Уяйне — одном из поселений Неджда. Он вырос в семье ученых, перенимая знание от своего отца, бывшего кадыем в Уяйне, и от своего деда — одного из крупнейших ученых Неджда. В поисках знания он совершал поездки в Мекку, Медину, аль-Ахсу и аль-Басру, встречаясь со многими учеными и перенимая у них знания. Среди них: мухаддис Мухаммад Хаят ас-Синди, Абдуллах ибн Ибрахим ибн Сейф ан-Наджди, Мухаммад аль-Маджмуи и др. Затем в 1139 г.х. он переехал в город Хураймила, присоединившись к своему отцу, покинувшему Уяйну из-за имущественного конфликта с ее эмиром. После смерти отца он вернулся в Уяйну по просьбе ее эмира и стал в ней кадыем. Всевышний Аллах раскрыл ему глаза на истину, и он стал призывать к исповеданию чистого единобожия и отрешению от разнообразных форм многобожия, распространенных в то время, таких как взывание с мольбой к мертвым и отсутствующим, поиск благословения у деревьев и камней и прочие виды многобожия и нововведений. Слава о нем распространилась, и он стал известен, как проповедник чистого единобожия. Тогда ученые зла и невежественные простолюдины стали враждовать с ним, и он подвергся испытаниям на этом пути. Эмиру Уяйны поступали постоянные угрозы с требованием изгнать шейха, и в итоге он покинул ее и перебрался в город ад-Диръия. Ее эмир Мухаммад ибн Сауд принял шейха и тот присягнул ему на условиях призыва к единобожию и войны с многобожием. Таким образом призыв распространился в Неджде, Хиджазе и аль-Ахсе. Ад-Диръия расширилась и ее влияние распространилось настолько, что под ее власть попали Неджд, аль-Ахса и Хиджаз, в результате чего в них распространилось благо и безопасность. Поднялись знамена единобожия и исчезли признаки многобожия и нововведений. Умер шейх, да смилуется над ним Аллах, в 1206 г.х.

[3] Это: имам Мухаммад ибн Сауд ибн Мухаммад ибн Мукрин ибн Мархан ибн Ибрахим ибн Муса ибн Мухаммад ибн Рабиа ибн Мани из рода бану Ханифа потомков Бакра ибн Ваиля ибн Рабии. Он был эмиром города ад-Диръия — одного из поселений Неджда. В 1158 г.х. он дал приют у себя имаму Мухаммаду ибн Абдульваххабу, и они заключили взаимный договор о призыве к единобожию и войне с многобожием. Всевышний Аллах укрепил его, он стал одерживать победы и с помощью Аллаха получил власть, а его противники не могли противостоять ему. В итоге его власть распространилась на весь Неджд, в результате чего были искоренены обычаи невежества и уничтожены признаки многобожия и заблуждения. Он был известен своей религиозностью, богобоязненностью, справедливым правлением, мягким отношением с подданными, мудрой политикой, возвеличиванием Сунны, почитанием ученым и прекрасным знанием Корана и Сунны. Он умер в 1197 г.х. в ад-Диръие, да смилуется над ним Аллах. Люди сильно скорбели по его кончине и возносили мольбы за него.

[4] «Ихван ман атаа Аллах» (Братья покорных Аллаху) — исламское религиозное ополчение в Неджде в начале 20-го века. Не путать с «Ихван аль-муслимин»! (Примечание переводчика).

[5] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-Надждия» (1/467)

[6] «Маджму аль-фатава» (3/239).

Глава №1 - Воспитание и получение знаний

Первая глава
Воспитание и получение знаний

Кто исследует положение Мухаммада ибн Абдульваххаба, да смилуется над ним Аллах, узнает каково было его воспитание, узнает степень знаний его семьи, в которой он вырос, задумается над его путешествиями в поисках знания, исследует положение его шейхов, у которых он перенимал знания в своей стране и во время своих поездок в Мекку, Медину, Ахсу, Басру и другие города, а затем сравнит это с воспитанием основателей экстремистских и такфиристских джамаатов, с источниками их знаний и идеологии и исследует их положение — тому станет ясной большая разница между двумя воспитаниями, и он увидит очевидное различие между источниками, сформировавшими идеи и принципы двух призывов.

Идеологическое единство между личностями, группами и джамаатами достигается благодаря их единству в одном из двух: единству в отношении факторов окружения, либо единству в отношении источников идеологии и знания.

Человек по своей природе склонен к тому, чтобы находиться под влиянием среды, в которой он растет, и людей, среди которых он живет и которыми воспитывается. Посредством сосуществования с другими людьми и воспитания он воспринимает идеи и убеждения, прочно укоренившиеся в сердцах их носителей. Эти идеи и убеждения запечатлеваются в человеческом разуме, так что становятся его идеологическими догмами.

Влияние семьи и общества на человека — это одно из самых больших препятствий, которое мешало ему последовать за посланниками и мешало ему поверить в них.

Всевышний сказал о многобожниках, противодействующих призыву Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Мы не слышали об этом в последней религии. Это — не что иное, как вымысел» (сура «Сад», аят 7).

А также: «Таким же образом, какого бы предостерегающего увещевателя Мы ни отправляли до тебя в какое-либо селение, его изнеженные роскошью жители обязательно говорили: «Воистину, мы нашли своих отцов на этом пути, и мы верно следуем по их стопам»» (сура «Украшения», аят 23).

Человек по своей природе подвержен влиянию своего друга и компаньона.

Пророк, да пребудут над ним благословения и мир, сказал: «Поистине, праведный товарищ и дурной товарищ подобны продавцу мускуса и кузнецу, раздувающему кузнечные меха. Что касается продавца мускуса, то либо ты купишь у него что-то, либо ощутишь исходящий от него аромат. Что же касается мехов кузнеца, то он либо прожжет твое тело, либо твою одежду, либо ты ощутишь исходящее от него зловоние».[1]

Таким образом, выбор друзей и забота о праведности окружения, в котором живет человек, являются важной задачей, поскольку это напрямую влияет на убеждения, ориентацию и поведение человека.

Пророк, да пребудут над ним благословения и мир, сказал: «Человек исповедует ту же религию, что и его ближайший друг, так пусть же каждый из вас обращает внимание на то, с кем он водит дружбу».[2]

По причине этого влияния на убеждения и идеологию человека, было предписано совершать хиджру из стран многобожников в страны Ислама.

Передается от Джарира ибн Абдуллаха, да будет доволен им Аллах, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Я непричастен к каждому мусульманину, живущему среди многобожников». Его спросили: «О посланник Аллаха, почему?» Он ответил: «Не должны огни очагов мусульман и неверных находиться в видимости друг от друга».[3]

Что касается второго вопроса, посредством которого возникает идеологическое единство, то это единство в отношении источников, из которых человек черпает свои знания, идеи, убеждения и методы. То есть два человека могут придерживаться одинаковых убеждений и методов, даже если они не встречались друг с другом, если их источник будет один и тот же. Так ахлю ас-Сунна ва аль-джамаа едины в убеждениях, даже если живут далеко друг от друга, поскольку они черпают свои убеждения из одного источника — Корана, Сунны и сообщений сподвижников, и это называется источником восприятия знаний.

Если это станет ясным, то будет установлено, что приписывание экстремистских и такфиристских джамаатов к призыву имама Мухаммада ибн Абдульваххаба является ложью и явной клеветой из-за явного несоответствия между двумя этими группами в среде появления и идеологии.

Далее приводится разъяснение этого.


[1] Аль-Бухари (2101), Муслим (2860).

[2] Абу Дауд (4833), ат-Тирмизи (2378).

[3] Абу Дауд (2645), ат-Тирмизи (1604). Ибн аль-Асир сказал о смысле слов «Не должны огни очагов мусульман и неверных находиться в видимости друг от друга»: «То есть жилище мусульманина обязательно должно быть удалено от жилища многобожника. Он не должен селиться в месте, из которого свет его разожженного очага будет виден многобожнику, а свет разожженного очага многобожника будет виден мусульманину. Однако он должен селиться вместе с мусульманами в местах их проживания» («ан-Нихая фи гариб аль-хадис ва аль-асар» 2/177).

Воспитание имама Мухаммада ибн Абдульваххаба

Первая часть
Воспитание имама Мухаммада ибн Абдульваххаба

Призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба возник в Неджде в начале двенадцатого века хиджры. Имам, да смилуется над ним Аллах, родился в городе Уяйне провинции Неджд в 1115 г.х., и рос в среде ученых. Его отец и дед принадлежали к числу ханбалитских факихов. Его отец был городским кадыем, а дед был настолько известен своими знаниями, что его называли муфтием недждийских земель. В начале своей жизни он воспринял знания от своего отца и ученых своего селения, которое было одним из главных городов Неджда.

Шейх, да смилуется над ним Аллах, с малых лет проявлял недюжинные способности во всех науках. Он был умен и сообразителен. В возрасте семи лет он выучил наизусть Коран, преуспел в других науках и в нем проявились следы способностей и таланта. В поисках знаний он много путешествовал, посетив Мекку, Медину, аль-Ахсу и аль-Басру. Он встречался со многими учеными и учился у многих из них.

Самым полезным из его путешествий было путешествие в город Пророка Медину, поскольку он встретился там с двумя выдающимися учеными: Абдуллахом ибн Ибрахимом ибн Сейфом ан-Наджди и Мухаммадом Хаятом ас-Синди, да смилуется над ними обоими Аллах. Он находился подле них на протяжении всего времени своего пребывания в Медине. Абдуллах ибн Сейф находился под влиянием трудов шейх-уль-Ислама Ибн Теймии, да смилуется над ним Аллах, и был исполнен любовью к нему. То же самое можно сказать и о Мухаммаде Хаяте ас-Синди, который был одним из наиболее знающих мухаддисов. Он был известен призывом к почитанию довода и порицанием фанатичного следования, а также борьбой с проявлениями многобожия и нововведений.

Затем он отправился в аль-Басру и провел там более двух лет. Там он встретился со многими учеными, такими как шейх Мухаммад аль-Маджмуи и кадый аль-Басры Шихабуддин аль-Мосули. Там он изучал науку фикха, хадиса и языка.

После этого он направился в Неджд через аль-Ахсу, где остановился у шейха Абдуллаха ибн Мухаммада ибн Абдуллатыфа аль-Ахсаи, да смилуется над ним Аллах. Также он встречался с другими учеными аль-Ахсы, такими как Абдуллах ибн Мухаммад ибн Файруз, который был двоюродным братом шейха Мухаммада ибн Абдульваххаба, сыном его тетки по отцу. У него шейх обнаружил книги шейх-уль-Ислама Ибн Теймии и Ибн аль-Каййима, да смилуется над ними обоими Аллах, что очень обрадовало его, и он хвалил своего двоюродного брата за знание убеждений имама Ахмада.

Шейх Абдуллатыф ибн Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, сказал об имаме Мухаммаде ибн Абдульваххабе: «Шейх был известен приобретением знания и путешествиями ради его достижения, как говорит об этом автор книги «ат-Тарих» шейх Хусейн ибн Ганам аль-Ахсаи. Он встречался с шейхами двух Святынь своего времени и их мухаддисами, и некоторые из них дали ему разрешение на передачу своих знаний. Затем он отправился в аль-Басру, где обучался и дискутировал, и в аль-Ахсу, которая в то время была населена учеными, и обучался у ее шейхов, обсуждая основы религии и слова людей относительно веры и другого. Он обучался у своего отца и факихов Неджда того времени, прославился среди них своим знанием и умом и был известен несмотря на свой маленький возраст». [1]

Отсюда становится ясным, что Мухаммад ибн Абдульваххаб, да смилуется над ним Аллах, воспитывался в получении знания, воспринимая его у ученых, известных своим знанием и пониманием. Он много путешествовал ради приобретения знания и находился под сильным влиянием книг шейх-уль-Ислама Ибн Теймии и его ученика Ибн аль-Каййима, да смилуется над ними обоими Аллах. Он проявлял особую заботу о знаниях, полученных из их книг.

Он был воспитан в получении знания, а что касается источников, из которых он воспринимал свои знания, и которые сформировали его идеологию и убеждения, на которых он основал свой призыв, то они были двух видов:

Во-первых: восприятие знаний у шейхов и ученых.

Во-вторых: книги знания и преданий предшествующих имамов, особенно Ибн Теймии и Ибн аль-Каййима, да смилуется нал ними обоими Аллах.


[1] «Мисбах аз-залям» (стр. 49).

Возникновение экстремистских и такфиристских джамаатов

Вторая часть
Возникновение экстремистских и такфиристских джамаатов

Кто исследует положения основателей джамаатов и организаций, известных чрезмерностью, экстремизмом и такфиром в наше время, и узнает о том воспитании, которое получили их теоретики, тот полностью поймет главную причину их экстремизма и чрезмерности, заключающейся в том, что они не были воспитаны в приобретении знания. Ни о ком из них неизвестно, чтобы он воспринимал знание от ученых в кружках приобретения знания, не говоря уже о том, чтобы неотлучно пребывать с ними. Также никто из них не обучался в образовательных учреждениях, таких как исламские университеты и шариатские факультеты, тогда как учеба в них издавна относится к признанным методам восприятия знаний. Нет, они почерпнули свои экстремистские идеи из книг, содержащих идеологические и методологические отклонения и отличающихся чрезмерностью и экстремизмом.

Окружение, в котором они росли, не было окружением приобретения знания, но было окружением партийности, отличающимся чрезмерностью, экстремизмом, искаженным пониманием Ислама, невежеством относительно методов ахлю ас-Сунна ва аль-джамаа и погружением в политическую интерпретацию Ислама.

Я попытаюсь разъяснить этот вопрос рассказав о возникновении наиболее известных из современных экстремистских и такфиристских джамаатов, изложив это в ряде последующих разделов.

Первые признаки экстремистской и такфиристкой идеологии

Первый раздел
Первые признаки экстремистской и такфиристской идеологии

Первые признаки чрезмерности и экстремистской идеологии в эту эпоху, то есть идеологии, основанной на такфире исламских обществ и борьбой с их правительствами и режимами под предлогом их вероотступничества и отхода от религии, проявились в двух особенных личностях:

Первый из них: Абу аль-Аля аль-Маудуди в Индии.

Второй: Саид Кутб в Египте.

Идеи двух этих людей несли в себе первые признаки чрезмерности и экстремизма, и на основе их идей были сформированы первые такфиристские джихадистские организации.

Причиной ошибки мышления этих двоих проистекала из ошибочного понимания единобожия, ради призыва к которому приходили пророки. Это единобожие заключается в признании единства Всевышнего Аллаха в праве на все виды поклонения. Эти же двое не поняли истинной сути единобожия, но ограничили его так называемой «аль-хакимией». Под «аль-хакимией» они подразумевали шариатское правление в смысле применения шариатских законов и наказаний. Исходя из этого они изобрели новый вид единобожия, назвав его «таухид аль-хакимия», а слово «Бог» (аль-Илях) они понимали как «Правитель», считая принятие решений характерным атрибутом Господа и даже самым главным атрибутом божественности.

За этим ошибочным пониманием и представлением единобожия последовали такфир исламских обществ, отказ от признания власти мусульманских правителей и отказ считать их имамами, подчинение которым является обязательным. Отсюда возникла идея основания экстремистских и такфиристских джамаатов, чтобы облегчить установление праведного халифата и свержение правителей-вероотступников, как они их называли.

Абу аль-Аля аль-Маудуди, считающийся одним из их главных идеологов, сказал: «Подытоживая, следует сказать, что основой и сутью божественности является власть».[1]

Под властью он имел в виду принятие решений о наказании, а таухид аль-улюхия в его понимании сводился к признанию единства Аллаха в праве на принятие решений.

Также он сказал после того, как процитировал некоторые аяты: «Все эти аяты от первого до последнего несут в себе лишь одну идею, а именно, что божественность и власть является взаимозаменяемыми понятиями, и что нет разницы между ними ни по смыслу, ни по духу».[2]

А также: «В Коране понятие «господство» является синонимом понятий «принятие решений» и «обладание властью»».[3]

Саид Кутб попал под влияние идей аль-Маудуди, так что дело дошло у него до такфира исламских обществ и приписывания их к джахилии.

Абу аль-Хасан ан-Надави, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Великий исламский писатель, шахид, профессор Саид Кутб, который является другом автора (т.е.: аль-Маудуди), очень восхищался книгой профессора аль-Маудуди «Четыре термина в Коране» и полностью соглашался с мнениями и идеями, которые она содержит. Он считал принятие решений одним из главных атрибутов божественности».[4]

Саид Кутб сказал: «Ислам в его словарном значении это покорность, а в терминологическом значении, то есть как религиозное понятие, — это покорность Аллаху и отказ от притязания на божественность наряду с Ним и от притязания на обладание главными атрибутами божественности, а это — власть и принятие решений, а также право подчинять рабов и предписывать им поклонение посредством Шариата и закона».[5]

В другом месте он сказал: «Главным атрибутом божественности, как мы уже говорили ранее, является принятие решений».[6]

В свете этого Саид Кутб вынес решение о вероотступничестве и неверии исламских обществ и их правителей по причине принятия ими решений на основании некоторых законов, установленных людьми. Он заявлял об этом во многих местах своих книг.

Так, он сказал: «Время вернулось к тому положению, которое было в тот день, когда появилась эта религия со словами «Нет бога кроме Аллаха». Человечество вернулось к поклонению человека человеку и несправедливым религиям и отвернулось от слов «Нет бога кроме Аллаха», даже если группа людей продолжает повторять с минаретов эти слова, не осознавая их значения. Они не понимают смысл слов, которые повторяют и не отвергают легитимности права на принятие решений, которые люди присвоили себе, а ведь принятие решений является синонимом божественности. Не имеет значения относят ли люди это право к отдельным личностям, законодательным собраниям или же к народам. Право на принятие решений не может приписываться им иначе как в результате возвращения человечества к эпохе джахилии и отхода от слов «Нет бога кроме Аллаха». Они наделили этих людей атрибутами божественности и перестали признавать единство Аллаха и хранить преданность Ему.

Это относится к человечеству в целом, включая тех, кто повторяет с минаретов на востоке и западе земли слова «Нет бога кроме Аллаха», не понимая их смысла и не применяя их на практике. Эти люди совершают самый тяжкий грех и повергнутся самому суровому наказанию в Судный день, потому что они вернулись к поклонению людям, после того как им стало ясным прямое руководство, и после того, как они приняли религию Аллаха!»[7]

В другой своей книге он сказал: «Эти люди не являются мусульманами, как они утверждают, а живут при этом жизнью джахилии, даже если среди них есть тот, кто хочет обмануть сам себя или обмануть других. Ведь он убежден в том, что Ислам может сосуществовать с этой джахилией, однако его обман ничего по сути не меняет: это не Ислам и они не мусульмане».[8]

Отвергая существование исламских обществ и рекомендуя исламским движениям действовать на основе признания всех обществ неверными, он говорит: «Движения исламского возрождения сегодня находятся на перепутье. Правильной отправной точкой на правильном пути является прояснение основного условия существования или несуществования Ислама, уверенность в том, что Ислам сегодня прекратил свое существование, и знание  о том, что их целью является  восстановление Ислама заново, или, точнее возвращение его к состоянию существования после того, как это существование на время прекратилось. Другим путем является то, чтобы эти движения на одно мгновение допустили мысль о том, что Ислам существует, и эти люди, претендующие на то, чтобы называться мусульманами, действительно являются таковыми».[9]

Кто бы ни задумался над тем, что писали аль-Маудуди, Саид Кутб и те, кто последовал их путем, и ни воспринял эту идею, проистекающую из ошибочного понимания единобожия, — его мысль станет ограничиваться вопросом принятия решений в значении правления по исламским законам и политической системе.

Абу аль-Хасан ан-Надави сказал: «Похоже, что профессор аль-Маудуди заботится только о том, чтобы призывать к политическому послушанию одному Аллаху, повиновению Его власти, подчинению Его правлению и возвращению Ему права устанавливать законы. Он сфокусировал свои писательские усилия и пробы пера на этом вопросе, и тот, кто станет читать только эти статьи и сочинения, жить ими, вдыхать их атмосферу и питать ими свой разум, станет считать в душе наиболее важным вопросом приобщение сотоварищей Аллаху в правлении и уменьшится для него отвратительность приобщения сотоварищей Аллаху в поклонении».[10]

Известно, что Абу аль-Аля аль-Маудуди (1903-1979 гг.) находился под влиянием движения Халифат, которое действовало в Индии в период между 1919-1924 гг. и было основано братьями Мухаммадом Али и Шаукатом Али в поддержку Османского халифата. Затем он основал «аль-Джамаат аль-исламия» в Лахоре в 1942 году, который нес ту же идеологию, что и джамаат «аль-Ихван аль-муслимун», основанный Хасаном аль-Банной в Египте в 1928 году.

Поэтому на сайте ИхванВики сказано буквально следующее: «Джамаат «аль-Ихван аль-муслимун» работает над восстановлением Ислама в его истиной форме и помогает тем, кто работает в этом направлении. В то время, а конкретно в сороковых годах, профессор Абу аль-Аля аль-Маудуди основал «аль-Джамаат аль-исламия» в Пакистане. Братья посмотрели на него и обнаружили, что его, принципы, цели и закон аналогичны целям и принципам «аль-Ихван аль-муслимун», и поэтому они стали помогать друг другу и сотрудничать…

С момента создания «аль-Джамаат аль-исламия» он сотрудничал с джамаатом «Ихван аль-муслимун», имея с ним общие идеи и одну цель, но при этом разные названия».[11]

А что касается Саида Кутба (1906-1966 гг.), то в начале своей жизни он находился под влиянием Аббаса аль-Аккада и поэтому примкнул к египетской партии «аль-Вафд», политической партии, основанной Саадом Заглулом в 1918 году. В то время Саид Кутб не имел исламской ориентации, наоборот, в начале своей жизни он рос в социалистической, политической и литературной среде. Затем, из-за разногласий, произошедших между ним и партией «аль-Вафд» в 1361 г.х. (1946 г. н.э.), он покинул партию. В 1370 г.х. (1950 г. н.э.) он примкнул к джамаату «аль-Ихван аль-муслимун» и оставался с ними до тех пор, пока не был казнен за попытку государственного переворота в 1386 г.х. (1966 г. н.э.).

Первая идеологическая трансформация Саида Кутба, отличающаяся от линии материнского джамаата «аль-Ихван аль-муслимун», начала происходить с ним в тюрьме, куда он был заключен в 1954 году вместе с группой ихванов по обвинению в попытке свержения правящего режима. В тюрьме он написал свои самые важные идеологические книги, а затем был выпущен из нее в 1964 году.

Мухаммад Халиль аль-Хукайма[12] сказал: «Идеи Саида, да смилуется над ним Аллах, были качественным скачком на пути интеллектуального исламского пробуждения в целом и «аль-Ихван аль-муслимун» в частности. Материнское движение, как они его называли, должно было определить свою позицию по этим тезисам. Традиционное руководство ихванов Египте заняло позицию против Саида и его идей, поскольку его теории относительно управления, дружбы и непричастности, отделения от джахилии и различия в сущности и подходах были важным отличием. Ихваны должны были определиться: идти ли с ним в сторону развития или же отмежеваться от него, отрекшись даже от основ своей собственной методологии. Ихваны выбрали второй путь…

Здесь движение «аль-Ихван аль-муслимун» и современное политическое возрождение раскололись на две различные и противоречащие друг другу школы. Книга «Вехи на пути» и мысль Саида в целом воплотили в себе идею управления, отличия и отделения и, как следствие, суждение о неверии и вероотступничестве существующих режимов и явный призыв к джихаду против них, а также очертили вехи на пути этого джихада».[13]

Йусуф аль-Кардави сказал: «На этом этапе появились книги шахида Саида Кутба, которые представляют последнюю стадию его размышлений, переполненных такфиром общества, отложением призыва до установления исламского режима и иронией по поводу идеи обновления и развития фикха и возрождения иджтихада. Они призывают к эмоциональной изоляции от общества, разрыву отношений с другими, объявлению наступательного джихада против всех людей, пренебрежению сторонниками терпимости и гибкого подхода и обвинению их в наивности и психологическом поражении перед западной цивилизацией. Наиболее ярко это проявляется во втором издании его толкования «Под сенью Корана», в книге «Вехи на пути», большая часть которой цитируется из «Под сенью Корана», в «Ислам и проблемы цивилизации» и других книгах… Также появились книги шейха Саида Хавва, да помилует и простит его Аллах, который придерживается тех же размышлений и следует той же линии».[14]

После своего выхода из тюрьмы Саид Кутб сформировал так называемую организацию 65, стремящуюся применить идеологическую теорию, основанную на такфире обществ и убеждении в необходимости джихада против режимов и установления исламского правления.

Мухаммад Халиль аль-Хукайма сказал: «Саид Кутб, да смилуется над ним Аллах, попытался претворить свои идеи в жизнь и попытался сформировать первую секретную организацию джихада, которая воплотила бы эти идеи, из группы молодых муджахидов, большая часть которых были членами «аль-Ихван аль-муслимун». Однако этот его эксперимент вскоре был прекращен, закончившись его казнью по обвинению в нем».[15]


[1] «Четыре термина в Коране» (стр. 23).

[2] Там же (стр. 28).

[3] Там же (стр. 93).

[4] Политическая интерпретация Ислама» (стр. 68).

[5] «Под сенью Корана» (2/828).

[6] Там же (2/890).

[7] «Под сенью Корана» (2/1075).

[8] «Вехи на пути» (стр. 158).

[9] «Социальная справедливость» (стр. 216).

[10] «Политическая интерпретация Ислама» (стр. 85).

[11] www.ikhwanwiki.com

[12] Мухаммад Халиль аль-Хукайма, 1961 года рождения, вступил в организацию «аль-Джамаат аль-исламия» в Египте. Был арестован после убийства Садата в 1981 году, но затем освобожден из-за недоказанности причастности к убийству. Заем его арестовывали еще несколько раз. Он был одним из основателем филиала «Джамаат аль-исламия» в провинции Асуан и одним из членов его Консультативного совета в провинции. В середине восьмидесятых годов прошлого века он оправился в Афганистан, где участвовал в создании информационного комитета «аль-Джамаата аль-исламия» и играл заметную роль в освещении деятельности организации. В 2000 году он отправился в Великобританию, а затем переехал в Афганистан, чтобы присоединиться к Талибану для борьбы с американскими силами в 2001 году. После этого он бежал в Иран вместе с членами организации аль-Каида и возглавил арабское отделение на радио Тегерана. Когда лидеры организации «аль-Джамаат аль-исламия» издали заявления об отказе от части своих идей, он основал общество, известное как «Верные завету» (ас-Сабитун аля аль-ахд) в знак протеста против упомянутых заявлений. В 2007 он официально объявил о своей присяге организации аль-Каида, а в 2008 году был убит в результате авиаудара американцев. Он написал ряд посланий, наиболее важные из которых это: «История движений джихада в Египте» и «Миф об иллюзиях».

[13] «История движений джихада в Египте» (стр. 6).

[14] «Приоритеты исламского движения» (стр. 110).

[15] «История движений джихада в Египте» (стр. 7).

Организация аль-Джихад в Египте

Второй раздел
Организация «аль-Джихад» в Египте

На идеях двух этих людей — аль-Маудуди и Саида Кутба стали возникать черезмерствующие и экстремистские джамааты. Первой такой организацией после тайной организации, основанной Саидом Кутбом, по причине которой он был казнен, стала египетская организация «аль-Джихад», основанная двумя врачами: Айманом аз-Завахири[1] и Саидом Имамом. Это произошло в 1968 году, и эта организация стала одной из первых современных джихадистских организаций.

Врач Саид Имам[2], один из крупнейших теоретиков джихадистско-такфиристской идеологии, рассказал о глубоком влиянии Саида Кутба на его соратника, врача Аймана аз-Завахири. Он сказал: «Я хотел бы обратить внимание читателя на то, что аз-Завахири находился под влиянием речей Саида Кутба… Его интеллектуальное развитие остановилось на стадии речей Саида Кутба более чем тридцатилетней давности, и он не достиг стадии зрелого понимания».[3]

Аль-Хукайма сказал: «Некоторые из учеников и современников Саида из числа молодежи, на которую повлияли его идеи, продолжили вести тайную деятельность и призывать к его идеям. Впоследствии эта деятельность привела к образованию первичных ячеек организации Египетский джихад».[4]

Также Абу Мусаб ас-Сури[5] рассказал о том, что на кассетах Аймана аз-Завахири и во время непосредственных встреч с ним он услышал, что тот находится под глубоким влиянием Саида Кутба. От него передают слова о том, что Айман аз-Завахири основал организацию Египетский джихад вместе с некоторыми учениками Саида Кутба, которые продолжали свою подпольную деятельность после его казни.[6]


[1] Айман Мухаммад Раби аз-Завахири, 1951 года рождения, хирург из богатой семьи. В молодые годы он был арестован за то, что присоединился к джамаату «аль-Ихван аль-муслимун». На него оказали влияние идеи Саида Кутба, и после его казни он основал в Египте организацию «аль-Джихад», чтобы продолжить реализацию идей и принципов, заложенных Саидом Кутбом. Организацией «аль-Джихад» был совершен ряд преступных действий, а затем она объединилась с организацией «аль-Джамаат аль-исламия». После убийства Анвара Садата в 1981 году аз-Завахири был заключен в тюрьму, откуда был освобожден через три года и затем направился в Пакистан, а оттуда в Афганистан, где встретился с Усамой бен Ладеном. Он сыграл роль в обретении Бен Ладеном новой идеологической ориентации. После утверждения правительства Раббани в Афганистане в 1993 году он вместе с Бен Ладеном уехал в Судан. Затем вернулся в Афганистан, когда власть перешла к Талибану в 1996 году. В том же году он был арестован в Дагестане, а затем освобожден за большой выкуп. В июне 2001 года он принес присягу организации аль-Каида и стал заместителем Бен Ладена. После американского вторжения в Афганистан в 2001 году он скрывался вместе с Бен Ладеном, а затем принял руководство организацией аль-Каида после убийства Бен Ладена в 2011 году. Среди его наиболее важных посланий: «Рыцари под знаменем Пророка, да благословит его Аллах и приветствует», «Горькая жатва: аль-Ихван аль-муслимун за шестьдесят лет» и «Оправдание».

[2] Его настоящее имя: Саид Имам Абдульазиз Саид аш-Шариф, 1950 года рождения, хирург. Он считается одним из крупнейших и наиболее важных теоретиков современной джихадистско-такфиристской идеологии и одним из самых влиятельных из них с шариатской и идеологической точки зрения. Он был одним из основателей египетской организации «аль-Джихад» в 1968 году вместе со своим соратником Айманом аз-Завахири. Является автором идеологических книг, считающихся основным источником современной джихадистской идеологии. Наиболее важные из них: «Основа подготовки» и «Сборник о приобретении благородного знания». Он внес большой вклад в формулирование такфиристско-джихадистских идей в Афганистане, и многие теоретики этой идеологии обучались у него. Он перемещался между Египтом, Афганистаном, Суданом и Йеменом и в 1993 году разошелся во мнениях со своим товарищем Айманом аз-Завахири и организацией аль-Каида в Судане. Он написал свою большую книгу «Сборник о приобретении благородного знания», в которой раскритиковал многие джихадистские движения и их знаковые фигуры. После событий 11 сентября 2001 года он был заключен в тюрьму в Йемене, а затем экстрадирован в Египет. В 2007 году он написал в тюрьме так называемый «Документ исправления действий джихада», в опровержении которому аз-Завахири написал послание «Оправдание». В свою очередь Саид ответил ему книгой «Раздевание книги «Оправдание»». После революции 25 января 2011 года он был выпущен из тюрьмы.

[3] «Раздевание книги «Оправдание»». Опубликовано в одиннадцатом номере газеты «аш-Шарк аль-аусат» от 28.11.2008г.

[4] «История движений джихада в Египте» (стр.8).

[5] Его имя: Мустафа Абдулькадир ар-Рифаи, сириец, родился в Алеппо в 1958 году. Там он окончил факультет машиностроения и присоединился к джамаату аль-Ихван аль-муслимун в Сирии. Затем он присоединился к организации «Боевой авангард», основанной Марваном Хадидом, находящегося под влиянием идей Саида Кутба, с которым он встречался во время своей учебы в Египте, а затем вернувшись в Сирию основал организацию «Боевой авангард». Абу Мусаб ас-Сури несколько раз прошел военную подготовку у иракских сил во время событий взятия Хамы в Сирии. После этого он переехал в Афганистан и присоединился к Абдулле Аззаму. Он познакомился с Саидом Имамом и попал под его влияние, укоренившись в такфиристско-джихадистской идеологии. Абу Мусаб сыграл важную роль в распространении этих идей в Афганистане. После создания правительства Раббани в Афганистане в 1992 году он отправился в Великобританию и участвовал в создании «Вооруженной исламской группы» в Алжире. Он основал в Лондоне «Центр изучения конфликтов в исламском мире» и опубликовал ряд идеологических и военных статей, уделяя внимание изучению истории движений джихада. После прихода к власти Талибана в 1996 году он отправился в Афганистан и принес присягу лидеру талибов мулле Мухаммаду Умару, а затем примкнул к организации аль-Каида. В 2005 году он был захвачен американскими силами и экстрадирован в Сирию. До настоящего времени о нем нет никаких известий. Абу Мусаб считается одним из самых выдающихся теоретиков современной джихадистско-такфиристской идеологии. Он написал ряд книг и посланий, наиболее важной из которых является «Призыв мирового исламского сопротивления» — огромная книга, в которой он рассматривает новую идеологию и стратегию организации «аль-Каида».

[6] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр.737).

Организация аль-Джамаат аль-Исламия в Египте

Третий раздел
Организация «аль-Джамаат аль-исламия» в Египте[1]

Организация «аль-Джамаат аль-исламия» в Египте по своим принципам и идеям не отличается от организации Египетский джихад. Этот джамаат был основан в 1975 году в Верхнем Египте и нес в себе принципы публичного призыва к одобряемому и запрещению порицаемого, а затем они подняли оружие на мусульман и совершили множество диверсий, политических убийств и убийств туристов под именем джихада.

Среди основателей джамаата были: Карам Зухди, Усама Хафиз, Салях Хашим, Аляа Абдулькарим и другие, и никто из них не был известен как обладатель шариатских знаний.

В 1981 году «аль-Джамаат аль-исламия» совместно с организацией «аль-Джихад» убили египетского президента Анвара Садата на трибуне во время военного парада. После этого убийства многие члены джамаата и их лидеры были заключены в тюрьму, а некоторые скрылись, а затем направились в Афганистан. Были и те, кто бежал в Иран. «Аль-Джамаат аль-исламия» поддерживал хомейнистскую революцию и имел хорошие связи с Ираном.

В 1997 году лидеры «аль-Джамаат аль-исламия» из тюрьмы выступили с инициативой к египетскому правительству, известной как «Инициатива по прекращению насилия против египетского правительства». Она была односторонней и в то время египетское правительство не отреагировало на нее. Затем в середине 2003 года оно объявило о своем частичном ответе на инициативу и начало выпускать из тюрьмы некоторых лидеров джамаата, среди которых был Карам Зухди.

Затем джамаат выпустил ряд посланий с отказом от своей идеологии, в которых объявил об отказе от своих методов и признал прежние ошибки, в том числе и убийство Садата.


[1] См.: «История движений джихада в Египте» Мухаммада Халиля аль-Хукаймы, «Рыцари под знаменем Пророка, да благослови его Аллах и приветствует» Аймана аз-Завахири и «Призыв мирового исламского сопротивления» Абу Мусаба ас-Сури.

Организация аль-Джамаат ас-салафия аль-мухтасиба (движение Джухаймана)

Четвертый раздел
Организация «аль-Джамаат ас-салафия аль-мухтасиба» (движение Джухаймана)

Этот джамаат был основан в Медине некоторыми активными призывающими, которые пытались скоординировать усилия и мероприятия призыва и активизировать усилия в нем. Они собрались, чтобы организовать джамаат для призыва под названием «аль-Джамаат ас-салафия». Их было шестеро: пятеро из джамаата Таблиг, в том числе и Джухайман аль-Утайби, и один из джамаата аль-Ихван аль-муслимун.

Джухайман ибн Мухаммад ибн Сейф аль-Утайби считается наиболее выдающимся из основателей этого джамаата. Он был скорее неграмотным, потому что окончил только четыре класса начальной школы и не умел хорошо читать и писать. Его отец был активистом движения «Братья покорных Аллаху» в Неджде, которые были известны как ихваны. Он участвовал во многих их военных походах вместе с их лидером Султаном ибн Биджадом, и он был среди восставших против короля Абдульазиза, приняв участие в битве при Сабилле в 1929 году на стороне ихванов, однако избежал смерти. Джухайман гордился своим отцом, превозносил ихванов, часто говорил со своими товарищами об этих событиях и таил в душе злобу на государство за то, как оно поступило с ними.

Джухайман работал водителем водовоза в Национальной гвардии с 1375 по 1393 гг.х. (1955-1973 гг. н.э.).

Он поступил в медресе Дар-уль-хадис в Медине, но проучился только один год, а затем покинул его, будучи недовольным программами и методами обучения, и о нем не было известно, чтобы впоследствии он приобретал знания у каких-либо ученых.

Члены джамаата начали с критики шейхов и ученых, а затем посредством некоторых членов джамаата ат-Такфир ва аль-хиджра, основанного в Египте Шукри Мустафой, к ним проникли идеи такфира.

1 мухаррама 1400 г.х. (21 ноября 1979 г. н.э.) джамаат захватил Запретную мечеть и объявил о своей присяге тому, кто по их утверждениям являлся имамом Махди. Затем через две недели их мятеж был подавлен.

Организация аль-Каида

Пятый раздел
Организация «аль-Каида»[1]

Организация «аль-Каида» появилась в военных лагерях Афганистана. Советское вторжение в Афганистан побудило многих афганцев взяться за оружие и вести джихад с оккупантами, что предоставило такфиристско-джихадистским джамаатам благоприятную почву для переселения в Афганистан, чтобы участвовать в джихаде против Советского Союза в то время и использовать его как безопасное убежище от преследования своих правительств.

Абу Мусаб ас-Сури сказал, упоминая причины прибытия джихадистов в Афганистан: «Они ставили перед собой две стратегические цели:

Что касается первой цели большинства джихадистских образований, организаций и кадров, то она заключалась в подготовке, обучении, сплочении рядов, сборе личного состава, мобилизации добровольцев, установлении общих связей, привлечение пожертвований и обучении членов организации для решения собственных целей в их странах. Эта цель доминировала в идеях большинства арабских джихадистских организаций, а может даже всех их, да и иностранных тоже. Она заключалась в свержении правления вероотступников в их странах и установления исламских правительств, правящих по Шариату Аллаха.

Вторая цель: освобождение Афганистана и установления в нем шариатского исламского правления».[2]

Таким образом, большинство экстремистских и такфиристских джамаатов собрались в Афганистане. История арабского джихада начинается фактически с 1984 года с Абдуллы Аззама, который был из палестинских аль-Ихван аль-муслимун, полностью посвятившего себя полевому афганскому джихаду. Он переехал из Иордании по причине преследования правительства в Аммане и основал «Бюро помощи» (Мактаб аль-хидмат), которое занималось предоставлением и передачей информации и пожертвований афганским боевикам и беженцам.

Абдулла Аззам внес значимый вклад в пропаганду афганского вопроса и оказал влияние на молодежь, привлекая их и убеждая в важности отправки в Афганистан для участия в борьбе против Советского Союза. С этой целью он основал журнал аль-Джихад, который стал его главной платформой для пропаганды афганского джихада. Он также совершил много поездок в арабские страны, чтобы познакомить их население с афганским джихадом и побудить их оказать ему материальную и физическую поддержку. Он написал ряд посланий, имевших заметный эффект в пропаганде афганского джихада, в том числе: «Знамения Милостивого на афганском джихаде» и «Защита мусульманских земель — важнейшая из индивидуальных обязанностей».

В конце 1985 или начале 1986 года в Афганистан прибыл Усама бен Ладен, чтобы принять участие в полевом джихаде, после того как ранее он посещал его с целью оказать финансовую помощь.

Усама бен Ладен состоял в джамаате аль-Ихван аль-муслимун в Саудовской Аравии.

Айман аз-Завахири сказал на видеозаписи о нем: «Он (т.е.: Усама бен Ладен) был членом джамаата аль-Ихван аль-муслимун, и именно эта организация отправила его в Пакистан с конкретной миссией: оказывать поддержку существовавшему там аль-Джамаат аль-исламия. Согласно инструкциям, данным ему организацией, он не должен был посещать Афганистан, однако Усама нарушил приказы».[3]

Изначально Усама бен Ладен не придерживался такфиристских идей, а также не было известно о том, чтобы он проявлял враждебность по отношению к государству Саудовская Аравия и к исламским правительствам. Он придерживался общих идей аль-Ихван аль-муслимун. Таково же было положение большинства саудовцев и жителей других стран Персидского залива, прибывших в Афганистан в то время.

Абу Мусаб ас-Сури сказал об Усаме бен Ладене: «Он прибыл в Афганистан, неся подобно всей саудовской молодежи, прибывшей в Афганистан в то время, программу и отпечатки идей исламского возрождения в Саудовской Аравии, представляющую собой смесь идей аль-Ихван аль-муслимун, суруритов и официальных проповедников ваххабитской школы. Я пишу это на основе своих знаний, потому что я был близок с ним в то время и неоднократно дискутировал с ним на эту тему.

Он (Усама бен Ладен) и большинство саудовских муджахидов считали саудовское правительство шариатским, а короля Фахда и семейство Саудов они считали мусульманами и шариатскими правителями, несмотря на их нечестие и несправедливость. Также они испытывали сильное уважение к официальным ученым Комитета больших ученых и считали обязательным следовать их фетвам».[4]

Бен Ладен вначале работал с Абдуллой Аззамом в Бюро помощи, а затем решил действовать самостоятельно. В начале 1988 года он основал «аль-Каиду» после увеличения числа арабских делегаций, прибывающих в Афганистан, особенно из Саудовской Аравии и Йемена. Вначале организация называлась «аль-Масада» (Львы или Место собрания львов), а затем ее название было изменено на «Каида аль-ансар аль-араб» (База арабских ансаров), сокращенно: «аль-Каида». После того, как аз-Завахири принес присягу Бен Ладену в 2001 году, организацию назвали «Каида аль-джихад» (База джихада)[5], собрав его из названия «аль-Каида» и названия организации «аль-Джихад».

Саид Имам, который был современником того периода, упомянул, что Бен Ладен основал «аль-Каиду», отделившись от Абдуллы Аззама. Он сказал: «Осталось сообщить людям, что «аль-Каида» возникла лишь по причине раскола с шейхом Абдуллой Аззамом».[6]

«Аль-Каида» вначале представляла собой службу помощи, альтернативную Бюро помощи, которое возглавлял Абдулла Аззам. Затем в 1989 году оно превратилось в организацию, и Бен Ладен потребовал от людей принести ему присягу, чтобы начать джихад против коммунистов в Южном Йемене.

«Аль-Каида» была основана на кадрах двух джамаатов: «аль-Джихад» и «аль-Джамаат аль-исламия». Укрепление «аль-Каиды» двумя этими джамаатами внесло свой вклад в формирование новой идеологии Бен Ладена, так что он перенял идеологические основы, на которых базировались организации «аль-Джихад» и «Джамаат аль-исламия».

Саид Имам сказал: «Бен Ладен время от времени приезжал на поля сражений из Саудовской Аравии, оставив управление делами «аль-Каиды» членам египетского джамаата «аль-Джихад» Абу Убайде аль-Баншири и Абу Хафсу аль-Мисри. Они занимались созданием военных лагерей, а также разработкой и реализацией программ обучения в них. А что касается шариатского направления подготовки, то его Бен Ладен поручил своим товарищам из аль-Ихван аль-муслимун, таким как Абу Хаджир аль-Ираки, Абу Ибрахим аль-Ираки, а затем Абу Хафс аль-Мавритани».[7]

Абу Мусаб ас-Сури сказал: «Шейх Усама основал «аль-Каиду» в основном усилиями кадров из египетской организации «аль-Джихад» вместе с некоторыми из тех, кто принимал участие в подготовке из числа кадров джихадистского движения в других регионах. Большинство из них не были членами «аль-Каиды», а скорее действовали на почве сотрудничества и обмена опытом. Эти джихадисты (среди которых некоторое время был и я) занимались распространением в этих лагерях своих идей относительно дружбы и непричастности, аль-хакимии и других шариатских политических вопросов, а также концепции фикх аль-ваки (фикх реальности). Их методы доходили до того, что саудовцы тренировались в стрельбе по портретам короля Фахда и старших саудовских принцев. Со временем через свои книги, лекции, методы и диспуты они оказали влияние на молодежную базу «аль-Каиды», а затем еще через какое-то время под это влияние попал и шейх Усама».[8]

Он сказал также, рассказывая об афганских полях сражений: «Присутствие идеологии и методологии египетской организации «аль-Джихад» заметно и качественно ощущалось в арабской среде. Это также касалось и организации «аль-Джамаат аль-исламия» из Египта. Независимо от хорошо известных различий между двумя этими джамаатами, они оба сыграли (особенно их общий знаменатель в виде их джихадистских идей) влиятельную роль».[9]

Среди факторов, которые способствовали распространению джихадистско-такфиристской идеологии в Афганистане, было присутствие Саида Имама в то время. Тогда он был связан с египетской организацией «аль-Джихад» и оказал заметное влияние на консолидацию такфиристских идей и принципов посредством лекций, уроков и книг, содержащих в себе сливки идеологии и доводы на нее.

Абу Мусаб ас-Сури сказал: «Египетский джамаат «аль-Джихад» издал ряд важных исследований, результатом которых стала ценная книга «Основы подготовки» их шейха Абдулькадира ибн Абдульазиза[10], да освободит его Аллах.[11] Возможно, эта книга была наиболее важной книгой «арабских афганцев», заполнив большой образовательный пробел в арабских военных лагерях в то время. Она до сих пор осталась одной из важнейших книг джихадистского течения».[12]

Саид Имам считается самым заметным учителем всех теоретиков джихадистско-такфиристской идеологии подобно Айману аз-Завахири, Усаме бен Ладену, Абу Мусабу ас-Сури и Абу Мухаммаду аль-Макдиси[13].

«Аль-Каида» использовала его книги для вербовки своих последователей.

Саид Имам говорит в пояснении: «Я написал «Документ исправлений действий джихада» с шариатской точки зрения и обнаружил, что джамаат «аль-Джихад», а затем «аль-Каида» используют мои книги для вербовки своих последователей».[14]

На протяжении этого времени Бен Ладен не демонстрировал враждебности по отношению к Королевству Саудовская Аравия и не объявлял об этом, однако скрывал свои идеи. Когда же насупил 1994 год он открыто заявил о своем такфире Королевства и вражде с ним, находясь в то время в Судане.[15]

С этого дня Бен Ладен начал подстрекать людей против Королевства Саудовская Аравия, и в КСА произошел ряд взрывов, причиной которых прямо или косвенно послужил его призыв.

Затем Бен Ладен решил изменить свою стратегию борьбы с исламскими правительствами, и, в частности, с Саудовской Аравией, полностью поменяв план джихада, которого он придерживался. Вместо того, чтобы в первую очередь атаковать исламские государства, воевать с ними и подстрекать против них, он сделал своей первой целью войну с Америкой, чтобы посредством этого получить возможность враждовать и воевать, в частности, с Королевством Саудовская Аравия.

Абу Мусаб ас-Сури говорит, резюмируя этот новый план: «Удар по американскому присутствию, что вынудит семейство Саудов защищать его, и тем самым они потеряют свою легитимность с точки зрения Шариата в глазах мусульман страны Двух Святынь. Затем религиозное духовенство станет защищать их и также потеряет свою легитимность, и тогда людям станет более ясным, за что ведется битва.

Бен Ладен выбрал второй вариант, и я считаю, что он был совершенно прав… По этим причинам он решил сосредоточить усилия против Америки и начал призывать тех, кто был с ним, к идее войны с головой змеи, как он ее называл, вместо войны с ее многочисленными хвостами».[16]

Затем в 1998 году Бен Ладен основал так называемый «Международный исламский фронт джихада против иудеев и крестоносцев» в партнерстве с некоторыми черезмерствующими и экстремистскими джамаатами в Пакистане и Бангладеш, а также египетским джамаатом «аль-Джихад». Основатели выступили с заявлением, в котором упомянули, что убийство американцев и их союзников как гражданских, так и военных, является индивидуальной обязанностью каждого мусульманина, имеющего возможность сделать это, в любой стране.[17]

После этого организация расширила свое влияние, образовав несколько отделений в исламских странах под именем организации «аль-Каида».


[1] См.: «Призыв мирового исламского сопротивления» Абу Мусаба ас-Сури, «Оправдание» и «Рыцари под знаменем Пророка, да благословит его Аллах и приветствует» Аймана аз-Завахири, «Раздевание книги «Оправдание»» Саида Имама.

[2] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр. 707).

[3] Опубликовано на Ютубе 27.09.2012 под названием: «аз-Завахири: Бен Ладен был ихваном, однако джамаат изгнал его».

[4] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр. 712).

[5] «Будущее борьбы в Афганистане». Опубликовано в ряде номеров газеты «аш-Шарк аль-аусат». №1 от 25.01.2010г.

[6] «Раздевание книги «Оправдание»». Опубликовано в ряде номеров газеты «аш-Шарк аль-аусат». №9 от 26.11.2008г.

[7] «Будущее борьбы в Афганистане». Опубликовано в ряде номеров газеты «аш-Шарк аль-аусат». №1 от 25.01.2010г.

[8] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр. 712).

[9] Там же (стр. 717).

[10] Это его псевдоним, а настоящее имя: Саид Имам Абдульазиз Имам аш-Шариф.

[11] В то время он находился в тюрьме в Египте.

[12] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр. 717).

[13] Его имя: Иссам Тахир аль-Баркави, палестинец по происхождению. Родился в Палестине в 1959 году, жил в Кувейте, пройдя там три уровня обучения: начальный, средний и высший. Попал под влияние суруритской идеологии, главой которой был Мухаммад Сурур Зайнульабидин во время своего нахождения в Кувейте. Он примкнул к его организации в Кувейте и находился под влиянием такфиристских идей, уделяя особое внимание книгам Саида Кутба. Затем он ездил на обучение в Боснию, а потом в Ирак, но не завершил учебу. Затем он переехал оттуда в Медину, чтобы поступить в Исламский университет, но не смог учиться там. Он попал под влияние джамаата Джухаймана и его товарищей, а затем переехал в Афганистан в 1986 году. Там он встретился с Саидом Имамом, аз-Завахири и лидерами такфиристской идеологии и сотрудничал с ними в распространении такфиристских идей в военных лагерях Афганистана и особенно аль-Каиды. В Афганистане он опубликовал свою первую книгу «Нация Ибрахима», а затем «Явное раскрытие неверия государства Саудовская Аравия». После создания правительства Раббани в Афганистане в 1992 году он переехал в Иорданию и оттуда продолжил распространять свои джихадистско-такфиристские идеи и тезисы. В 1993 году он был заключен в тюрьму вместе с Абу Мусабом аз-Заркави по причине так называемой организации «Присяга Имаму» (Байа аль-Имам), где оставался до 2014 года. Он написал несколько книг, в которых рассматривал такфиристские идеи, в том числе: «Баланс справедливости», «Это — наше убеждение», «Рассмотрение плодов джихада», «Тридцать вопросов в предостережение от чрезмерности в такфире».

[14] «Раздевание книги «Оправдание»». Опубликовано в ряде номеров газеты «аш-Шарк аль-аусат». №8 от 25.11.2008г.

[15] Там же. №10 от 27.11.2008г.

[16] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр. 713).

[17] Опубликовано в газете «аль-Кудс аль-араби» от 23.02.1998г.

Организация ИГИЛ

Шестой раздел
Организация Исламское государство, известная как «ИГИЛ»

Организация «Исламское государство», известная как «ИГИЛ» — это одна из ячеек материнской организации «аль-Каида». Она возникло под плащом организации «аль-Каида», и рассказ об ее возникновении связан с информацией о возникновении организации «аль-Каида» в Ираке и стадий, через которые она прошла.

Начало деятельности организации «аль-Каида» в Ираке относится к 2003 году. Эта деятельность осуществлялась через курдский джамаат «Ансар аль-Ислам», один из экстремистских и такфиристских джамаатов, основанных кадрами, участвовавшими в Афганистане и воспринявшими в его лагерях идеи чрезмерности и экстремизма.

Говоря о возникновении организации «аль-Каида» в Ираке, Саид Имам сказал: «Затем они (Бен Ладен и аз-Завахири) вошли в Ирак после его оккупации в 2003 году, взобравшись на плечи курдского джамаата «Ансар аль-Ислам». Затем они отреклись от него и стали действовать самостоятельно».[1]

Затем организация «аль-Каида» стала выступать как образование, независимое от джамаата «Ансар аль-Ислам», под названием «Джамаат ат-таухид ва аль-джихад», которое основал Абу Мусаб аз-Заркави[2] в 2004 году. В начале образования своего джамаата он объявил о том, что будет выступать против американского присутствия.

Затем аз-Заркави изменил название организации на «Организация аль-Каида в Мессопотамии» и в том же году официально объявил о своей присяге Бен Ладену и подчинении ему. Затем он сформировал так называемый «Совет Шуры муджахидов» в 2005 году, включающий в себя ряд воюющих группировок в Ираке.

После того, как аз-Заркави был убит в 2006 году американскими войсками, «Совет Шуры муджахидов» объявил о назначении своим лидером в Ираке Абу Хамзы аль-Мисри аль-Мухаджира, и объявил об его присяге организации «аль-Каида».

Затем в 2006 году было основано так называемое «Исламское государство Ирака», и Абу Хамза аль-Мухаджир опубликовал заявление, в котором объявил о роспуске «Совета Шуры муджахидов» в пользу «Исламского государства Ирака» и избрании Абу Умара аль-Багдади в качестве его эмира.

Лидер организации «аль-Каида» Усама бен Ладен, как следует из аудиозаписи его выступления от 30.12.2007г., призвал к присяге Абу Умару аль-Багдади как эмиру «Исламского государства Ирака».

На совести «Исламского государства Ирака» убийство суннитов в Эль-Фаллудже, Рамади, Мосуле и в других суннитских районах, как и то, что происходит сейчас от рук ИГИЛ, которое контролировало некоторые из этих мест в течение определенного промежутка времени.

В понедельник 19.04.2010г. Абу Умар аль-Багдади и его заместитель Абу Хамза аль-Мухаджир были убиты в результате американского налета, и организация принесла присягу Абу Бакру аль-Багдади в качестве эмира «Исламского государства Ирака».

Государство продолжало находиться под командованием и присягой организации «аль-Каида» до смерти Бен Ладена. Затем они принесли присягу Айману аз-Завахири как лидеру организации «аль-Каида» после Бен Ладена и заявили о продолжении подчинения организации «аль-Каида».

Абу Бакр аль-Багдади, которого зовут Ибрахим Аввад Ибрахим аль-Бадри ас-Самарри, родился в 1971 году. В свои ранние годы он рос в рядах джамаата аль-Ихван аль-муслимун, как признал это Йусуф аль-Кардави в октябре 2014 года, сказав: «Этот молодой человек вначале был из числа ихванов. Однако он тяготел к лидерству и эти люди искусили его через несколько лет. Он был заключен в тюрьму и примкнул к ним».[3]

Затем он попал под влияние «аль-Каиды» и примкнул к организации «Джамаат ат-таухид ва аль-хиджра», которую основал Абу Мусаб аз-Заркави. Затем был схвачен и заключен вместе с членами «Совета Шуры муджахидов» в тюрьму Букка американских сил в Ираке. Он пробыл в тюрьме четыре года и встретился там с членами «аль-Каиды», после чего вышел на свободу.

До убийства Умара аль-Багдади Абу Бакр аль-Багдади не играл заметной роли среди членов организации, однако его известности способствовал бывший баассистский полковник Хаджи Бакр. Он был назначен эмиром организации, учитывая большое влияние Хаджи Бакра, бывшего приближенным Абу Умара аль-Багдади, на руководство организации.

Когда начались события в Сирии, и там усилились боевые действия, полковник Хаджи Бакр, являвшийся специальным советником Абу Бакра аль-Багдади, предложил ему идею создания джихадистской группировки в Сирии, подчиненной Исламскому государству Ирака, опасаясь того, что члены их организации станут покидать их и присоединяться к боевым действиям в Сирии. Они создали организацию, известную как «Джабхат ан-нусра» и поставили командовать ей Мухаммада аль-Джулани. Это было в 2012 году.

Абу Мухаммад аль-Аднани, представитель организации «Исламское государство», сказал: «Все знают, что это один джамаат, что название «Джабхат ан-нусра» — не что иное, как прикрытие в СМИ для обеспечения безопасности существования Исламского государства в Шаме, и что его эмир никто иной, как солдат этого государства. Ничего не будет достоверным для умов, если белый день будет нуждаться в доказательствах».[4]

Когда «Джабхат ан-нусра» стала известна в Сирии и к ней присоединились многие джихадисты-такфиристы, Абу Бакр аль-Багдади, испугавшись, что аль-Джулани объявит организацию самостоятельной, объявил в аудио заявлении от 09.04.2013 о роспуске организаций «Джабхат ан-нусра» и «Исламское государство Ирака» и слиянии их в новую организацию под названием «Исламское государство Ирака и Леванта (Шама)». Аль-Джулани отказался признавать это решение, о чем и объявил в своем аудио заявлении.

Аз-Завахири попытался вмешаться, чтобы разрешить кризис. Он принял решение о том, что ИГИЛ уходит в Ирак, а «Джабхат ан-Нусра» остается в Сирии, но Абу Бакр аль-Багдади отверг это решение.

Несмотря на разногласия между двумя организациями в то время, ИГИЛ не отрицало своего подчинения «аль-Каиде» с того времени, как они находились в Ираке. Так, его представитель Абу Мухаммад аль-Аднани сказал: «Исламское государство через Абу Хамзу аль-Мухаджира направило руководству аль-Каиды послание, подтверждающее его верность символам общины, представленным аль-Каидой. Они сообщили им, что последнее слово в руководстве мировым джихадом остается за вами, и несмотря на то, что ваша организация на земле Исламского государства распущена, последнее слово остается за вами».[5]

Истинная суть возникших разногласий между Исламским государством и «аль-Каидой» в то время не лежала в плоскости убеждений и идеологии, и никто из них тогда не заявлял об этом. Однако Исламское государство считает, что аз-Завахири отклонился от пути «аль-Каиды» и отошел от политики ее основателя Усамы бен Ладена. А по мнению аз-Завахири, они вышли из подчинения ему, так как он считает их своими последователями и обязанными подчиняться ему по Шариату.

Поэтому Абу Мухаммад аль-Аднани подтвердил их следование пути Усамы бен Ладена, от которого отклонился аз-Завахири. Он сказал: «Мы, с соизволения Аллаха, идем по пути имама шейха Усамы, эмира шахидов Абу Мусаба аз-Заркави, основателя Исламского государства Абу Умара аль-Багдади и его военного министра Абу Хамзы аль-Мухаджира. Мы не заменим и не изменим его, если будет угодно Аллаху, пока не вкусим того же, что вкусили они».[6]

Вскоре разногласия между ИГИЛ с одной стороны и «аль-Каидой» и «Джабхат ан-нусра» с другой переросли в кровавый конфликт, закончившийся взаимным такфиром.

Прояснив это, мы поймем, что истинная суть соперничества и конфликта между Исламским государством и Джабхат ан-нусра заключалась в организационных разногласиях и борьбе за лидерство, а не в вопросах идеологии. Ведь обе организации ведут свое происхождение от материнской организации «аль-Каида».

Сам лидер «Джабхат ан-нусры» Абу Мухаммад аль-Джулани заявил, что разногласия с ИГИЛ на самом деле являются спором между братьями, но раздутыми в СМИ. Когда его спросили о сути этих разногласий, он ответил: «Говоря кратко, здесь имеет место спор, происходящий между братьями в одном доме… Эта тема непомерно раздута, а на самом деле все намного проще и легче».[7]

Также Абу Мухаммад аль-Аднани, представитель Исламского государства, заявил, что конфликт с Джабхат ан-нусра не лежит в плоскости разногласий в убеждениях, однако его причиной служит зависть и желание лидерства. Он сказал: «Эти люди (Джабхат ан-нусра) хотят только одного: отказа от признания Исламского государства из высокомерия и упрямства, его свержения и устранения».[8]

Затем, в июне 2014 года, когда ИГИЛ вошло в Мосул, его представитель Абу Мухаммад аль-Аднани объявил о создании исламского халифата и инаугурации Абу Бакра аль-Багдади в качестве халифа мусульман, а также об упразднении названия «Исламское государство Ирака и Леванта» и замене его на новое название: «Исламское государство».


[1] «Раздевание книги «Оправдание»». Опубликовано в ряде номеров газеты «аш-Шарк аль-аусат». №11 от 28.11.2008г.

[2] Его имя: Ахмад Фадил аль-Халайла, иорданец, родился в 1966 году. Отправился в Афганистан и проникся там такфиристскими идеями. Примкнул к группировке «ат-Таухид ва аль-хиджра ас-салафия», возглавляемой Абу Мухаммадом аль-Макдиси. После установления правительства Раббани в Афганистане в 1992 году он вернулся в Иорданию, а затем попал в тюрьму в 1993 году вместе с Абу Мухаммадом аль-Макдиси. Затем был освобожден по общей амнистии в 1999 году, после чего бежал в Афганистан во время правления Талибана. После падения правительства Талибана в 2001 году он бежал в Иран, а оттуда в Ирак после американского вторжения в 2003 году. Он образовал организацию «ат-Таухид ва аль-джихад», а затем в 2004 году принес присягу аль-Каиде, и организация стала носить название «Организация аль-Каида в Месопотамии». Затем вместе с другими воюющими группировками они основали организацию «Совет Шуры муджахидов». Был убит в результате американского налета в 2006 году.

[3] Видеоролик опубликованный на Ютубе 13.10.2014г. под названием: «Аль-Кардави признает: халиф ИГИЛ из аль-Ихван аль-муслимун».

[4] Аудио заявление под названием «Оставь же их вместе с их измышлениями», опубликованное на сайте Абу Мухаммада аль-Аднани аш-Шами в интернете.

[5] Аудио заявление под названием «Оправдание перед эмиром аль-Каиды», опубликованное на сайте Абу Мухаммада аль-Аднани аш-Шами в интернете.

[6] Аудио заявление под названием «Это не было нашим путем и не будет», опубликованное на сайте Абу Мухаммада аль-Аднани аш-Шами в интернете.

[7] Телевизионное интервью со спутниковым каналом аль-Джазира, опубликованное 19.12.2013.

[8] Аудио заявление под названием «…а затем помолимся и призовем проклятие Аллаха на лжецов!», опубликованное на сайте Абу Мухаммада аль-Аднани аш-Шами в интернете.

Экстремистские и такфиристские джамааты, вышедшие из лона джамаата аль-Ихван аль-муслимун и идей его лидеров

Седьмой раздел
Экстремистские и такфиристские джамааты, вышедшие из лона джамаата аль-Ихван аль-муслимун и идей его лидеров.

Теперь, после краткого обзора наиболее известных из современных экстремистских и такфиристских джамаатов, необходимо обратить внимание на один важный вопрос, а именно: то, что эти джамааты, несмотря на разницу в названиях, согласились и признали, что основа идеологии, которую они приняли, не проистекала из реформаторского призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба и не была вдохновлена его путем и призывом. Нет, она возникла в лоне джамаатов, противоречащих его пути и призыву, одним из самых известных из которых является египетский джамаат аль-Ихван аль-муслимун. Эти джамааты несли идеи некоторых членов джамаата аль-Ихван аль-муслимун, самым известным из которых был Саид Кутб.

Теоретики этих джамаатов ясно заявили об этом, и их слова были едины.

Абу Мусаб ас-Сури сказал: «Большинство джамаатов движения джихада возникли в результате исламского пробуждения в начале шестидесятых и несли влияние идеологии аль-Ихван аль-муслимун вдобавок к идеологии, основанной на фундаменте дружбы и непричастности и аль-хакимии, первым теоретиком которой был шахид Саид Кутб в Египте и профессор Абу аль-Аля аль-Маудуди в Пакистане».[1]

Итак, вот философ и теоретик организации «аль-Каида» подтверждает, что экстремистские и такфиристские джамааты, которые он называет движениями джихада, произошли от джамаата аль-Ихван аль-муслимун, и что первыми их теоретиками были Саид Кутб и Абу аль-Аля аль-Маудуди, а не имам Мухаммад ибн Абдульваххаб или кто-либо еще из имамов недждийского призыва.

Он также сказал: «Учитывая, что призыв аль-Ихван аль-муслимун широко распространился среди учителей и образовательного сектора в Египте и Сирии, многие из этих преподавателей были из числа проповедников ихванов или находились под их влиянием. Это было одной из самых важных причин для распространения их призыва и основой для последующего политического пробуждения и джихада в этих странах».[2]

Таким образом, джамаат аль-Ихван аль-муслимун — это среда, в которой зародились и из которой распространились экстремистские и такфиристские джамааты.

Это подтверждается тем, что ранее упоминалось из истории этих организаций. Так, два египетских джамаата «аль-Джихад» и «аль-Джамаат аль-исламия» развились в лоне джамаата аль-Ихван аль-муслимун и последовали новому направлению, которое зародилось в самом сердце этого джамаата. Его руководителем и теоретиком был Саид Кутб, и оно представляло собой идеологию, избирающую путь борьбы, насилия и противостояния правящим режимам, обвиняющую в неверии исламские общества и призывающую к революции против них.

И земля Афганистана, породившая все такфиристские и джихадистские движения, возникшие после. Теоретиками идеологии в ней были, в частности два египетских джамаата «аль-Джихад» и «Джамаат аль-исламия». А первым, кто побуждал арабскую молодежь ехать в Афганистан и призывал к джихаду в нем, был Абдулла Аззам — член джамаата аль-Ихван аль-муслимун.

И основатель организации «аль-Каида» Усама бен Ладен был из джамаата аль-Ихван аль-муслимун. Изначально прибыв в Афганистан, он не был носителем такфиристских и экстремистских идей, и он не воспринял их в Королевстве Саудовская Аравия. Наоборот, он хорошо думал об его правителях и ученых. Однако постигшее его идеологическое отклонение он воспринял в Афганистане, в частности, от джамаатов «аль-Джихад» и «аль-Джамаат аль-исламия».

Это подтверждает, что эти джамааты не исходили из принципов реформаторского призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба и не несли его призыва и методологии, а напротив они несли методологию джамаатов, от которых предостерегали имамы этого призыва.

Абу Мусаб ас-Сури подтвердил, что идеология чрезмерности и такфира исходила, в частности, из книг Абу аль-Аля аль-Маудуди и Саида Кутба.

Он сказал: «В Пакистане в пятидесятые годы труды гениального профессора Абу аль-Аля аль-Маудуди, да смилуется над ним Аллах, были основным материалом для кристаллизации идеологии джихада… Одна из его самых важных книг «Четыре термина» включала в себя множество основ современной идеологии джихада.

Однако пионером идеологии джихада в современную эпоху, чьи идеи ознаменовали рождение методологии размышления и теорий современного течения джихада, является вне всяких сомнений профессор Саид Кутб, да смилуется над ним Аллах».[3]

Хочу отметить, что термину «современное течение джихада», чье рождение Абу Мусаб ас-Сури отнес к тезисам и идеям Саида Кутба, он давал такое определение: «Течение джихада включает в себя организации, джамааты, группы, ученых, мыслителей, выдающихся личностей и рядовых членов, принявших идею вооруженного джихада против правительств стран арабского и исламского мира, считая их воплощением режимов правления вероотступников».[4]

Это означает, что идеология, основанная на такфире правительств и вооруженных восстаний против них, базируется на фундаменте теоретических основ, заложенных Саидом Кутбом и Абу аль-Аля аль-Маудуди.

Подчеркивая этот факт, Абдулла Аззам сказал: «Те, кто следит за сменой обществ и характера мышления поколения мусульман, лучше других осознают четкий отпечаток, который оставили в их мышлении труды Саида Кутба и его благословенное перо. Истина заключается в том, что среди всех книг, написанных относительно исламской идеологии, наиболее сильное влияние на меня оказали книги Саида Кутба. По милости Великого Аллаха ко мне я почувствовал, что мои грудь и сердце раскрылись для изучения его книг, и Саид Кутб указал мне направление мысли…

Те, кто вошел в Афганистан осознают глубокое влияние идей Саида на исламский джихад и на все поколение людей, живущих на земле».[5]


[1] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр. 689).

[2] Там же (стр. 695).

[3] Там же (стр. 691).

[4] Там же (стр.687).

[5] Статья под названием «Двадцать лет после смерти шахида».

Заключение главы

Заключение главы

Из того, что было ранее объяснено и подробно описано относительно возникновения как призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба, так и современных экстремистских и такфиристских джамаатов, становится очевидным огромное различие между двумя призывами. Это различие заключается в ряде аспектов:

Во-первых: имам Мухаммад ибн Абдульваххаб воспитывался в приобретении знаний и воспринял свои знания от известных ученых и факихов. Он продолжал посещать кружки приобретения знания до тех пор, пока не укрепился в нем и превзошел многих своих сверстников. Его призыв был подлинно призывом, основанным на фундаменте прочного знания, и соответствовал шариатским текстам и руководству праведных предшественников. А что касается тех, кто противостоял ему в его время, то у их противостояния было множество мотивов, таких как приверженность обычаям, страх потерять власть, а также зависть и невежество.

А что касается экстремистских и такфиристских джамаатов, о самых важных из которых было подробно рассказано ранее, то они не развивались в получении знания. Нет, они возникли в лоне политических партийных джамаатов, не имеющих никакой доли в знании и далеких от кругов ученых. Все их основатели без исключения не были известны ни знанием, ни присутствием в собраниях ученых. Они не обучались ни в кружках знания, ни на шариатских факультетах.

Так, основатель джамаата аль-Ихван аль-муслимун Хасан аль-Банна не был из числа обладателей знания и не имел никакой доли в нем. Однако при этом он стремился исправить общество посредством основанного им джамаата.

А основоположник современной такфиристской идеологии Саид Кутб был социалистом, занимавшимся литературой, а затем присоединился к аль-Ихван аль-муслимун. Он не был известен тем, что приобретал и практиковал знание, но был литератором.

Шейх Абдуллах ас-Сабт, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Саид Кутб не изучал шариатские науки в соответствии с правильными основами. Он был революционером и социалистом-реформатором, а затем стал исламским реформатором, начав писать книги, не удосужившись даже получить шариатское знание».[1]

Также оба основателя египетского джамаата «аль-Джихад» Саид Имам и аз-Завахири были обычными врачами. Таким же образом дело обстояло и с основателями «аль-Джамаат аль-исламия» в Египте. Они не были из числа обладателей знания и не были известны этим.

Основатели аль-Джамаат ас-салафия аль-мухтасиба, последовавшего за Джухайманом, были из джамаата Таблиг и не имели никакой доли в знании.

Организацию «аль-Каида» основал Усама бен Ладен, который не был обладателем знания и не был известен этим. Он был из джамаата аль-Ихван аль-муслимун, а затем попал под влияние египетского джамаата «аль-Джихад».

То же самое относится и ко всем названным нами экстремистским и такфиристским джамаатам и тем, кого мы не назвали. Они были основаны людьми, не имеющими никакого отношения к знаниям, не говоря уже о том, чтобы учиться у имамов призыва и ученых и брать знания из их книг.

Во-вторых: призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба возник в городах Неджда и вышел из кружков знания в них. А что касается экстремистских и такфиристских джамаатов, то они возникли за пределами Неджда и даже вообще за пределами Аравийского полуострова. Так, джамаат аль-Ихван аль-муслимун возник в Египте, а все джамааты и организации, возникшие после него, возвращаются этому материнскому джамаату. Идеи этого джамаата проникли в Афганистан посредством Абдуллы Аззама и двух египетских джамаатов «аль-Джихад» и «аль-Джамаат аль-исламия», которые пустили там корни. А уже из Афганистана вышли все такфиристские организации, появившиеся позже, самой опасной из которых является «аль-Каида».

В-третьих: теоретики и основатели экстремистских и такфиристских джамаатов утверждали и признавали, что источником их идеологии, убеждений и экстремизма, который они называют джихадом, является применение принципов и тезисов, которые Абу аль-Аля аль-Маудуди и Саид Кутб, в частности, рассматривали в своих книгах. А также, что эти джамааты являются продолжением проекта, начатого Саидом Кутбом после его выхода из тюрьмы, по причине которого он был казнен. Ни один из идеологов этих джамаатов ничего не упоминал о том, что он воспринял свою такфиристскую идеологию и деструктивные принципы из книг имама Мухаммада ибн Абдульваххаба или любого из его учеников.

А что касается того, что эти джамааты иногда ссылаются в своих утверждениях на слова имама Мухаммада ибн Абдульваххаба и некоторых его учеников, то это подобно их ссылкам на тексты Корана и Сунны, а также слова четырех имамов и других имамов знания, и в этом отношении у слов имама призыва нет преимущества перед словами других. Ведь они передают тексты от имама призыва и от других, искажая их смысл и не принимая в расчет цель того, кто произнес их. Таким же образом они искажают тексты из Корана и Сунны, чтобы доказать ими свою ложь.

Приписывание экстремизма такфиристских джамаатов к реформаторскому призыву имама Мухаммада ибн Абдульваххаба подобно приписывания многобожниками мерзостей к Шариату Аллаха, как сказал об этом Всевышний: «Когда они совершают мерзость, они оправдываются так: «Мы видели, что наши отцы поступали таким образом. Аллах повелел нам это». Скажи: «Аллах не велит совершать мерзость. Неужели вы станете наговаривать на Аллаха то, чего не знаете?»» (сура «Преграды», аят 28).

Отсюда становится ясной ложность приписывания экстремистских и такфиристских джамаатов к реформаторскому призыву Мухаммада ибн Абдульваххаба с точки зрения воспитания и получения знаний. Это связано с явным различием двух призывов в среде их появления, что подтверждается признанием идеологов экстремистских и такфиристских джамаатов этой истины, которую не будет отвергать никто кроме высокомерного гордеца. Ничего не будет достоверным для умов, если белый день будет нуждаться в доказательствах.


[1] «Хариджиты — смута этой эпохи» (стр.179).

Глава №2 - Различие между основами реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба и основами экстремистских и такфиристских джамаатов

Вторая глава
Различие между основами реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба и основами экстремистских и такфиристских джамаатов

Все, что совершили экстремистские и такфиристские джамааты, обвиняя в неверии мусульман, разрешая проливать кровь невинных и уничтожать их имущество — все это они делали под предлогом ведения джихада, что было следствием их интеллектуального и идеологического разложения. Это разложение приняло форму идейных основ, на которых базировалась вера подобных джамаатов. В итоге оно стало унаследованным убеждением их последователей, не терпящим критики или сомнений. Эти джамааты сделали его основой, от которой они отталкиваются и на которую опираются во всем, что они делают.

Каждый, кто поразмыслит над идеологическими основами этих джамаатов, а затем сравнит их с соответствующими основами призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба, увидит огромную разницу между ними. Ему станет очевидность ложности приписывания экстремистских и такфиристских джамаатов к призыву имама Мухаммада ибн Абдульваххаба в основах и ответвлениях, как и то, что попытки объединить их являются попытками объединить две противоположные вещи.

В следующих частях я постараюсь указать на наиболее важные идейные основы, которые отличают эти джамааты и на которых они основывают свое нечестие, ложно называемое джихадом на пути Аллаха. Затем я разъясню их противоречие основам призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба посредством цитирования его слов и слов имама призыва после него.

Суждение о неверии и вероотступничестве всех правительств исламских стран без исключения

Первая часть
Суждение о неверии и вероотступничестве всех правительств исламских стран без исключения

Именно эта основа стала причиной распространения современных экстремистских и такфиристских идей, чье семя было посажено Абу аль-Аля аль-Маудуди и Саидом Кутбом посредством их трудов. Джамаат аль-Ихван аль-муслимин в свою очередь создал условия для взращивания и распространения этой идеологии, что в итоге привело к появлению экстремистских и такфиристских джамаатов под разными названиями во многих мусульманских странах.

Относительно этой основы сегодня единодушны все джихадистские организации в мире, как бы они не назывались и в какой стране бы не находились. То есть она не является особенностью какого-то отдельно взятого джамаата.

Среди наиболее известных причин, на которые опираются в использовании этой основы, является вынесение решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, помощь неверным, объявление грехов дозволенными и вхождение в ООН.

Эта основа отражена в тексте девятой статьи устава организации «аль-Каида», написанного Абу Мусабом ас-Сури. В нем сказано: «Мы провозглашаем, что все правители мусульманских стран, которые поддерживают врагов мусульман из числа американцев и их союзников иудеев и крестоносцев, которые правят не на основании того, что ниспослал Аллах, и принимают законы, не установленные Аллахом — все они считаются неверными и вероотступниками, и их власть не легитимна с точки зрения Шариата».[1]

Более того, они считают, что сегодня приобщение к Аллаху сотоварищей в праве на принятие решений хуже, чем многобожие идолопоклонников.

Саид Имам сказал: «Живые тагуты хуже мертвых тагутов. Под живыми тагутами я имею в виду имамов неверия и правителей-вероотступников… А под мертвыми тагутами, я имею в виду могилы, камни, деревья и всем иные материальные предметы, которым поклоняются помимо Аллаха различными видами поклонения».[2]

Из этой основы проистекает ряд второстепенных основ:

Первая основа: такфир всех солдат в исламских странах без исключения:

Абу Мухаммад аль-Аднани, представитель организации «Исламское государство», известной как «ИГИЛ», сказал в одном из своих аудиообращений: «Армии тагутов из числа правителей мусульманских земель в общем являются армиями вероотступничества и неверия. Сегодня слова о неверии этих армий и их вероотступничестве, а также об обязательности сражения с ними, и в первую очередь с армией Египта, — это слова, относительно которых религия Аллаха не допускает иных мнений».[3]

Абу Мусаб ас-Сури сказал в тексте двенадцатой статьи устава «аль-Каиды»: «Любой, кто помогал правителям-вероотступникам и вместе с ними сражался с мусульманами и муджахидами, из числа их солдат, полицейских, сотрудников служб безопасности и их помощников, которые защищают их и выполняют их приказ о сражении с муджахидами и их преследовании — мы не выносим им индивидуальный такфир и с ними надлежит сражаться, потому что они в целом принадлежат к партии вероотступничества, не взирая на их невежество, принуждение и неправильное понимание».[4]

Вторая основа: причисление всех мусульманских земель к землям неверия и вероотступничества:

Саид Имам сказал: «Отсюда ты узнаешь, что страны, большая часть жителей которых является мусульманами, однако они управляются правителями-вероотступниками по выдуманным законам, на сегодняшний день являются землями неверия. И даже если большинство их жителей мусульмане, практикующие обряды своей религии, такие как пятничные и коллективные намазы и тому подобное, находясь в безопасности, то ведь власть в них принадлежит неверным».[5]

Абу Мухаммад аль-Макдиси сказал: «Весь мир сегодня является территорией неверия, и я не исключаю из нее даже Мекку и Медину».[6]

Абу Умар аль-Багдади, эмир бывшего Исламского государства Ирака, позже превратившегося в «ИГИЛ», сказал: «Мы считаем, что если на землях господствуют законы неверия, и законы неверия превалируют над законами Ислама, то такие земли являются территорией неверия, но это не означает, что мы обвиняем в неверии всех жителей этих земель. И так как большинство законов во всех исламских землях сегодня это законы тагута и его шариат, мы считаем, что всех правителей этих государств и их солдат неверными и вероотступниками, сражение с которыми является более обязательным, чем сражение с оккупантами крестоносцами».[7]

Третья основа: три ветви власти в мусульманских странах — законодательная, исполнительная и судебная — являются неверными:

Таков текст статьи семнадцатой из устава «аль-Каиды».

Абу Мусаб ас-Сури сказал: «Поскольку призыв мирового исламского сопротивления считает неверными и вероотступниками современных правителей, правящих не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, и помогающих врагам Ислама, подобно всем сегодняшним правителям мусульманских стран, — поэтому он считает принадлежность к их правительственным организациям и трем ветвям власти:

  • исполнительной: правительство и министерства;
  • законодательной: парламент, народное собрание или консультативный совет;
  • судебной: суды, принимающие решения не на основании того, что ниспослал Аллах;

запретным и одним из дел неверия. Совершивший их по меньшей мере совершает грех, а может быть и впадает в неверие в зависимости от степени его ответственности, преступности деяния и наличия оправдания».[8]

Он считает, что работа в этих учреждениях, принадлежащих к одной из трех ветвей власти, сама по себе является неверием. В этом то и заключается суть, даже если он и связывает обвинение в неверии отдельных людей с наличием условий и отсутствием запретов.

Четвертая основа: джихад против правительств вероотступников является индивидуальной обязанностью каждого мусульманина, и это величайший джихад на пути Аллаха, а воздержание от него является одним из больших грехов:

Саид Имам сказал: «То, что джихад против этих тагутов является индивидуальной обязанностью, — это знание, которое следует распространять в мусульманских массах, чтобы каждый мусульманин знал, что Господь, свят Он и возвышен, приказал лично ему сражаться с ними».[9]

Он также сказал: «Джихад против этих неверных правителей является индивидуальной обязанностью каждого мусульманина. Каждый же, кто не станет участвовать в этом обязательном джихаде является нечестивцем, совершающим большой грех, по причине суровых угроз тому, кто отказывается участвовать в подобном джихаде».[10]

Позиция призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе:

Что касается имама Мухаммада ибн Абдульваххаба и имамов призыва после него, то они менее всех людей были склонны выносить суждение о вероотступничестве и неверии мусульманских правителей, не говоря уже о том, чтобы считать мусульманские земли территорией неверия и вероотступничества.

Ведь они считают обязательным подчинение предводителям мусульман, считают запретным выходить из повиновения им и запрещают все, что возбуждает ненависть к ним.

Имам Мухаммад ибн Абдульваххаб, несмотря на вражду и противостояние со многими лидерами и вождями того времени, подобно османским правителям, мекканской знати и королям Египта, которые закончились войной с ним, не считал их земли территорией неверия и вероотступничества. Он сражался с ними, защищая жизнь и честь, но не обвинял в неверии этих лидеров и вождей.

Шейх Мухаммад ибн Абдульваххаб, да смилуется над ним Аллах: «А что касается сражения, то до сегодняшнего дня мы сражались только для защиты жизни и чести. Они сами пришли на наши земли и не оставили нам иной возможности».[11]

Он также сказал: «Вражда и объявление нашей крови, нашего имущества и наших женщин дозволенными для посягательств были не по причине обвинения в неверии и сражения. Это они начали первыми обвинять нас в неверии и сражаться с нами».[12]

Ибн Ганнам сказал: «Шейх, да смилуется над ним Аллах, не приказывал проливать кровь и сражаться с большинством из сторонников страстей и заблуждений до тех пор, пока они сами не приняли решения о сражении с ним и обвинении его в неверии».[13]

Шейх Абдуллатыф ибн Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Знай, что наш шейх, да смилуется над ним Аллах, самый добрый и мягкий из людей. Он ограничивался приведением довода и доказательства и не начинал сражаться ни с кем до тех пор, пока они сами не начали и не обвинили его в неверии».[14]

Сыновей шейха Мухаммада ибн Абдульваххаба, да смилуется над ними Всевышний Аллах, спросили: «Тот, кто не входит в круг вашего владения и не находится под защитой вашего государства — является ли его земля территорией неверия и войны в общем?».

Они ответили: «Наше убеждение и наша религия перед Аллахом заключаются в том, что тот, кто исповедует Ислам, подчиняется приказам своего Господа и воздерживается от того, что Он запретил и порицал, является мусульманином, чьи кровь и имущество запретны для посягательства, как указывает на это Коран, Сунна и иджма нашей общины. Мы не обвиняли в неверии никого из тех, кто исповедовал Ислам, за то, что он не проживал на наших землях и не находился под защитой нашего государства. Нет, мы не обвиняем в неверии никого, кроме тех, кого назвали неверным Аллах и Его посланник. А тот, кто утверждает, что мы обвиняем в неверии людей в общем или же приказываем совершить хиджру к нам тому, кто имеет возможность явно исповедовать свою религию в своей стране, лжет и возводит клевету».[15]

Имамы призыва более всех людей далеки от того, чтобы обвинять в неверии правителей мусульман и разрешать пролитие их крови. Также они не обязывали людей совершением хиджры к ним и не считали мусульманские земли территорией неверия. Они обвиняли в неверии лишь тех, кого Аллах и Его посланник назвали неверными, подобно приобщающим сотоварищей Аллаху в поклонении или приравнивающим кого-либо к Нему.

Конфликт между реформаторским призывом Мухаммада ибн Абдульваххаба и его противниками вращался вокруг основы религии — признания единства Всевышнего Аллаха в праве на поклонение и запрета на приобщение к Нему сотоварища в поклонении. Сражение велось на этой основе.

Шейх Абдуллатыф ибн Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Что касается сражений, то шейх сражался только на основе Ислама и приверженности его великим устоям. А тот, кто передает от него, что он сражался ради чего-то другого, лжет и возводит клевету. Если учесть, что некоторые ученые считали необходимым сражаться с теми, кто оставил исполнение некоторых религиозных обязанностей, то что можно сказать о том, относительно чего имелась иджма праведных предшественников нашей общины и их имамов?»[16]

А что касается того, что связано с правлением по выдуманным законам, то имам призыва, а также его дети и внуки не обвиняли в неверии в вопросе принятия решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, кроме как за объявление этого дозволенным. Если же правитель не объявлял дозволенным принятие решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, однако принимал такие решения, будучи при этом убежденным в обязательности принятия решений только в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, то он принадлежит к числу совершающих большие грехи, и его власть не теряет своей легитимности по этой причине.

Имам Мухаммад ибн Абдульваххаб, да смилуется над ним Аллах, сказал, резюмируя слова шейх-уль-Ислама Ибн Теймии: «Нет сомнения, что тот, кто не считает обязательным принимать решения в соответствии с этим (т.е. с тем, что ниспослал Аллах), является неверным. Также тот, кто считает дозволенным принимать решение в соответствии с тем, что ему кажется справедливым, не следуя при этом тому, что ниспослал Аллах, является неверным… Однако многие из причисляющих себя к Исламу принимают решения в соответствии со своими обычаями и считают их законом, в соответствии с которым следует принимать решения, помимо Корана и Сунны. Подобное является проявлением неверия, и, если они знали о том, что ниспослал Аллах, но не считали обязательным следовать этому, а объявляли дозволенным принятие решений в соответствии с чем-то другим, то они являются неверными. В противном же случае, они являются невеждами».[17]

Шейха Абдуллаха ибн Мухаммада ибн Абдульваххаба, да смилуется над ним Аллах, спросили: «Дозволено ли обращаться на суд к чему-либо помимо Писания Аллаха?»

Он ответил: «Это не дозволено, а тот, кто убежден в дозволенности подобного, впал в неверие».[18]

Он связал обвинение в неверии за обращение на суд к выдуманным законам с объявлением этого дозволенным, а не с простым действием.

Шейх Абдуллатыф ибн Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, подтвердил этот смысл и разъяснил, что основанием обвинения в неверии в вопросе принятия решений в соответствии с выдуманными законами является объявление этого дозволенным. Он сказал: «А что касается того, что ты упомянул о бедуинах, касательно разницы между теми, кто объявляет дозволенным принятие решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, и теми, кто не объявляет, то поступать следует в соответствии с этим и этим руководствуются обладатели знания».[19]

Шейх Сулейман ибн Сахман, да смилуется над ним Аллах, сказал, комментируя слова шейх Абдуллатыфа относительно принятия решений в соответствии с выдуманными законами: «То, что он упомянул относительно бедуинов, касательно разницы между теми, кто объявляет дозволенным принятие решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, и теми, кто не объявляет, и что поступать следует в соответствии с этим и этим руководствуются обладатели знания, то смысл этого в следующем: тот, кто объявляет дозволенным принятие решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, и считает, что решения тагута лучше решений Аллаха, и что следование обычаям предков является истиной — тот, кто убежден в этом, является неверным. А что касается того, кто не объявляет это дозволенным и считает, что решения тагута — это ложь, а решения Аллаха и Его посланника — это истина, то такой человек не становится неверным и не выходит из Ислама».[20]

Ученые реформаторского призыва много говорили о том, что власть мусульманских правителей не становится нелегитимной просто по причине того, что они принимают решения в соответствии с выдуманными законами. Они считали их имамами и правителями, чья власть установлена, и которым следует подчиняться, но при этом необходимо делать им наставления.

Шейх Абдульазиз ибн Баз, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Что касается того, что вы упомянули о моей телеграмме президенту Хосни Мубараку с поздравлениями и присягой на верность, то я не помню, чтобы от меня исходило что-то подобное. При этом я возношу мольбу, чтобы ему было оказаны содействие и помощь во всем благом, и чтобы он правил в соответствии с исламским Шариатом, а также призываю египетский народ твердо придерживаться Ислама и искренне поклоняться одному Аллаху. Также мы возносим мольбу за всех других мусульманских правителей, чтобы им было оказаны содействие и помощь во всем благом».[21]

Также он сказал, порицая агрессию правителя Ирака против Кувейта, который он считал мусульманским государством: «Нет сомнения в том, что это прискорбное событие, печалящее каждого мусульманина. Нет сомнения в том, что это великое преступление и сильная вражда со стороны иракского лидера в отношении соседнего мусульманского государства. Ему обязательно следует принести покаяние за это перед Аллахом, хвала Ему, и вывести все свои войска из Кувейта».[22]

Когда в Алжире появился так называемый «Салафитский джамаат призыва и сражения», поднявший оружие против алжирского правительства под предлогом того, что оно впало в неверие из-за правления по выдуманным законам, шейх Мухаммад аль-Усаймин, да смилуется над ним Аллах, высказал им сильное порицание и назвал их суждение о неверии правительства ложным.[23]

Он сказал жителям Алжира: «Необходимо проявлять терпение, потому что эта страна — исламская. В ней звучит призыв на молитву и совершаются пятничные и коллективные намазы».[24]

Он также сказал: «Мы не считаем их (т.е. правительство и армию Алжира) вероотступниками и не дозволено нам говорить о том, что они вероотступники, пока это не будет доказано по Шариату».[25]

Также ему, да смилуется над ним Аллах, задали такой вопрос из Алжира: «Некоторые джамааты исходят в своей борьбе против режимов их стран из правила, которое гласит, что война против исламских государств предпочтительнее, чем война против государств неверных, потому что исламские государства впали в вероотступничество, а войне с вероотступниками следует отдавать предпочтение перед войной с неверными. Насколько верно это «правило»?»

Он ответил: «Это «правило»— правило хариджитов, которые убивают мусульман и оставляют неверных, и оно является ложным».[26]


[1] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр.926).

[2] «Основы подготовки» (стр.335).

[3] Аудиообращение, распространенное в интернете, «Пацифизм — чья это религия?» от 13.08.2013г.

[4] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр.928).

[5] «Сборник по поиску благородного знания» (2/644).

[6] «Обзор плодов джихада» (стр.83).

[7] Аудиозапись от 23.03.2007г., распространенная в интернете, под названием «Скажи: «Я руководствуюсь ясным доказательством от моего Господа»».

[8] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр.930).

[9] «Основы подготовки» (стр.314).

[10] «Сборник о приобретении благородного знания» (1/95).

[11] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (1/73).

[12] Там же (4/294).

[13] «Рауда аль-афкар ва аль-афхам лимуртади халь аль-Имам ва таадади газават зави аль-Ислам» (1/33).

[14] «Мисбах аз-залям» (стр.520).

[15] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (9/252).

[16] «Мисбах аз-залям» (стр.54).

[17] Энциклопедия сочинений имама Мухаммада ибн Абдульваххаба (1/147).

[18] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (10/252).

[19] «Уйун ар-расаиль ва аль-аджуиба аля аль-масаиль» (1/138).

[20] Там же (1/136).

[21] «Собрание различных фетв и статей» (27/228).

[22] Там же (6/142).

[23] См. «Фетвы больших ученых относительно крови, пролитой в Алжире» (стр.142 и далее).

[24] Там же (стр.147).

[25] Там же (стр.171).

[26] Там же (стр.154).

Обвинение в неверии мусульман за совершение реальных либо предполагаемых грехов

Вторая часть
Обвинение в неверии мусульман за совершение реальных либо предполагаемых грехов

Это одна из наиболее примечательных основ прежних хариджитов, по причине которой они обвинили в неверии Али и Муавию, да будет доволен ими обоими Аллах, а также каждого, кто согласился с идеей проведения третейского суда, призванного разрешить конфликт между Али, да будет доволен им Аллах, и жителями Шама, хотя его целью было прекращение кровопролития и объединение людей. Хариджиты же назвали шариатскую обязанность грехом и, не остановившись на этом, обвинили в неверии тех, кто исполнил ее.

Абу аль-Хусейн аль-Мальти сказал: «Все аш-Шурат (одна из хариджитских сект) заявляют о неверии тех, кто совершает грехи, и противоречит их мазхабу, несмотря на различие их мнений и мазхабов».[1]

Ибн Теймия сказал: «Хариджиты были первыми из тех, кто обвинил в неверии мусульман. Они обвиняют в неверии за грехи и обвиняют в неверии тех, кто не соглашается с их нововведениями, разрешая проливать их кровь и забирать имущество».[2]

Экстремистские и такфиристские джамааты также обвиняют в неверии за грехи, подобно такфиру за ростовщичество и создание ростовщических банков. Они считают выдачу лицензии на их создание и их защиту объявлением ростовщичества дозволенным. Также они обвиняют в неверии за любое принятие решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, даже если оно не сопровождается объявлением этого дозволенным, а также за разные виды проявления дружбы с неверными, которые не выводят из религии. А иногда они обвиняют в неверии даже за то, что является разрешенным или обязательным, подобно такфиру за абсолютно любое обращение за помощью к многобожникам, как это произошло во время войны в Заливе; такфиру за избрание в парламент и т.п.

Иссам аль-Баркави, известный под псевдонимом Абу Мухаммад аль-Макдиси, сказал: «Защита всех банковских операций без ограничений и исключений, конечно же является полным разрешением ростовщичества, как это имеет место в остальных арабских и западных тагутских странах… Как известно, ростовщичество в так называемой «Стране таухида» является разрешенным и охраняется законом».[3]

Саид Имам упомянул совокупность грехов, за которые он обвинил в неверии исламские государства, и среди них было выдача лицензий ростовщическим банкам. Он сказал: «В их числе указание на явное разрешение запретного, подобно разрешению на совершение прелюбодеяния по взаимному согласию и выдаче разрешения на открытие публичных домов в некоторых странах, не прекращающих утверждать, что они являются исламскими. Также разрешение на распитие спиртных напитков в определенных местах, предоставление разрешений на открытие таких заведений и разрешение на изготовление спиртных напитков. Также разрешение ростовщичества и выдача лицензий на открытие ростовщических банков. Также разрешение музыки и использование ее в государственных и прочих СМИ. Также разрешение вероотступничества посредством указания на свободу убеждений в выдуманных конституциях. Все это является явным разрешением запретного».[4]

Он также сказал, вынося суждение о каждом, кто баллотируется в парламент, даже с намерением удалить вред: «Те из таких депутатов, кто доволен подобной должностью в парламенте, ведущей к многобожию, или участвует в этом — их неверие очевидно и в нем нет сомнений. А что касается тех депутатов, кто заявляет, что он не доволен этим и избрался в парламент, чтобы вести призыв и исправлять положение, то они также являются неверными. Слова такого депутата всего лишь уловка, с помощью которой он обманывает простой народ и невежд».[5]

Относительно избирателей он сказал: «А что касается тех, кто избирает их, из числа представителей народа, то они также считаются неверными».[6]

Затем он подтвердил, что под неверием здесь подразумевается большое неверие: «Участие в этих парламентах посредством баллотирования или голосования относится к большому неверию».[7]

Также и Усама Бен Ладен довольно часто в своих речах, распространяемых в информационных каналах и на аудиокассетах, выносил суждение о вероотступничестве и неверии правительств исламских стран за такие вещи, которые не достигают подобной степени, и даже за то, что является разрешенным по Шариату.

К этому относится его суждение о неверии тех, кто участвует в парламентских выборах. Так он сказал: «Каждый, кто сознательно и добровольно участвует в этих выборах, чье положение было описано ранее, проявил неверие во Всевышнего Аллаха, и нет силы и мощи ни у кого кроме Аллаха. Необходимо предостерегать от даджжалей, которые говорят от имени исламских партий и джамаатов и побуждают людей к участию в этом вероотступничестве».[8]

Также его обвинение в неверии правительств просто за то, что они являются членами ООН, как видно из его слов: «Эти, так называемые арабские лидеры, состоящие в ООН, — они проявили неверие в то, что было ниспослано Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует. Те, кто ссылается на международные законы, — они проявили неверие в законы Благородного Корана и Сунны Избранного Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Мы перенесли столько страданий от этой ООН, и ни один мусульманин ни при каких обстоятельствах не обратится к ней».[9]

Также и Айман аз-Завахири вынес суждение о неверии мусульман, получивших гражданство стран неверных, и дозволенности их убийства, считая их партией, отказавшейся соблюдать исламские предписания, по причине чего можно стрелять в них, а также бомбить и подрывать их. Он сказал: «Приобретение гражданства государства предполагает довольство подчинению его законам. Мало того, некоторые государства, как например Америка и Англия, требуют от нового гражданина, чтобы он принес присягу на верность их конституциям и законам. Подобное служит явным проявлением неверия».[10]

Он подтвердил, что к получившему гражданство применяется суждение о его государстве, и в отношении него разрешено то, что разрешено в отношении его жителей, и, в частности, дозволено его убийство. Он сказал: «Гражданство — это не определение принадлежности к стране, как сказал автор. Нет, оно служит указанием принадлежности к государству, то есть партии, отказавшейся исполнять исламские предписания и обладающей силой. У нее есть территория, правительство, конституция и законы, определяющие приобретение гражданства».[11] Он сказал это в контексте оправдания подрывов в странах неверных и того, что наличие в них мусульман не служит препятствием для дозволенности проведения подобных акций.

Позиция призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе:

Что касается реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба, то он занимает совершенно противоположную позицию. Он считает запретным обвинение в неверии мусульманина за грехи и строго настрого запрещает подобное и предостерегает от этого. Он противоречит экстремистским и такфиристским джамаатам в толковании веры и неверия, их условий и норм.

Имам Мухаммад ибн Абдульваххаб, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Обладатели знания сказали, что нельзя обвинять в неверии мусульманина за грехи, и это истина. Однако к нам это не относится. Это хариджиты обвиняют в неверии того, кто совершил прелюбодеяние, украл или пролил кровь. Они считают неверным любого, совершившего большой грех. А что касается приверженцев Сунны, то согласно их мазхабу, мусульманин становится неверным только по причине многобожия, и мы не обвиняем в неверии тагутов и их последователей ни за что, кроме многобожия».[12]

Имам Сауд ибн Абдульазиз ибн Мухаммад ибн Сауд, да смилуется над ним Аллах, сказал, разъясняя их призыв в послании османскому правителю: «Мы, хвала Аллаху, не обвиняем в неверии никого из мусульман за совершение греха. Мы обвиняем в неверии только за то, на что указывают Аллах и Его посланник и относительно чего имеется иджма ученых общины Мухаммада, которые являются голосом истины в ней, что это является неверием: подобно приобщению кого-либо в сотоварищи Аллаху в поклонении, как мольба, обет и жертвоприношение, а также подобно ненависти к религии и ее последователям и издевательству над ней. А что касается грехов, подобно прелюбодеянию, воровству, убийству, распитию вина, несправедливости и тому подобному, то мы не обвиняем в неверии того, кто совершил это, если он верит в Аллаха и Его посланника, кроме случая, когда он объявляет это дозволенным. Если за совершение чего-то из этого предусмотрено шариатское наказание, то мы исполняем его, а если нет, то мы высказываем совершившему это порицание, которое должно удержать его и подобных ему от совершения запретного. Грехи, в том числе и большие, совершались и во времена посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и его сподвижников, и за них не обвиняли в неверие. Этим ахлю ас-Сунна ва аль-джамаа отвечают хариджитам, которые обвиняют в неверии за грехи».[13]

Шейх Абдуллах ибн Абдульазиз аль-Анкари, да смилуется над ним Аллах, высказал порицание тем, кто обвиняет в неверии мусульман абсолютно за любое проявление дружбы с неверными. Он разъяснил, что такфир в случае оказании помощи многобожникам выносится лишь за одобрение их неверия и похвалу их деяниям. Он сказал: «Под этим имеется в виду согласие с неверными в их неверии, проявления любви к ним, оказание им помощи против мусульман, похвала их деяниям и проявление покорности и подчинения им в их неверии».[14]

А что касается того, что связано с принятием решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, то в первой части этой главы мы уже разъяснили, что имам призыва, а также его дети и внуки не обвиняли в неверии в этом вопросе кроме как за объявление этого дозволенным. Если же правитель не объявлял дозволенным принятие решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, однако принимал такие решения, будучи при этом убежденным в обязательности принятия решений только в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, то он принадлежит к числу совершающих большие грехи, и его власть не теряет своей легитимности по этой причине.

Также имамы призыва не считали выдачу лицензий на основание ростовщических банков объявлением ростовщичества дозволенным, поскольку объявление дозволенным должно осуществляться посредством ясного заявления. Они считали подобное одним из грехов, таким же, как и пожирание роста. Поэтому они не дозволяли восставать против государства ни по причине того, что в нем имеются ростовщические банки, ни по причине выдаче им лицензий и охране их, поскольку подобное относится к числу совершения грехов без убеждения в их дозволенности. Объявление дозволенным не происходит посредством простого совершения деяния, но необходимо, чтобы оно было озвучено словами, поскольку это вопрос убеждений, о котором можно узнать только из ясного заявления.

Шейху Салиху аль-Фаузану, да хранит его Аллах, задали следующий вопрос: «Является ли наличие ростовщических банков в стране указанием на объявление ростовщичества дозволенным?»

Он ответил: «Пожирание роста само по себе не указывает на объявление ростовщичества дозволенным. Пожирание роста — это один из больших грехов, и любые ростовщические операции — это большой грех и преступление. Однако совершение подобного не указывает на неверие того, кто имеет дело с ростовщичеством, если только он не объявит это дозволенным, даже если сам и не будет заниматься им. Если он скажет, что ростовщичество дозволено, то он — неверный, даже если сам и не имеет дело с ростовщичеством. Если же он совершит оба этих преступления: скажет, что ростовщичество дозволено и сам будет заниматься им, да упасет нас от этого Аллах, — то его пожирание роста — это большой грех и нечестие, а объявление этого дозволенным — это неверие».[15]

А что касается вступления в международные организации, то ученые призыва рассматривают этот вопрос в рамках своей позиции по заключению договоров с неверными. Они считают это допустимым с условием, чтобы отсутствовало принятие на себя обязательств, противоречащих Шариату.

Шейха Мухаммада ибн Салиха аль-Усаймина, да смилуется над ним Аллах, спросили: «Некоторые люди говорят, что вступление в ООН также является обращением за судом к кому-то помимо Аллаха, свят Он и возвышен. Правильно ли это?»

Он ответил: «Это неправильно. Каждый в своей стране правит в соответствии с установленным в ней режимом. Последователи Ислама правят в соответствии с Кораном и Сунной, а другие правят по своим законам. ООН не принуждает никого править не в соответствии с тем, как правят в его стране. Вступление в нее относится к теме договоров между мусульманами и неверными».[16]

А что касается избрания в законодательные собрания тех государств, которые правят по выдуманным законам, с намерением исправления ситуации и предотвращения нечестия, то ученые призыва разрешили это, а некоторые даже считали обязательным.

Шейху Мухаммаду аль-Усаймину, да смилуется над ним Аллах, был задан вопрос: «Каково суждение о выборах, которые проходят у нас в Кувейте, учитывая, что большинство избираемых это последователи Ислама и проповедники, которые впали в искушение в своей религии?»

Он ответил: «Я считаю, что участие в таких выборах обязательно, мы обязательно должны избрать того, в ком видим благо. Ведь если хорошие люди не будут участвовать в этом, то кто займет их место? Плохие люди или же пассивные, о которых нельзя сказать ни хорошего, ни плохого, следующие за каждым крикуном. Нам необходимо избрать того, кого мы считаем праведным. Если же кто-то скажет, что мы избрали одного, а большинство в собрании все равно не такие, то мы ответим, что нет проблем, ведь если Аллах даст в нем благословение, и он донесет до этого собрания слово истины, то оно обязательно повлияет на них. Однако нам не хватает честности перед Аллахом. Мы опираемся на материальные причины и не смотрим на слово Аллаха, всемогущ Он и велик… Поэтому я скажу, что даже если мы предположим, что в парламенте есть лишь несколько людей истины, то они все равно принесут пользу. Однако они должны быть честны перед Аллахом, всемогущ Он и велик. А что касается слов о том, что не дозволено избираться в парламент, иметь общие дела с нечестивцами и сидеть с ними вместе в одном собрании, то разве мы сидим вместе с ними из-за согласия с ними? Мы сидим вместе с ними для того, чтобы разъяснить им истину».[17]

Постоянному комитету по фетвам был задан вопрос: «Дозволено ли голосовать и баллотироваться на выборах с учетом того, что в нашей стране правят не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах?»

Они ответили: «Мусульманину не дозволено выдвигать свою кандидатуру в надежде попасть в правительство, которое правит не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, и работает не в соответствии с исламским Шариатом. Мусульманину нельзя избираться самому или избирать других из числа тех, кто работает в этом правительстве. Исключением является случай, когда выдвинувший свою кандидатуру является мусульманином, а его избиратели надеются, что, войдя в органы власти он попытается заставить их править в соответствие с исламским Шариатом. Они используют это как средство изменения системы правления. Однако условием является то, чтобы избранный кандидат, выиграв выборы, работал на должности, не предусматривающей исполнения обязанностей, противоречащих исламскому Шариату».[18]

А что касается получения мусульманином гражданства государства неверных, то ученые призыва издали фетву о запретности этого, потому что подобное действие служит средством и предлогом для соглашения с ними. Однако просто получение гражданства не является неверием, пока получивший его не станет соглашаться с ними в их неверии, проявлять довольство их религией или оказывать ей поддержку. Если же всего это нет, то подобное является запретным, но не является неверием.

В одной из фетв Постоянного комитета сказано: «Мусульманину не дозволено получать гражданство страны, которой правят неверные, потому что это служит средством для дружбы с ними и соглашения с той ложью, которой они придерживаются. А что касается проживания без получения гражданства, то основа в этом запретность, потому что Всевышний сказал: «Тем, кого ангелы упокоят чинящими несправедливость по отношению к самим себе, скажут: «В каком положении вы находились?» Они скажут: «Мы были слабы и притеснены на земле». Они скажут: «Разве земля Аллаха не была обширна для того, чтобы вы переселились на ней». Их обителью станет Геенна. Как же скверно это место прибытия!» (сура «Женщины», аят 97). Также по причине слов Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Я не причастен к любому мусульманину, который живет среди многобожников» и других хадисов на это тему. А также по причине иджма мусульман относительно обязательности переселения из страны многобожия в страну Ислама при наличии возможности. Однако, если кто-то из обладателей знания и знатоков религии поселился среди многобожников, чтобы донести до них исламскую религию и призвать их к ней, то в этом нет проблем, если только он не боится подвергнуть свою религию искушению и надеется, что сможет повлиять на них и наставить их на прямой путь».[19]


[1] «Ат-Танбих ва ар-радд аля ахли аль-ахва ва аль-бидаа» (стр.63).

[2] «Маджму аль-фатава» (3/279).

[3] «Явное раскрытие неверия Саудовского государства» (стр.25).

[4] «Сборник в требовании благородного знания» (2/526-527).

[5] Там же (1/199).

[6] Там же (1/201).

[7] Там же (1/202).

[8] Взято из материала, размещенного на сайте представителя ИГИЛ Мухаммада аль-Аднани аш-Шами, под названием «Прости, эмир аль-Каиды».

[9] Передача на спутниковом канале аль-Джазира под названием «Самая важная война нашего века» от 7 шавваля 1421 г.х.

[10] «Непричастность» (стр.145).

[11] Там же (стр.151).

[12] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (10/39).

[13] Там же (1/307).

[14] Там же (9/158).

[15] «Важные ответы на запутанные проблемы» (стр.56).

[16] Журнал «ад-Даава» №1608 от 10.05.1418 г.х.

[17] Аудиозапись, выложенная на канале YouTube под названием «Суждение о выборах его чести шейха Мухаммада ибн Салиха аль-Усаймина».

[18] «Фетвы Постоянного комитета» сб.1, т.1, фетва №4069 (23/406).

[19] Там же, фетва №2393 (2/109).

Объявление разрешенным пролитие крови мусульман, как мужчин, так и женщин и детей

Часть третья
Объявление разрешенным пролитие крови мусульман, как мужчин, так и женщин и детей

Эта основа хариджитов имела самое негативное последствие для мусульман на протяжении всей истории. Это из-за нее Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, описал их словами: «Убивают последователей Ислама и оставляют идолопоклонников».[1]

Кайс ибн Саад ибн Убада, да будет доволен им Аллах, сказал, обращаясь к хариджитам, когда они только восстали против Али, да будет доволен им Аллах, после того как они убили Абдуллаха ибн Хаббаба ибн аль-Аратта, да будет доволен им Аллах, и вспороли живот его беременной невольницы: «Поистине, вы совершили великий грех. Вы свидетельствуете, что мы являемся многобожниками, а ведь многобожие — это великая несправедливость. Вы проливаете кровь мусульман и считаете их многобожниками».[2]

Ибн Теймия, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Заблудшие хариджиты, которые заявляют, что Усман, Али и те, кто признавал их власть, являются неверующими в Коран, с которым пришел Посланник, и разрешают проливать кровь мусульман на основании этого заблуждения. Поэтому Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, приказал сражаться с ними и сообщил о том, что произойдет от них».[3]

Он также сказал о хариджитах: «Отступившие от Сунны, которые разрешали проливать кровь абсолютно всех мусульман, подобно харуритам, с которыми сражался Али, да будет доволен им Аллах».[4]

А также: «Хариджиты вводят нововведение, обвиняют в неверии того, кто не соглашается с ними, и разрешают проливать его кровь».[5]

А также: «Хариджиты творили явное нечестие: проливали кровь, забирали имущество и восставали против правителя с мечом. Поэтому в достоверных хадисах сказано о необходимости сражения с ними. Хадисов с их порицанием и повелением сражаться с ними очень много, и знатоки хадисов называют их «мутаватир» (широко распространенные), подобно хадисам о видении Аллаха, наказании в могиле и испытании в ней, также хадисам о заступничестве и Водоеме».[6]

Существует бесчисленное множество рассказов об этом, которыми наполнены исторические книги. Абу аль-Аббас аль-Мубаррад в своей книге «аль-Камиль фи аль-люга ва аль-адаб»[7] говорит, что мимо какого бы селения между Асфаханом и аль-Ахвазом не проходили хариджиты, они обязательно считали дозволенным убийство его жителей.

Раз уж эти несчастные разрешили пролитие крови самого лучшего и богобоязненного человека того времени, Али ибн Абу Талиба, да будет доволен им Аллах, то, что говорить о других!

То же самое творят и современные хариджиты в виде экстремистских и такфиристских джамаатов. Сколько крови они пролили посредством подрывов и непосредственных убийств с отрезанием голов и другими способами, как это делают сейчас в Ираке, Сирии, Ливии и Нигерии ИГИЛ и «аль-Каида», и как происходило ранее в Египте, Алжире, Йемене и других странах, до которых дотянулись их руки.

Абу Катада аль-Филистыни[8], один из крупнейших идеологов убийства мусульман в Алжире, как мужчин, так и женщин и детей, говорил, что дозволено убивать детей и женщин для предотвращения посягательства на честь и убийства братьев.[9]

Мало того, он даже побуждал убивать своих родителей если они не разделяли суждений этих такфиристских джамаатов и хвалил того, кто совершал подобное. Он сказал, комментируя убийство одним из членов т.н. «Вооруженного исламского джамаата» в Алжире своих родителей, благословляя его поступок: «Члены Исламского джамаата, и мы восхваляем Аллаха за это, достигли такой степени отречения от вероотступников и их приспешников, даже если они являются их родителями, по причине их понимания вероубеждения праведных предшественников и следования по пути сподвижников. Так, в Бугаре один юноша из числа членов джамаата исполнил постановление Аллаха в отношении своих родителей после того, как они отвергли решение Аллаха, разрешив его сестре выйти замуж за сотрудника милиции».[10]

Различные виды подобных инцидентов участились в наши дни, особенно после появления так называемого Исламского государства или же ИГИЛ. Некоторые его члены убивали своих близких, отвечая на призыв игиловского халифа, демонстрируя свою непричастность к тем, кого они считали вероотступниками!

Саид Имам сказал, предписывая убивать женщин и детей: «Если невозможно убить неверного, под которым имеется в виду вероотступник из числа солдат и полицейских, без того, чтобы не убить находящихся рядом с ним женщин и детей, то дозволено ли это или нет? Ответ: это дозволено, даже если они не сражаются и не помогают в сражении».[11]

В качестве оправдания пролития крови невинных мусульман они используют вопрос использования неверными мусульман в качестве живого щита. Они считают дозволенным атаковать солдат и полицейских, где бы они не находились, даже если те находятся среди толпы обычного народа из мужчин, женщин и детей. Они говорят: «Мы убиваем их (простой народ) случайно, а не специально». Поэтому участились использование ими взрывных устройств на рынках и в общественных местах. Также они находят множество оправданий для дозволенности пролития крови мусульман и помимо вопроса «живого щита».

Фарис ибн Шувайл аз-Захрани, один из лидеров «аль-Каиды» на Аравийском полуострове, сказал в оправдание использования взрывных устройств: «Стремитесь к благословению Аллаха и не обращайтесь вспять. Знайте, что подрывы и засады — это дела, узаконенные Шариатом, независимо совершаются ли они в странах неверных или в странах вероотступников, подобно Саудовской Аравии, Марокко или Пакистану. А тот, кто делает различие между ними, является либо невеждой, либо правительственным ученым».[12]

А что касается дозволенности убийства всех военных без разбора, то их словам относительно этого нет числа. Ведь согласно их основе, они являются приспешниками вероотступников!

Саид Имам сказал, подстрекая убивать правителей и военных, а также писателей, журналистов и им подобных: «К этому относится (т.е. к убийству вероотступников) все вероотступники, воюющие с Аллахом и Его посланником, да благословит его Аллах и приветствует, открыто проявляющие свою враждебность к Исламу и мусульманам, подобно правителям-тагутам, правящим не в соответствии с исламским Шариатом, их солдатам и приспешникам из числа писателей, журналистов и им подобных в различных мусульманских странах сегодня. Их земли являются территорией войны, потому что они правят по законам неверия. На них распространяется постановление относительно вероотступника, скрывающегося от наказания на территории войны, на которой вероотступничество не является преступлением согласно их выдуманным законам. Вероотступник в этих странах находится под защитой их законов и армий, призванных охранять эти законы. Таким образом, он является недоступным для наказания на территории войны, и поэтому каждому мусульманину дозволено убивать подобных людей, чье неверие настолько известно, что его можно считать доказанным по Шариату, и это относится к джихаду на пути Всевышнего Аллаха».[13]

Если разумный человек увидит, как много крови было пролито в результате их преступных действий, то он изумится их великой дерзости, с которой они проливают кровь и ни во что не ставят ее святость. Они будто делают это намеренно, а не случайно и вынужденно, как утверждают это некоторые из них. Однако это изумление исчезнет, если ему станет известно, что это пренебрежение к пролитой крови является их преднамеренной политикой и выбранным путем, и эта кровь проливается не случайно.

Что это значит?

Автор их преступной конституции «Управление дикостью»[14] пишет, что одной из причин провала революционных движений на протяжении истории был страх перед пролитием крови!

Абу Бакр Наджи сказал, упоминая пользы, извлекаемые из опыта революционеров-джихадистов: «Исторические книги говорят нам о различиях между некоторыми реформаторскими джихадистскими движениями и праведниками из числа талибитов, подобно ан-Нафсу аз-Закие и другим, и движением Аббасидов. О том, что среди различий и причин успеха Аббасидов и провала других — суровость со стороны Аббасидов и мягкотелость и боязнь пролития крови со стороны других. Так, ан-Нафс аз-Закия просил у командиров войска (а оно вполне могло победить) остерегаться насколько возможно пролития крови, так что они дивились тому, как можно добиться власти таким способом. Да, ан-Нафс аз-Закия и другие реформаторы были в чем-то правы (!), потому что они сражались с мусульманами, а суждения относительно сражения с ослушниками различаются. Мы же, хвала Аллаху за это, противостоим крестоносцам и их приспешникам из числа вероотступников и их солдат, и ничто не запрещает нам проливать их кровь, и более того, мы считаем это наиглавнейшей обязанностью».[15]

Он сказал, воодушевляя последователей и побуждая их совершать больше убийств и разрушений: «Сейчас мы находимся в ситуации подобной той, которая возникла после смерти Посланника, да благословит его Аллах и приветствует, и событий вероотступничества, или же подобно той ситуации, в которой находились верующие в начале джихада. Поэтому мы нуждаемся в приложении больших усилий и нуждаемся в совершении операций, подобно тем, что были проведены в отношении бану Курайза и других».[16]

Под этим он имеет в виду убийство всех мужчин и пленение женщин и детей!!

Чтобы привести в действие эту безрассудную политику кровопролития, они закрепили в умах и убеждениях своих последователей некоторые кровавые правила, такие как политика возмездия за друзей.

Абу Бакр Наджи сказал, разъясняя путь достижения могущества: «Когда враг знает, что, если он разобьет часть группы, остальные сдадутся, мы можем сказать, что эта группа не достигла могущества. А когда враг узнает, что если он разобьет часть группы, остальные будут мстить за их кровь, и что цели группы будут исполняться до тех пор, пока не покончат с последними из них, тогда это значит, что эта группа достигла мощи, которой боится враг».

Затем он подтвердил это правилом «кровь за кровь и разрушение за разрушение», сказав: «При наличии дружбы, основанной на вере, между всеми этими группами, скрепленной договором, написанным кровью, важнейшим пунктом которого является «кровь за кровь и разрушение за разрушение», будет достигнута великая мощь, которой враг не в силах будет противостоять».[17]

Позиция призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе:

А что касается реформаторского призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба, то он запрещает проливать кровь мусульман и считает убийство невинных людей величайшим грехом перед Аллахом.

Ранее мы уже приводили следующие слова сыновей шейха: «Наше убеждение и наша религия перед Аллахом заключаются в том, что тот, кто исповедует Ислам, подчиняется приказам своего Господа и воздерживается от того, что Он запретил и порицал, является мусульманином, чьи кровь и имущество запретны для посягательства, как указывает на это Коран, Сунна и иджма нашей общины. Мы не обвиняли в неверии никого из тех, кто исповедовал Ислам, за то, что он не проживал на наших землях и не находился под защитой нашего государства. Нет, мы не обвиняем в неверии никого, кроме тех, кого назвали неверным Аллах и Его посланник».[18]

Когда в мусульманских странах появились экстремистские и такфиристские джамааты и совершили множество акций, в которых была пролита кровь невинных людей, ученых призыва уполномочили дать им ответ и осудить их действия, и их слова по этому вопросу столь многочисленны, что их трудно было бы перечислить.

Среди них то, что было сказано в заявлении Совета старших ученых Королевства Саудовская Аравия на его сорок девятой сессии от 02.04.1419г.х. о том, что происходит от рук экстремистских и такфиристских джамаатов из такфира, взрывов и разрушений: «То, что явилось результатом этих ошибочных убеждений из кровопролития, поругания чести, хищения частного и государственного имущества, подрыва домов и транспортных средств и разрушения предприятий — все эти и подобные им деяния запрещены Шариатом согласно иджма мусульман, поскольку в этом нарушение неприкосновенности невинных душ, нарушение неприкосновенности имущества, нарушение неприкосновенности безопасности, стабильности, жизни людей, находящихся в безопасности в своих домах, их средств к существованию, их уверенности в завтрашнем дне и их душ, а также нарушение общественных интересов, необходимых для жизни людей. Ислам защитил имущество, честь и тела мусульман и строго запретил нарушать их неприкосновенность».[19]


[1] Аль-Бухари (3344), Муслим (106). Текст хадиса принадлежит версии Муслима.

[2] «Тарих ат-Табари» (3/120).

[3] «Ар-Радду аля аль-Ахнаи» (стр.65).

[4] «Иктида ас-Сират аль-мустаким» (1/250).

[5] «Маджму аль-фатава» (16/96).

[6] Там же (15/36).

[7] (3/244).

[8] Его имя: Умар Махмуд Усман, палестинец по происхождению, родился в 1960 году. Начал свою идейную жизнь с джамаатом Таблиг, а затем попал под влияние такфирсистских джихадистских идей и отправился в Афганистан. Затем переехал в Кувейт, а оттуда в 1993 году в Великобританию, откуда осуществлял свою идеологическую деятельность. Он сыграл заметную роль в разжигании алжирского конфликта и стал муфтием т.н. «Салафитского джамаата призыва и джихада» в Алжире. Он выдал несколько кровавых фетв о дозволенности убийства женщин, детей и стариков. После взрывов в Великобритании в 2005 году он находился под арестом до 2013 года, когда был экстрадирован в Иорданию для отбытия срока по ранее вынесенному приговору. В 2014 году был освобожден.

[9] Статья под названием «Дозволенность убийства детей и женщин для предотвращения посягательства на честь и убийства братьев» в журнале «аль-Ансар» №90, стр.10 от 29 шавваля 1415 г.х. См. книгу «Очищение рабов Аллаха от зверства Абу Катады» Абдульмалика ар-Рамадани (стр.248-296).

[10] Статья под названием «Да будет джихад таким» в журнале «аль-Ансар» №147 от 14 зуль-хиджа 1416 г.х. (стр.4).

[11] «Основы подготовки» (стр.346).

[12] «Тексты ученых относительно налетов и живого щита» (стр.3-4).

[13] «Сборник о приобретении благородного знания» (2/572).

[14] Книга, изданная в 2004 году, в которой ее автор разъясняет новую военную стратегию организации «аль-Каида». Эту книгу написал Абу Бакр ан-Наджи, и джихадисты расходятся во мнении, кто скрывается под этим псевдонимом. Некоторые говорят, что это Мухаммад Халиль аль-Хукайма. Другие говорят, что это Сейф аль-Адль, один из полевых командиров аль-Каиды, бывший египетский офицер по имени Мухаммад Салахуддин Зидан. Также говорят, что ее написала группа идеологов. По причине серьезного интереса к этой книге Министерство обороны США перевело ее на английский язык и раздало военному руководству под названием «Управление жестокостью».

[15] «Управление дикостью» (стр.31).

[16] Там же (стр.32).

[17] Там же (стр.34).

[18] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (9/252).

[19] «Фетвы имамов по сложным глобальным вопросам» (стр.189).

Объявление разрешенным пролития крови не мусульман, находящихся под защитой, не обращая внимания на международные договора и конвенции

Четвертая часть
Объявление разрешенным пролития крови не мусульман, находящихся под защитой, не обращая внимания на международные договора и конвенции

Помимо разрешения пролития крови мусульман за совершение грехов к ереси прежних хариджитов относится разрешение на пролитие крови тех, чью кровь запретил проливать Аллах, из числа людей Писания, таких как иудеи, христиане и другие, которые находятся в договорных отношениях с мусульманам или под их покровительством, и не обращение внимания на международные договора и конвенции.

Аш-Шахристани сказал: «Наджда ибн Амир объявил дозволенным пролитие крови тех, с кем был заключен договор, и тех, кто находился под покровительством мусульман, на территории, где приходилось скрывать религиозные убеждения. Он вынес суждении о непричастности к тем, кто запрещает пролитие их крови».[1]

Современные хариджиты — экстремистские и такфиристские джамааты — последовали по этому пути, разрешив проливать кровь тех, кто находится в договорных отношениях, и тех, кто получил гарантии безопасности.

После второй войны в Заливе, во время которой Америка бомбила Ирак, в 1419г.х/1998 г. н.э. был основан т.н. «Мировой исламский фронт джихада против иудеев и крестоносцев», членами которого стали:

«аль-Каида», представленная Бен Ладеном и его товарищами;

— два египетских джамаата «аль-Джамаа аль-исламия» и «аль-Джихад», представленные Айманом аз-Завахири и Рифаи Тахой (Абу Йасиром);

«Организация джихада» в Бангладеш, представленная Фадль ар-Рахманом;

«Джамаат аль-уляма» в Пакистане, представленная эмиром Хамзой.

Основатели фронта подписали учредительное заявление, которое было распространено некоторыми СМИ. В нем было сказано:

«Основываясь на этом и подчиняясь повелению Аллаха, мы даем фетву всем мусульманам о следующем постановлении:

Убийство американцев и их союзников, как гражданских, так и военных, является индивидуальной обязанностью для каждого мусульманина, имеющего возможность на это, в любой стране, в которой это возможно, до тех пор, пока мечеть аль-Акса и Запретная мечеть не будут освобождены от их оккупации…

Мы, с дозволения Аллаха, призываем каждого мусульманина, верующего в Аллаха и надеющегося на Его награду, подчиниться повелению Аллаха, убивая американцев и отнимая их имущество в любом месте, где они окажутся, и в любое время, в которое представится такая возможность. Также мы призываем ученых мусульман, их лидеров, молодых людей и воинов нападать на американских солдат и их союзников из числа помощников шайтана, чтобы обратить их в бегство, может быть они опомнятся».[2]

В результате создания этого заблудшего фронта, руководимого «аль-Каидой», было совершено: взрыв в американском посольстве в Найроби, подрыв эсминца «Коул» в Йемене, несколько подрывов в исламских странах, затем теракты в Нью-Йорке и еще ряд подрывов в различных местах. И по сей день мир продолжает страдать от этого хариджитского джамаата.

Эти люди не соблюдают ни шариатские, ни международные договора, конвенции и нормы. Они являются вероломными предателями и обманывают, утверждая, что действуют от имени Ислама.

Вероломство и предательство — это качества прежних хариджитов.

Ибн Хазм сказал: «Он совершает дело хариджитов, которые вероломно убивают, и дело мугиритов, убивающих каждого, кого смогут, и чтобы они считали дозволенным присвоение имущества жителей земли. И им не разрешено воздерживаться от всего этого, потому что джихад с неверными является обязательным».[3]

Так же поступают и их современные братья, въезжая в безопасную страну официальным путем, что подразумевает следование законам, договорам и требованиям безопасности, например, получая визу, которую выдают им в западных странах, приобретая гражданство и т.п. Затем они совершают вероломство, убивают жителей, портят объекты инфраструктуры, разрушают общественные предприятия, и все это под названием джихада. Подобное, несомненно, является величайшим вероломством с точки зрения Шариата.[4]

Они считают, что все визы, выданные исламскими государствами, которые в Шариате считаются гарантией безопасности, защищающей кровь неверного и его имущество, недействительными, поскольку они выданы государством неверных и вероотступников. А раз они постановили, что гарантия безопасности недействительна, то для них в отношении неверного продолжает действовать основное постановление, а это — война. Подобным образом они оправдывают покушение на каждого неверного в мусульманских странах, в каком бы качестве он там не находился. Ведь они считают его военным противником, чью кровь ничто не мешает проливать.

Саид Имам сказал в отношении тех, кто получил гарантию безопасности, и тех, с кем был заключен договор: «Если кто-то из неверных въехал в одну из мусульманских стран, которые сегодня являются территорией неверия и вероотступничества, то он сделал это получив предварительно визу у властей, правящих в этой стране. Так вот, эта виза не считается гарантией безопасности для него, защищающей его кровь и имущество в этой стране, поскольку эта гарантия исходила от неверного вероотступника. Эта правящая власть является вероотступнической и не обладает шариатской властью над мусульманами, а гарантия безопасности, данная одним неверным другому, ни к чему не обязывает мусульманина».[5]

А в отношении находящихся под покровительством мусульман из числа неверных, имеющих гражданство мусульманских стран, он сказал: «После того, как с людей Писания перестали брать джизью и их уравняли с мусульманами, что означает нарушение условий проживания, договор с ними был расторгнут, и они вновь стали неверными, находящимися в состоянии войны».[6]

Айман аз-Завахири сказал, утверждая, что виза, выдаваемая неверными мусульманам для въезда на их территорию, не считается гарантией безопасности, данной мусульманином неверным: «Некоторые современные ученые[7], такие как шейх Насир аль-Фахд, выдали фетву о том, что виза не должна служить препятствием для осуществления акта возмездия в Америке. Многие из них приветствовали совершение акций в Нью-Йорке и радовались им, в то время как им было известно каким способом они были совершены».[8]

Позиция призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе:

А что касается реформаторского призыва, то он запрещает проливать невинную кровь и считает величайшим грехом убийство тех, с кем заключен договор и дана гарантия безопасности, из числа не мусульман.[9]

Поэтому, когда армия первого саудовского государства вошла в Мекку, она не проливала в ней невинную кровь и не творила нечестие. Об этом шейх Абдуллах сын шейха Мухаммада ибн Абдульваххаба написал послание ученым Мекки, в котором сказал: «Когда воины вошли на территорию Харама, они, несмотря на свою многочисленность, были сдержаны и дисциплинированы. Они не рубили деревьев, не охотились и не проливали невинной крови, кроме крови приносимого в жертву животного или того, что Аллах дозволил из скота, в соответствии с Шариатом».[10]

На внеочередном заседании Совета старших ученых, состоявшемся в городе Эр-Рияд в среду, 13.03.1424г.х., после рассмотрения случаев терактов, совершенных в городе Эр-Рияд вечером в понедельник 11.03.1424г.х., было сделано следующее заявление: «К числу душ, чье убийство запретно в Исламе, относятся души тех, с кем заключен договор, кто находится под покровительством мусульман и кому была дана гарантия безопасности. От Абдуллаха ибн Амра ибн аль-Аса, да будет Аллах доволен им и его отцом, передается, что Пророк, да благословит его Аллахи приветствует, сказал: «Кто убьет того, с кем заключен договор, тот не почувствует запах Рая, хотя его запах распространяется на расстояние сорока лет пути». Этот хадис привел аль-Бухари. Тот, кого впустит правитель мусульман, дав ему гарантию безопасности и заключив с ним договор, — его жизнь и имущество находятся под защитой и не дозволено нападать на него. А тот, кто убьет его, как сказал Пророк, да благословит его Аллах и приветствует «…не почувствует запах Рая». Это суровая угроза тем, кто убивает людей, с которыми заключен договор. Как известно, покровительство последователей Ислама едино. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, говорит: «Верующие равны между собой в том, что касается воздаяния за пролитую кровь, и покровительство их едино, даже если предоставляет его нижайший из них». Когда в год завоевания Мекки Умм Хани, да будет доволен ей Аллах, взяла под защиту одного многобожника, а Али ибн Абу Талиб, да будет доволен им Аллах, хотел убить его, она пошла к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и сообщила ему об этом. Тогда он сказал: «Мы берем под защиту того, кого взяла под защиту Умм Хани». Этот хадис привели аль-Бухари и Муслим. Смысл в том, что вошедший под гарантию безопасности или по договору с правителем, который видит в этом какую-то пользу, — не дозволено нападать на него и посягать на его жизнь и имущество».

Шейх Абдульазиз ибн Баз, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Не дозволено убивать неверного, имеющего гражданство, или того, кто въехал в страну под гарантию безопасности, предоставленную государством. А также убивать или нападать на тех из них, кто совершит грех. За те преступления, которые они совершают, их следует предать шариатскому суду и удовлетвориться тем решением, которое он примет… Если же нет шариатских судов, то остается только делать наставление, наставление обладателям власти, указывать им на благое и взаимодействовать с ними, пока они не начнут править в соответствии с Шариатом Аллаха. А что касается того, чтобы призывающий к благому и запрещающий порицаемое собственноручно убивал и побивал людей, то это не дозволено».[11]

Он сказал также, когда «аль-Каида» совершила подрыв в городе Эр-Рияд в 1416 г.х., в результате чего было убито несколько человек, имевших гарантию безопасности: «Несомненно, этот теракт является великим грехом и преступлением, за которым следует великая порча, зло и несправедливость. Несомненно, такой теракт совершает тот, кто не верует в Аллаха и в Последний день. Среди тех, кто истинно верует в Аллаха и в Последний день, не найдется того, кто совершит подобное скверное преступное деяние, за которым следует огромный вред и великая порча. Такой и подобный ему теракты совершают только скверные люди, чьи души переполнены злобой, завистью, злом и нечестием, и у которых отсутствует вера в Аллаха и Его посланника, и мы просим у Аллаха спасения и благополучия. Мы просим Аллаха, чтобы Он помог обладателям власти найти этих людей и отомстить им, потому что их преступление и нечестие велики, и нет силы и мощи ни у кого, кроме Аллаха. Как может верующий или мусульманин совершить столь великое преступление, за которым следует большая несправедливость, великое нечестие, убийство одних людей и ранение других без права? Все это великое нечестие и преступление. Поэтому мы просим Аллаха найти их и дать над ними власть и возможность наказать их. Мы просим Аллаха, чтобы Он не давал успеха ни им, ни их помощникам. Мы просим Аллаха, чтобы Он помог обладателям власти найти их, отмстить и наказать их за это скверное деяние и великое преступление».[12]


[1] «Аль-Миляль ва ан-нихаль» (1/118).

[2] Напечатано в газете «аль-Кудс аль-араби» от 23.02.1998г.

[3] «Аль-Фасль фи аль-миляль ва аль-ахва ва ан-нихаль» (4/36).

[4] Для большей информации см. книгу «Отведение сомнений в вопросах договора и джихада».

[5] «Сборник по приобретению благородного знания» (2/653).

[6] Там же (2/1058).

[7] Под учеными он имеет в виду ученых хариджитской идеологии, поэтому он привел в пример Насира аль-Фахда.

[8] «Отречение» (стр.97).

[9] См. «ад-Дурару ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (9/238-352).

[10] Там же (1/221).

[11] «Сборник фетв и различных статей шейха Абдульазиза ибн База» (8/207).

[12] Там же (9/254).

Обвинение в неверии тех, кто не соглашается с ними и объявление своих земель территорией Ислама, а всех других земель территорией неверия и войны

Пятая часть
Обвинение в неверии тех, кто не соглашается с ними и объявление своих земель территорией Ислама, а всех других земель территорией неверия и войны

Хариджиты не ограничиваются тем, что обвиняют в неверии просто за совершение грехов или за то, что они считают грехами. Они к тому же обвиняют в неверии всех, кто не соглашается с ними, просто по причине их несогласия. Они считают, что никто кроме них не исповедует Ислам, и никто не является мусульманином до тех пор, пока он не станет соглашаться с ними и поддерживать их. Они считают тех, кто противоречит им, противоречащими Исламу, и тех, кто воюет с ними, воюющими с Исламом, поскольку они ограничивают Ислам только собой.

Из этого следует объявление земель тех, кто не соглашается с ними, территорией неверия и войны, и поэтому они обязывают людей совершением хиджры к ним. Тех же, кто отказывается совершить хиджру к ним, они считают друзьями несогласных с ними неверных и вменяют в обязанность вынесение им такфира.

Абу аль-Хасан аль-Ашари, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Они разошлись во мнении, является ли эта земля территорией веры или нет? Большинство мутазилитов и мурджиитов сказали, что эта земля территория веры, а хариджиты из числа азракитов и суфритов сказали, что это территория неверия и многобожия».[1]

Он также сказал: «Первым, кто посеял разногласия между ними, был Нафи ибн аль-Азрак аль-Ханафи. Он объявил о непричастности к каадитам, ввел экзамен для тех, кто хотел вступить в его войско, и обвинил в неверии тех, кто не совершил переселения к нему».[2]

Ибн Теймия, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Хариджиты различались предводителями, джамаатом и территорией. Они называли свою землю территорией хиджры, а мусульманские земли — территорией неверия и войны».[3]

Он также сказал: «Хариджиты считали необходимым использовать меч и известно, что они воевали со сторонниками джамаата. Они считали всякую землю кроме своей территорией неверия».[4]

Ибадиты, а это одна из самых опасных хариджитских сект, сказали: «Те, кто обращается к нашей кыбле, но при этом противоречат нам, являются неверными, но не многобожниками».[5]

То же самое происходит с ними и сегодня, особенно после появления организации «Исламское государство», известной как «ИГИЛ», и получения ей власти над большими территориями Сирии и Ирака. Как только на земле возникло их государство, пусть даже формальное, они сразу же возродили учение прежних хариджитов и объявили несогласных с ними неверными.

Это явно проявилось в том, что они обвинили в неверии своих братьев по убеждению и методологии «аль-Каиду» и «Джабхат ан-нусру» просто за то, что они не соглашались признать их власть и подчиниться им. Когда те отказались переселиться к ним и подчиниться их халифу, они вынесли решение об их неверии, приводя в качестве довода слова Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Не позволяется проливать кровь мусульманина, свидетельствующего о том, что нет бога, достойного поклонения, кроме Аллаха, и что я — посланник Аллаха, если не считать трех случаев: когда лишают жизни за жизнь, когда речь идет о женатом человеке, совершившем прелюбодеяние, и когда кто-нибудь отступается от своей религии и покидает общину».[6]

Они провозгласили, что независимость тех джамаатов от них и их отказ от подчинения им, является покиданием общины и отступлением от религии. Также они обвинили их в неверии за их дружбу с вероотступниками, а под вероотступниками они имели в виду воюющие в Сирии джамааты.

Если таково было их суждение об их братьях по убеждению и методологии, то что можно сказать обо всех мусульманах?!

Когда воюющие в Сирии группировки образовали «Исламский фронт», так называемый «Шариатский совет Исламского государства» выпустил следующее заявление: «Эмиры так называемого Исламского фронта рядились в наряды неверия до образования своего фронта и после».[7]

Также в этом заявлении было сказано: «Если установлено вероотступничество эмиров так называемого Исламского фронта, таких как глава Совета шуры Иса аш-Шейх, военный командир Захран Аллуш и глава Политического совета Хасан Аббуд, по причине прежнего проявления неверия, подобно дружбе с вероотступниками и неверными, признания их пути верным и т.п., то становится ясным, что любой, кто присоединится к этим вероотступникам, после того, как стало известно их положение, и станет сражаться под их знаменем — суждение о нем точно такое же, как и о них».[8]

А Абу Мухаммад аль-Аднани, представитель организации «Исламское государство» сказал: «Итак, Исламское государство Ирака и Леванта заявляет, что коалиция и Национальный совет с Генеральным штабом и Военным советом являются сектой вероотступников и неверных. Они объявили и начали войну против Государства, и поэтому каждый, кто принадлежит к этому образованию, является законной целью для нас в любом месте, если только он публично не отречется от этой группировки и сражения против муджахидов».[9]

Мало того, они открыли специальные заведения под названием «отделения покаяния» и раздавали бланки «принесения покаяния», не принимая ни от кого ничего иного кроме покаяния способом хариджитов. Человек должен был признать самого себя вероотступником и неверным и признать неверными всех, кого их государство назвало таковыми, и они не допускали в этом никаких компромиссов.[10]

И раз они считали свое государство исламским, а все другие государствами неверных, то они заявили об обязательности переселения к ним, особенно после названия своего так называемого государства халифатом, подражая своим предшественникам.

Абу Бакр аль-Багдади, халиф организации «Исламское государство», известной как «ИГИЛ», сказал на аудиозаписи: «Спешите в свое государство, о мусульмане… О мусульмане, где бы вы ни были, тот, кто сможет совершить хиджру в Исламское государство, пусть совершит ее, ведь хиджра на территорию Ислама обязательна».[11]

Представитель организации «Исламское государство» Абу Мухаммад аль-Аднани сказал: «Радуйтесь, о мусульмане, ведь это новая дверь, которую Аллах, всемогущ Он и велик, открыл, чтобы вы переселились на территорию Ислама… Спешите, о мусульмане, в свое государство. Мы побуждаем вас к джихаду и призываем к переселению к своим братьям… Спешите, о мусульмане, на землю халифата. Ведь пасти овец на земле Ислама лучше для тебя, чем быть господином на земле неверия. Здесь исполняется единобожие и воплощается дружба и непричастность».[12]

Позиция призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе

А что касается реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба, то он считает, что страны мусульман — это территория Ислама. Они не обвиняют в неверии тех, кто не соглашается с ними, и основой в мусульманах для них является их Ислам, до тех пор, пока не будет доказано обратное.

Территорией неверия для имамов призыва является страна, где явно проявляется и распространяется приобщение сотоварищей к Аллаху, и ее жители упорствует в этом, а сама страна при этом не находится под властью и правлением мусульман.

Шейх Абдуллах ибн Абдуррахман Абу Батин, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Территории бывают двух видов: территория Ислама и территория неверия. Территория Ислама — это та, на которой исполняются постановления Ислама, даже если ее жители не мусульмане, а все остальное — это территория неверия».[13]

Шейх Хамд ибн Атик, да смилуется над ним Аллах, сказал: «В общем, если в стране явно поклоняются кому-то помимо Аллаха и происходят подобные вещи, ее жители крепко держатся этого и сражаются за это, враждуют с приверженцами единобожия и отказываются следовать религии, то разве это не страна неверия?»[14]

Имамы реформаторского призыва не считали мусульманские страны территорией неверия, как это делают имамы экстремистских и такфиристских джамаатов. Они считали каждую страну, в которой явно исполняются обряды Ислама, преобладая в ней, территорией Ислама.

Шейх Абдуллатыф ибн Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, подтвердил непричастность имама Мухаммада ибн Абдульваххаба к тому, чтобы считать мусульманские страны территорией неверия. Он сказал: «Я не видел, чтобы шейх-уль-Ислам называл какую-либо страну, считающую себя исламской, страной неверия. Однако он считал, что взывание с мольбой к праведникам и поклонение им посредством просьбы о помощи, просьбы об облегчении, жертвоприношения, обета и полагания, считая их посредниками между рабами и Аллахом в нуждах и важных делах, — это религия многобожников и деяния заблудших из числа невежд и людей Писания. Поэтому этот человек подумал, что из слов имама следует, что он считает эти страны странами неверия. Однако это не обязательно, а если и обязательно для одного мазхаба, то не обязательно для другого».[15]

Шейх Сулейман ибн Сахман, да смилуется над ним Аллах, сказал, разъясняя, что вероотступничество правителей не обязательно влечет за собой суждение о том, что их страны стали территорией неверия: «Если правители являются вероотступниками по причине их близкой дружбы с неверными, но при этом они не внедряют постановления неверия в своих странах и не запрещают явного исполнения обрядов Ислама — такая страна является страной Ислама по причине отсутствия исполнения постановлений неверия».[16]

Имамы призыва опровергали того, кто обвинял имама Мухаммада ибн Абдульваххаба в том, что он считал страну Двух святынь территорией неверия. Так, шейх Абдуллатыф ибн Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Возражающий сказал, что это по причине того, что он считал страну Двух святынь одной из стран неверия…

В ответ следует сказать, что вот книги шейха (т.е. имама Мухаммада ибн Абдульваххаба), вот его труды и послания. В какой книге, в какой фетве, в какой переданной от него цитате сказано, что страна Двух святынь — страна неверия?!»[17]

Имамы призыва подтвердили, что наличие некоторых проявлений многобожия в какой-либо стране не обязательно влечет за собой объявление ее территорией неверия, при условии, что в ней есть тот, кто явно исповедует единобожие и порицает приобщающих к Аллаху сотоварищей за их многобожие.

Шейха Абдуррахмана ибн Хасана, да смилуется над ним Аллах, спросили: «Если в стране поклоняются помимо Аллаха какому-то идолу, и это не порицается, то считается ли она страной неверия или страной Ислама?»

Он ответил: «Не следует быть столь категоричным в выборе одной из двух категорий, из-за возможности того, что в стране будет джамаат, явно следующий Исламу. Этот призыв, появившийся в Неджде, Аллах укрепил на Аравийском полуострове, и люди приняли его. Так, мы слышали об афганцах и сомалийцах, что среди двух этих народов есть группа, исповедующая единобожие и делающая это явно, и, возможно, есть еще и другие. Ведь этот призыв распространился во всех странах, и люди читали в трудах шейх-уль-Ислама Мухаммада ибн Абдульваххаба, да смилуется над ним Всевышний Аллах, то, как он отвечал своим оппонентам. Мы слышали подобное о жителях некоторых регионов, и это требует от нас воздержаться».[18]

Шейх Абдульазиз ибн Баз, да смилуется над ним Аллах, подтвердил, что наличие проявлений многобожия в большинстве исламских стран сегодня, таких как возведение гробниц и мавзолеев, не обязательно влечет за собой суждение о том, что это страна многобожия. Он разъяснил, что, напротив, она считается исламской страной, так как большинство ее жителей мусульмане.[19]

Ранее уже мы приводили слова шейха Абдульазиза ибн База и Мухаммада аль-Усаймина о том, что они считали Кувейт и Алжир исламскими странами.

Имамы призыва не обязывали людей тем, чтобы они переселялись из своих родных стран, если они исповедуют единобожие и сторонятся многобожия, и им не запрещено делать это открыто, не говоря уже о том, чтобы обязывать людей переселяться к ним.

Шейх Абуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, сказал: «А что касается пришедших к нам афганцев, то нам сообщили, что они придерживаются мнения хариджитов и проявляют чрезмерность. В любом случае, если вы поступаете в соответствии с единобожием, отрицаете многобожие и заблуждение, отделяетесь от приверженцев нововведений, то вы не обязаны покидать свою родину и имущество, но вы обязаны призывать к Аллаху и искать доводы на единобожие в Писании Аллаха».

Сыновья шейха Мухаммада ибн Абдульваххаба, да смилуется над ним Всевышний Аллах, сказали: «А тот, кто утверждает, что мы обвиняем в неверии людей в общем или же приказываем совершить хиджру к нам тому, кто имеет возможность явно исповедовать свою религию в своей стране, лжет и возводит клевету».[20]


[1] «Макалят аль-исламия» (2/154).

[2] Там же (1/196).

[3] «Маджму аль-фатава» (15/35).

[4] «Минхадж ас-Сунна ан-набавия» (3/269).

[5] «Аль-Миляль ва ан-нихаль» аш-Шахристани (стр.134).

[6] Аль-Бухари (6878), Муслим (4468).

[7] Заявление Шариатского совета Исламского государства о такфире Исламского фронта, сделанное в среду 16 джумадуль-ахира 1435 г.х. (См. «Отличительные признаки в выявлении религии заблудших» д-ра Мазхара аль-Вайса, стр.70).

[8] Там же.

[9] Аудиозапись и ее расшифровка под названием «Руководитель не обманывает своих людей», размещенная на сайте Мухаммада аль-Аднани аш-Шами в интернете.

[10] «Отличительные признаки в выявлении религии заблудших» д-ра Мазхара аль-Вайса (стр.72).

[11] Аудиозапись от 01.07.2014г., распространенная в интернете, под названием «Спешите в свое государство, о мусульмане».

[12] Аудиозапись и ее расшифровка под названием «Они убивают и бывают убиты», размещенная на сайте Мухаммада аль-Аднани аш-Шами в интернете.

[13] «Маджму ар-расаиль ва аль-масаиль ан-надждия» (1/655).

[14] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (9/263).

[15] «Мисбах аз-залям» (стр.53).

[16] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (8/491).

[17] «Мисбах аз-залям» (стр.83).

[18] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (9/254).

[19] Аудиозапись толкования Книги продаж из «Булюг аль-марам», кассета №2.

[20] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (9/252).

Поношение ученых и злословие о них

Шестая часть
Поношение ученых и злословие о них

Одной из основ прежних хариджитов было злословие об ученых, поношение их, обвинение их в заблуждении, отказ от обращения к их знаниям и принятия в расчет их мнения и упорство в своем невежестве, которое привело их к ереси и заблуждениям.

Начало этому было положено, когда они стали поносить сподвижников, да будет доволен ими Аллах, обвиняя их в заблуждении и неверии.

Ибн Аббас, да будет Аллах доволен им и его отцом, предупреждал о том, что основой смуты этих хариджитов было их игнорирование понимания ученых и имамов, которыми на тот момент являлись сподвижники. Он сказал им во время дискуссии с ними, после того как они покинули войско Али, да будет доволен им Аллах:

«Я пришел к вам от сподвижников Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, из числа мухаджиров и ансаров, от двоюродного брата и зятя Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Это при них был ниспослан Коран, и они более знают его толкование, чем вы. Среди вас же нет никого из их числа».[1]

Ибн Аббас, да будет Аллах доволен им и его отцом, разъяснил им ту основу, по причине оставления которой они впали в заблуждение, в надежде, что они вернутся на прямой путь. Ведь они стали спорить с теми, кто был более знающим и богобоязненным, чем они, тогда как обязательным было обращаться к пониманию этих ученых и имамов.

Ибн Теймия, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Основой их заблуждения было их убеждение в том, что имамы прямого руководства и джамаат мусульман перестали быть справедливыми и стали заблудшими. Таким образом поступают отступившие от Сунны из числа рафидитов и им подобных. Затем они начинают считать эту несправедливость неверием, а затем выдумывают постановления относительно этого неверия. Таковы три стадии, которые проходят заблудшие из числа харуритов и рафидитов».[2]

То же самое делают сегодня экстремистские и такфиристские джамааты, обвиняя ученых в работе на правительство и предательстве, а некоторых их них они даже считают вышедшими из Ислама вероотступниками.

Так, Абу Мухаммад аль-Макдиси, например, обвинил таких ученых, как Абдульазиз ибн Баз, аль-Албани и аль-Усаймин, в глупости и отклонении от шариатских постановлений, заявив, что они говорят на основании собственных страстей![3]

В одном месте он сказал: «Мы убеждены в том, что, если ученый присягнул тагуту, устанавливающему свои законы, или же неверному правителю, обещая служить ему верой и правдой или помогая ему и проявляя дружбу, выдавая нужные ему фетвы — такой ученый является неверным вероотступником».[4]

Как известно, аль-Макдиси считает неверными всех правителей без исключения, и поэтому его предыдущие слова применимы ко всем ученым, которые признают легитимность мусульманских правителей и подчиняются им!

Бен Ладен сказал: «Когда поднялись мученики, чтобы отомстить за этих невинных детей в Палестине, Ираке, Южном Судане, Сомали, Кашмире и Филиппинах, тогда поднялись правительственные ученые и лицемеры, защищая явное неверие, и достаточно Аллаха против них всех. Простые люди поняли это вопрос, а эти ученые продолжают льстить тем, кто вступил в сговор с неверными, чтобы лишить общину возможности исполнить обязанность джихада ради возвышения слова Аллаха».[5]

В письме от 27.07.1415 г.х. (29.12.1994 г. н.э.), адресованном шейху Абдульазизу ибн Базу, он сказал: «Мы напомним Вам, уважаемый шейх, о некоторых из этих фетв и позиций, на которые вы можете не обратить внимания, тогда как они могут повергнуть общину в семьдесят лет заблуждений».[6]

Абу Мухаммад аль-Аднани, представитель организации «Исламское государство», известной как «ИГИЛ», называл Совет старших ученых в Королевстве Саудовская Аравия «Советом старших лицемеров и агентов», «Советом старших шайтанов» и колдунами.[7]

Мамун Хатим[8] сказал в своем аккаунте в Твиттере 19.08.2014: «Моя религия перед Аллахом заключается в том, что главный муфтий семейства Саудов, которого называют Аль аш-Шейх, является неверным вероотступником, и что он и подобные ему воюют против общины и религии».

Их слова об этом широко известны из их посланий в социальных сетях, статей в интернете и распространяемых аудио- и видеокассет.

Позиция призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе

А что касается реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба, то он считает обязательным проявление уважения к ученым и обращение к их фетвам, а проявление неуважения к ученым он считает одной из главных причин отклонений от религии.

Шейх Абдуллах ибн Абдульазиз аль-Анкари, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Из того, что шайтан внушил некоторым религиозным людям: обвинение мусульманских ученых в заискивании перед обладателями власти, плохие мысли от них и отказ учиться у них. Подобное является причиной лишения полезного знания. А ученые — они наследники пророков во все времена и во всех местах. Знание берется только у них, а кто откажется брать его у них и не станет принимать то, что они передают, тот откажется от наследства господина посланников и заменит его словами невежд, говорящих наобум, которые ничего не знают о постановлениях Шариата. Ученые — это те, кому доверена религия Аллаха, и каждому дееспособному мусульманину обязательно следует брать религию у ее обладателей, как говорили некоторые предшественники: «Поистине, это знание — религия, так смотрите же у кого вы берете вашу религию»».[9]

Шейх Абдуллах ибн Абдуллатыф, да смилуется над ним Аллах, осудил тех, кто обвинял ученых в том, что они льстят правителям, призывая слушаться правителей, повиноваться им и воздерживаться от выхода из подчинения им. Он сказал: «До меня дошло нечто, чем обольстились люди, из поношения ученых, обвинения их в заискивании и тому подобных речей, которые сбивают большинство людей с пути их религии, и шайтан приукрашивает им по причине этого. Поношение обладателей власти на самом деле является клеветой и ложью, и вам известно о том, с чем пришел посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и что он сделал обязательным слушаться обладателей власти и повиноваться им».[10]

Когда некоторые проявляющие чрезмерность стали открыто порочить ученых и обвинять их в заискивании и низкопоклонстве перед правителями, шейх Мухаммад ибн Абдуллатыф, шейх Саад ибн Хамд ибн Атик, шейх Абдуллах ибн Абдульазиз аль-Анкари и шейх Мухаммад ибн Ибрахим ибн Абдуллатыф, да смилуется над ними Аллах, — все они написали послание с предостережением от этой опасной ошибки. В нем было сказано: «Ищущему истину в случае, если что-то непонятно ему, следует спрашивать ученых и узнавать у них шариатские постановления… И следует предостерегать от того, что случилось со многими невеждами, обвиняющими обладателей знания и религии в заискивании и упущении, оставлении исполнения обязанностей, приказанных Аллахом, хвала Ему, скрывании того, что им известно из истины, и нежелании разъяснять это. Эти невежды не знают, что злословие относительно обладателей знания и религии и насмешка над честью верующих — это убивающий яд, скрытая болезнь и явный грех».[11]


[1] Аль-Хаким в «аль-Мустадрак» (2/164), аль-Бейхаки в «ас-Сунан аль-кубра» (8/179).

[2] «Маджму аль-фатава» (28/497).

[3] «Тридцать вопросов в предостережение от чрезмерности в такфире» (стр.12).

[4] «Это — наше убеждение» (стр.32).

[5] Он сказал это в программе «Самая важная война нашего века» от 30.11.2001г.

[6] Это письмо было распространено в Королевстве Саудовская Аравия в виде листовок и опубликовано в интернете.

[7] Аудиообращение, опубликованное на Ютубе 29.10.2015г. под названием «Послание сыновьям Двух святынь».

[8] Один из идеологов организации Исламское государство (ИГИЛ) в Йемене.

[9] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» (9/133).

[10] Там же (9/91).

[11] Там же (9/113).

Отделение от джамаата мусульман и выход против их имамов

Седьмая часть
Отделение от джамаата мусульман и выход против их имамов

Хариджиты были первыми, кто отделился от джамаата мусульман и стал действовать независимо от них. Первые из них отделились от войска Али, да будет доволен им Аллах. Они не считали нахождение в джамаате одной из основ Ислама, а проповедовали раскол и разделение.

Они были и остаются приверженцами раскола, разделения и спора, прилагая все усилия для разрушения единства мусульман, восстания против их правителей и подстрекательства к этому.

Именно так и описал их Пророк, да благословит его Аллах и приветствует. Муслим приводит хадис от Абу Саида аль-Худри, да будет доволен им Аллах, о том, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Отойдет после возникновения разногласий от мусульман группа, которую убьет та из двух партий, которая ближе к истине».[1]

Они вышли из джамаата мусульман и отделились от войска Али, да будет доволен им Аллах, и он сразился с ними в битве при Нахраване.

Ибн Касир, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Эти заблудшие невежды, несчастные в своих словах и делах, единодушно согласились уйти от тех, кто были лучшими из мусульман… Они ушли от отцов, матерей, дядей, теток и отделились от всех прочих родственников, полагая по причине своего невежества и недостатка знаний и ума, что Господь небес и земли доволен подобным делом. Они не знали, что это относится к числу величайших грехов и того, что приукрасил Иблис, проклятый шайтан, низвергнутый с небес, который враждовал с нашим отцом Адамом, а затем стал враждовать с его потомством и будет делать это до тех пор, пока в их телах теплится жизнь. Мы просим Аллаха, чтобы Он защитил нас от них Своей силой и Своим могуществом, ведь Он отвечает на мольбы».[2]

И этому следуют экстремистские и такфиристские джамааты, ибо они не считают необходимым повиновение имамам и не признают обязанности слушаться и повиноваться, о которой говорится во многих хадисах, переданных от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Нет, они стремятся к революциям и восстаниям против имамов и правителей и подстрекают людей против них.

С этой целью Саид Имам написал книгу «Основы подготовки», которая является первой книгой экстремистских и такфиристских джамаатов, написанной в области военной подготовки и религиозного и фундаментального образования по вопросам такфира правительств с доказательствами. Она считается одной из первых и наиболее важных книг, и она изучалась лагерях «аль-Каиды» в Афганистане.

Именно об этой книге Абу Мусаб ас-Сури сказал: «Джамаат Египетский джихад опубликовал ряд важных исследований, кульминацией которых стала ценная книга «Основы подготовки» их шейха Абдулькадира ибн Абдульазиза, да освободит его Аллах из плена. Возможно, это была одна из самых важных книг «арабских афганцев», заполнившая большой образовательный пробел в арабских лагерях того времени. Она так и осталась одной из важнейших книг движения джихада».[3]

В этой книге Саид Имам осудил все исламские правительства за вероотступничество и потребовал вести джихад против них, а затем сказал, объясняя причину написания книги: «Что же касается разговора об отвержении законов неверных рукой и сражении с теми, кто вводит и защищает их, то это и есть основная тема этого послания, и это — военная подготовка».[4]

В этой же книге он сказал о суждении относительно военной подготовки для ведения джихада против правительств вероотступников: «Итак: для кого обязательна военная подготовка? Она обязательна для каждого мусульманина, достигшего возраста пятнадцати лет… Смысл этого в том, что мы считаем подготовку индивидуальной обязанностью для мусульман, так что становится неважным является ли он свободным мужчиной, имеется ли у него разрешение родителей или разрешения того, кому он должен».[5]

Они утверждают, что военная подготовка является обязательной для ведения джихада против всех исламских правительств без исключения, что и было реализовано в лагерях Афганистана. Эта идеологическая основа, укоренившись в умах молодежи, принесла мусульманам много бед.

Чтобы применить полученные ими идеологическое образование и военную подготовку и реализовать отделение от джамаата путем восстания и революции, они написали несколько сочинений, объясняющих военные планы, которые можно применять на местах, с изучением прошлого опыта джихадистского движения.

Среди наиболее опасных из этих книг — книга «Управление дикостью» Абу Бакра Наджи, в которой он выделил три стадии укрепления:

1) стадия мести и жестокости;

2) стадия управления дикостью;

3) стадия мощи и укрепления.

Под «дикостью» подразумевается падение и распад государства, и распространение хаоса так, чтобы люди нуждались в ком-то, кто обеспечил бы их основные потребности, такие как еда, питье и все необходимое, и ради этого приняли бы того, кто смог бы управлять этой дикостью. Тут то и придут эти такфиристские джамааты, чтобы управлять этой дикостью, и перейдут затем на стадию укрепления.

Главный их идеолог Саид Имам, и тот признал книгу «Управление дикостью» жестокой и преступной. Он сказал: «А книга «Управление дикостью» — это практическая преступная конституция «аль-Каиды», чьи жестокие преступные принципы были реализованы в Ираке, Саудовской Аравии, Ливане, Алжире и Пакистане».[6]

Поэтому они активно стремятся к развалу государств и сеянию хаоса посредством совершения различных террористических актов действующими независимо друг от друга джамаатами.

Мухаммад Халиль аль-Хукайма сказал: «Наша роль — побуждать и призывать к джихаду, а роль мусульман — выбрать цель… Вам нет нужды встречаться с другим джихадистом, чтобы стать таким же как он… Представьте, что «аль-Каиды» не существует, и вы хотите присоединиться к мировому движению джихада, и вам необходимо только выбрать молодых людей… чтобы сформировать небольшую ячейку… а эмиру ячейки считать себя Усамой бен Ладеном по отношению к остальным членам с точки зрения постановки целей».[7]

Объяснение этих военных планов и упоминание их подробностей заняло бы много времени. Целью же указания на этот вопрос является подчеркивание их напряженных усилий по разделению мусульман и разобщению их джамаата посредством восстаний и революций против их предводителей.

Об этом свидетельствуют их громкие призывы и вопли.

Усама бен Ладен сказал: «Мы также заверяем правдивых мусульман, что они обязаны двигаться, побуждать и мобилизовать общину во время этих великих событий и жаркой атмосферы, чтобы освободить ее из рабства этих несправедливых, вероотступнических правящих режимов, порабощенных Америкой».[8]

Он сказал также в своем обращении: «О община Ислама, восстань против угнетения и тирании… Стремление мобилизовать общину для восстания посредством организации народных демонстраций и гражданского неповиновения, пока не падут вероломные правительства, стремление к восстанию против имамов неверия и лицемерия, которые отступили от своей религии и предали свою общину, и их казни».[9]

В аудиозаписи «Готовьтесь к джихаду» он сказал: «Несомненно, что освобождение Аравийского полуострова от многобожников, также является индивидуальной обязанностью».[10]

Абу Мухаммад аль-Аднани, представитель организации «Исламское государство», известной, как «ИГИЛ» сказал в своем заявлении: «Итак, вперед, о единобожник, не пропусти эту битву, где бы ты ни был. Тебе предстоит иметь дело с солдатами и помощниками тагутов и их армиями, полицейскими, сотрудниками служб безопасности, следователями и агентами. Лиши их сна, отрави их существование и заставь думать о своей безопасности».[11]

Они и по сей день являются приверженцами революций и восстаний против правителей и имамов. Среди них нет ни одной группы в любой стране, чтобы она не проявляла заметную активность в возбуждении страстей вокруг правителей и имамов, жужжании относительно вопросов принятия решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, и обвинении в неверии за явное совершение грехов, таких как ростовщичество и распивание спиртного. Они всеми возможными способами стремятся изменить правящий режим и побудить народ к восстанию и революции. Если же этого не удается, они подрывают безопасность путем акций разрушения и запугивания.

Посмотри, что они натворили в Алжире, Афганистане, Пакистане, Ираке, Сирии, Йемене, Саудовской Аравии и множестве других мест. Ни одна страна, будь она мусульманской или нет, не спаслась от их зла и вреда.

Позиция призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе

Что касается реформаторского призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба, то он считает обязательным слушаться имамов и подчиняться им, запрещает восстания и революции и требует проявлять терпение в отношении угнетения и несправедливости правителей с обязанностью давать им советы и делать наставления. Он считает, что лучше терпеть их несправедливость, чем восставать против них.

Имам Мухаммад ибн Абдульваххаб, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Они разошлись во мнении относительно джамаата и раскола. Сподвижники и те, кто последовал за ними, отдали предпочтение мнению об обязательности джамаата и запрете раскола до тех пор, пока исповедуется единобожие и Ислам, потому что Ислам возможен только при наличии джамаата. Хариджиты и мутазилиты же отдали предпочтению расколу и отмене джамаата. А Коран постановил следующее: «Крепко держитесь за вервь Аллаха все вместе и не распадайтесь» (сура «Аль Имран», аят 103)».[12]

Он сказал также о вопросах невежества, которые противоречат тому, с чем пришел Пророк, да благословит его Аллах и приветствует: «Третье: что несогласие с правителем и неподчинение ему есть добродетель, а повиновение и подчинение ему есть низкопоклонство и унижение. А посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, противоречил им. Он заповедал терпение в отношении несправедливости правителей и повелел слушаться их, повиноваться им и делать им наставления. И он был строг в этом и постоянно повторял об этом. Вот три повеления, которые он собрал воедино, как сказано в хадисе, приводимом в обоих Сахихах: «Поистине, Аллах желает, чтобы совершали вы три дела: чтобы вы поклонялись Ему и не поклонялись наряду с Ним ничему иному, чтобы держались все вы за вервь Аллаха и не разделялись, и чистосердечно относились к тем, кому Аллах поручил распоряжаться делами вашими». Все проблемы в религии и мирской жизни людей возникали только из-за нарушения трех этих повелений или некоторых из них».[13]

Более того, среди основ, в которых приверженцы Сунны отличаются от хариджитов: необходимость нахождения в джамаате и подчинение и повиновение имаму.

Шейх Абдуллатыф ибн Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Повиноваться правителю и не враждовать с ним — это путь ахлю ас-Сунна ва аль-джамаа, и в этом суть спора между приверженцами Сунны и между хариджитами и рафидитами».[14]

Он также сказал: «Дело мусульман не будет правильным без имама, и без этого нет Ислама, не достигаются религиозные цели, не исполняются исламские столпы, и не проявляются явно коранические постановления, кроме как при наличии джамаата и имама. А раскол есть мучение и потеря в религии и в этом мире, и Шариат никогда не повелевает подобного. Кто узнал шариатские правила, тот узнал, что люди нуждаются в своих религиозных и мирских делах в имаме и джамаате».[15]

Имамы призыва строго запрещали отделяться от джамаата и отказываться от подчинения. Они велели терпеть несправедливость и притеснение правителя, и их слова относительно этой основы неисчислимы.

Когда некоторые фанатики начали обвинять в неверии правителей за некоторые вещи, которые они посчитали неверием, шейх Абдуллатыф ибн Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, опроверг их, сказав: «Дошло до меня, что вы применили слова Всевышнего в суре «Мухаммад»: «Это — потому, что они сказали тем, которые возненавидели ниспосланное Аллахом: «Мы будем повиноваться вам в некоторых делах»» (сура «Мухаммад», аят 26) — к некоторым вещам, которые совершили правители того времени, подобно, переписке и заключения мирных договоров с некоторыми предводителями заблудших и царей многобожников и вручения им подарков. А вы не посмотрели на предыдущий аят, в котором сказано: «Воистину, тех, которые обратились вспять после того, как им стал ясен прямой путь…» (сура «Мухаммад», аят 25) и не поразмыслили над тем, что подразумевается под этим повиновением…»[16]

Он также разъяснил опасность отделения от джамаата и влияние этого на общину. Я приведу его слова полностью, в виду их важности: «Затем здесь имеется другой вопрос и большая беда, которой шайтан поразил множество людей, так что они стали стремиться к тому, что разделяет джамаат мусульман, становится причиной противоречий в религии, порицается ясным Писанием, требует вечной жизни на земле и оставления джихада и помощи Господу миров, приводит к отказу от выплаты закята и разжигает огонь смуты и заблуждений. Шайтан очень тонко ввел эти козни и подвел под них доказательства и предпосылки. Он внушил им, что подчинение некоторым получившим власть силой в том, что повелел Аллах и Его посланник из обязательных предписаний веры, благодаря чему защищается Ислам и охраняются его владения, не является обязательным в этой ситуации и не предписано Шариатом.

Эти безумцы не знали, что несмотря на то, что вытворяли большинство правителей последователей Ислама, начиная с эпохи Язида ибн Муавии (за исключением Умара ибн Абдулазиза и некоторых из числа Омейадов, которых пожелал Аллах) из посягательств, великих бед, восстания и нечестия в правлении последователями Ислама, как следует из известных жизнеописаний именитых имамов и великих предводителей, они не выходили из подчинения в том, что повелел Аллах и Его посланник из исламских законов и религиозных обязанностей.

Я приведу вам в пример аль-Хаджаджа ибн Юсуфа ас-Сакафи, получившего известность в нашей общине несправедливостью, притеснениями, чрезмерностью в пролитии крови и нарушением запретов Аллаха. Он убил такого выдающегося человека нашей общины, как Саид ибн Джубайр, и осадил Ибн Зубайра, укрывшегося на запретной территории Мекки. Он нарушил ее запретность и убил Ибн аз-Зубайра, хотя тот и согласился повиноваться ему и присягнули ему все жители Мекки, Медины, Йемена и большей части Ирака.

Аль-Хаджадж был наместником Марвана, а затем его сына Абдульмалика. Ни один из халифов не объявлял Марвана своим преемником, и никто из авторитетных людей не присягал ему. Тем не менее никто из обладателей знания не переставал подчиняться и повиноваться ему в том, в чем было дозволено подчиняться, подобно столпам и обязательным предписаниям Ислама. Ибн Умар и те сподвижники посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, которые застали аль-Хаджаджа, не противодействовали ему и не оказывались подчиняться ему в том, что требует Ислам и полноценная вера. Так же поступали и табиины, жившие в то время, подобно Ибн аль-Мусаййибу, аль-Хасану аль-Басри, Ибн Сирину, Ибрахиму ат-Тейми и другим выдающимся людям нашей общины. Ученые из числа выдающихся людей и имамов нашей общины продолжили поступать таким образом. Они велели подчиняться Аллаху и Его посланнику и вести джихад на Его пути под предводительством любого имама, будь он праведным или нечестивым, как это известно из книг по основам религии и вероубеждению.

Также и Аббасиды насильственно захватили мусульманские страны мечом, и никто из людей знания и религии не помогал им в этом. Они убили много людей и большое количество из Омейядов, их эмиров и наместников. Они убили Ибн Хубайру, правителя Ирака, и убили халифа Марвана. Передают даже, что ас-Саффах убил за один день около восьмидесяти человек из Омейядов, постелил на их трупах матрас, сел на него и приказал подать ему пищу и питье. Тем не менее, взаимоотношение таких имамов, как аль-Аузаи, Малик, аз-Зухри, аль-Лейс ибн Саад и Ата ибн Абу ар-Раббах, с этими правителями известно каждому, кто обладает знанием.

Что касается второго поколения обладателей знания, подобно Ахмаду ибн Ханбалю, Мухаммаду ибн Исмаилу, Мухаммаду ибн Идрису, Ахмаду ибн Насру, Исхаку ибн Рахавейху и их братьям, то какие страшные нововведения появились в их время, отрицались качества Аллаха, шел призыв к этому и устраивались экзамены по этому вопросу. Некоторые из обладателей знания были даже убиты, подобно Ахмаду ибн Насру. Тем не менее, не известно, чтобы кто-то из них отказался подчиняться или считал дозволенным восставать против этих правителей».[17]

Имам Мухаммад ибн Абдульваххаб, да смилуется над ним Аллах, до того, как появился и укрепился этот призыв, находился под властью многих эмиров тех городов и селений, в которых он жил, подобно Уяйне и Хураймиле, а также тех городов, которые он посещал, подобно Басре, Мекке, Медине и аль-Ахсе. Тем не менее, нам ничего не известно о том, чтобы он хоть раз призвал к нарушению присяги кому-либо из эмиров этих местностей, побуждал к этому или же удерживал от подчинения и приверженности джамаату. И это при том, что в то время были распространены проявления многобожия и нововведений. Но нет, в своих книгах он писал об обязательности подчинения и приверженности джамаату и предостерегал от разделения, до того, как появился этот призыв.

Шейх Мухаммад аль-Усаймин, да смилуется над ним Аллах, имел долгую беседу на эту тему с «Салафитским джамаатом призыва и сражения» из Алжира, в которой он осудил их восстание против алжирского правительства.[18]


[1] (3/113).

[2] «Аль-Бидая ва ан-нихая» (7/316-317).

[3] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр.717).

[4] «Основы подготовки» (стр.104).

[5] Там же (стр.31).

[6] «Будущее борьбы в Афганистане». Опубликовано в ряде номеров газеты «аш-Шарк аль-аусат». №4 от 28.01.2010г.

[7] Цитируется с сайта аль-Хукаймы, известного как «Стойкие в завете», публикация от 26.08.2007. См. «Будущее борьбы в Афганистане». Опубликовано в ряде номеров газеты «аш-Шарк аль-аусат». №7 от 31.01.2010г.

[8] Аудиозапись, распространенная спутниковым каналом «аль-Джазира», от 11.02.2003г.

[9] Его слова, распространенные спутниковым каналом «аль-Джазира», от 04.01.2004г.

[10] Цитируется по книге «Краткое изложение джихада мусульман: между пониманием экстремистов и пораженчеством паникеров» д-ра Иссама ас-Синани (стр.49).

[11] Аудиозапись и ее расшифровка под названием «Воистину, твой Господь — в засаде», размещенная на сайте Мухаммада аль-Аднани аш-Шами в интернете.

[12] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-Надждия» (1/183).

[13] Энциклопедия сочинений имама Мухаммада ибн Абдульваххаба (1/147).

[14] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-Надждия» (9/92).

[15] Там же (9/19).

[16] Там же (1/476).

[17] Там же (8/377-380).

[18] См. «Фетвы больших ученых относительно напрасно пролитой крови в Алжире» (стр.133-178).

Вменение в обязанность создание джамаатов джихада, присягая их эмирам и наделяя их правами правителей

Восьмая часть
Вменение в обязанность создание джамаатов джихада, присягая их эмирам и наделяя их правами правителей

Хариджиты в прошлом и в настоящем не переставали объявлять джихад, приказывать сражение и поднимать знамена без дозволения шариатского правителя или мусульманского государства. Они объявили джихад против сподвижников в прошлом, затем делали это в каждое время, когда им представлялась такая возможность, и продолжают делать это сейчас как в мусульманских, так и не мусульманских странах.

А так как они не видели в мусульманских правителях легитимных имамов, подчинение которым обязательно, то они вменяли в обязанность создание джамаатов джихада в каждой стране, наделяя их эмиров правами шариатских имамов, подобно обязательности присяги в подчинении им, джихаду под их руководством и т.п.

Саид Имам сказал: «Если мусульмане или группа из их числа занимаются общественным делом, особенно подготовкой и джихадом, и у мусульман нет имама, подобно тому положению, которое возникло в наше время, то мусульмане обязаны выбрать себе эмира, и неправильно им делать что-то без эмира».[1]

Затем он сказал: «К этому джамаату и его эмиру применимы суждения о шариатском эмирате».[2]

Все свое нечестие, убийство невинных и разрушение цивилизации, которые они совершают сегодня, они совершают во имя джихада!! То, что они делают, настолько хорошо известно, что нет нужды упоминать это.

Позиция призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе

А что касается реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба, то он считает, что сражение ради защиты Ислама и отражения агрессии, не говоря уже о сражении ради распространения призыва и Ислама, входит в число исключительных полномочий правителей, до тех пор, пока сохраняется их власть. Это сражение может происходить только под знаменем правительств и регулярных армий, и никому, будь он даже ученым, не дозволено объявлять джихад в какой-либо местности, не говоря уже об экстремистских и такфиристских джамаатах, отделившихся от джамаата мусульман без дозволения имама.

Они считают, что всякая присяга кому-либо, кроме шариатского имама, подобно присягам партиям и джамаатам ради призыва, не говоря уже о присяге ради джихада без дозволения имама, — это недействительная и запретная присяга, которую запрещено приносить и исполнять. Подобное является отделением от джамаата и отказом от подчинения.

Когда некие фанатики подняли знамена джихада без дозволения имама, шейх Абдуллах ибн Абдуллатыф, шейх Хасан ибн Хусейн, шейх Саад ибн Хамд ибн Атик и шейх Мухаммад ибн Абдуллатыф, да смилуется над ними Аллах — все они написали письмо имаму, предостерегая его от действия этих фанатиков и разъясняя опасность поднятия знамен джихада без его дозволения и то, как ему следует поступить с теми, кто совершает это. В нем было сказано: «Мы увидели дело, которое влечет за собой разобщение последователей Ислама и разделение внутри их государства, а это — их самоуправство без ведома их имама с утверждением, что они делают это с намерением джихада. Они не знали, что на самом деле джихад, перемирие с врагом, предоставление покровительства и исполнение наказаний находятся в исключительном ведении имама и связаны с ним, и никто из его подданных не может заниматься этим иначе, как по его поручению…

Если понять приведенные ранее коранические тексты, пророческие хадисы и слова проверенных ученых относительно обязательности слушаться правителя и повиноваться ему и запрета противодействовать ему и восставать против него, а также то, что религиозная и мирская польза может быть достигнуты только с имамом и джамаатом, то станет ясным, что восстание против правителя, самовольные действия без его ведома, будь это военный поход или то-то иное, является ослушанием Аллаха и Его посланника и противоречием тому, чего придерживаются ахлю ас-Сунна ва аль-джамаа».[3]

Шейх Саад ибн Хамд ибн Атик, да будет доволен им Аллах, сказал: «Из числа того, что вытворяли эти обольщенные: принижение роли правителей мусульман, легкомысленное отношение к противоречию имаму мусульман, выход из подчинения и самовольные действия без его ведома в виде военного похода или чего-то иного. Подобное относится к невежеству и стремлению распространить нечестие на земле, о чем известно каждому обладателю разума и веры.

К общеизвестным вещам в Исламе относится то, что нет религии без джамаата, нет джамаата без имама, нет имама без подчинения ему, и что выход из подчинения правителю мусульман является одной из главных причин распространения нечестия в странах и среди людей и отступления от пути прямого руководства».[4]

Шейху аль-Усаймину, да смилуется над ним Аллах, задали следующий вопрос: «Каково суждение относительно присяги эмиру, данной отдельно от общей присяги правителю, подобно тому, как члены организации, существующей в мусульманской стране, дали бы присягу в подчинении ее руководителю? Каково шариатское суждение об этом?»

Он ответил: «Это запрещено, и никому не дозволено присягать в том месте, где уже принесена исламская присяга. Да, если речь идет о том, чтобы наделить кого-то полномочиями эмира, не принося присягу слушаться его и повиноваться во всех вещах, то так следует поступать в пути. Если трое выйдут в путь, то они наделяют одного из них полномочиями эмира, чтобы если двое из них разойдутся во мнениях, решение было бы за эмиром. А что касается того, чтобы делать это внутри страны, то это не предписано Шариатом. Также и сама присяга словами: «Я присягаю тебе» абсолютно запретна даже и в пути».[5]

Шейху Салиху аль-Фаузану, да хранит его Аллах, задали следующий вопрос: «Один из вопросов, к которым люди относятся легкомысленно, — это вопрос присяги. Есть те, кто считает дозволенным давать присягу одному из джамаатов, тогда как уже была дана другая присяга, и тот, кому дают присягу в этих джамаатах, не может быть известным из соображений секретности. Каково суждение об этом? Затем, отличается ли суждение об этом в странах неверных или тех, в которых правят не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах?»

Он ответил: «Присяга дается только правителю мусульман, а эти различные присяги являются нововведением и последствиями разногласий. Мусульманам, живущим в одной стране и в одном королевстве, обязательно следует давать только одну присягу одному имаму, и не дозволено давать разные присяги. Подобное является последствиями разногласий в наше время и невежеством в религии, а Посланник, да благословит его Аллах и приветствует, запретил разделяться в присяге и давать разные присяги…»[6]


[1] «Основы подготовки» (стр.54).

[2] Там же (стр.57).

[3] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-Надждия» (9/95-119).

[4] Там же (9/142).

[5] Аудиозапись, размещенная на Ютубе под названием «Шейх Ибн Усаймин: каково суждение относительно присяги руководителям организаций, которая не является присягой правителю?!»

[6] «Избранные фетвы шейха Салиха аль-Фаузана» (1/вопрос №213).

Стремление установить халифат и претензии на него

Девятая часть
Стремление установить халифат и претензии на него

На протяжении всей истории хариджиты были известны тем, что претендовали на общий халифат над мусульманами. Ведь они ограничивают Ислам только собой, отказывая в нем другим, а также причиной служит их невежество относительно понятия исламский халифат.

Ибн Хаджар сказал: «Хариджиты во времена Омейядов один за другим называли себя халифами, а они не были из числа курайшитов».[1]

Экстремистские и такфиристские джамааты также последовали по этому пути. Их главной целью является установление общего халифата для всех мусульман, более того, они считают это наиглавнейшей обязанностью.

Саид Имам сказал: «Наиглавнейшей шариатской обязанностью в это время является джихад на пути Всевышнего Аллаха ради помощи религии Аллаха, хвала Ему, избавления общины от унижения и установления исламского халифата. Это обязанность, в случае неисполнения которой грех ляжет на всех мусульман, потому что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Кто умрет, не имея присяги на своей шее, то умрет смертью джахилийи». Под присягой имеется в виду присяга имаму и ни что иное. Далее будет приведен хадис с разбором некоторых деталей в вопросе «основные вехи джихада», если будет угодно Аллаху. Это истинная обязанность, диктуемая временем, и если какой-либо джамаат не действует в этом направлении, он совершает грех и допускает упущение, даже если и исполняет некоторые другие религиозные обязанности».[2]

Абу Катада аль-Филистини сказал: «Обязанностью движений джихада на землях вероотступничества является восстановления договора, объединяющего разрозненных мусульман, то есть утраченного государства халифата. Когда халифат пал, договор общины был нарушен, и она больше не имела права называться общиной».[3]

Али ибн Хадж, один из руководителей «Фронта спасения» в Алжире написал ряд посланий и статей, повторяя в них, что наиглавнейшей обязанностью проповедников является стремление к установлению халифата.

Он сказал в своем послании под названием «Предупреждение беспечных и уведомление растерянных о том, что восстановление халифата является одной из наиглавнейших обязанностей этой религии»: «У обладателей знания нет сомнений в том, что величайшей обязанностью, которую мы должны стремиться возродить и напоминать о ее важности, так как без нее не сможет существовать ни религия, ни мирская жизнь, есть ни что иное, как обязанность халифата, «халифата, основанного на пророческом пути». Как же может быть иначе, ведь ученые Ислама и его наиболее выдающиеся представители заявляли, что халифат является основной обязанностью этой великой религии. Более того, это величайшая обязанность, на которой зиждется исполнение всех других обязанностей. Воздержание от исполнения этой обязанности относится к величайшим грехам. Утраты, заблуждение, разногласия и споры между мусульманами как личностями и между исламскими народами как государствами, происходят только из-за небрежности мусульман в исполнении этой великой обязанности. Лучше всех объяснил эту истину и ужасные последствия падения халифата шейх Абдуррахман Абдульхалик в своей книге «Мусульмане и политические действия»».[4]

Поэтому, стоит им только мало-мальски укрепится на какой-либо части земли, как они сразу стремятся объявить халифат, подражая в этом своим предшественникам. Подобное происходит в Ираке и Шаме в наши дни. Когда они укрепились в некоторых районах во время сражения в Сирии и воспользовались слабостью центральной власти в Ираке, организация «Исламское государство», известная как «ИГИЛ» объявила на подконтрольных ей территориях халифат и обязала всех мусульман повиноваться им и приносить присягу их так называемому халифу.

Абу Мухаммад аль-Аднани сказал в заявлении об установлении халифата: «Осталось только одно дело, одна групповая обязанность, по причине оставления которой грех ложится на всю общину, одно забытое предписание, с момента утраты которого община не ощущала вкуса величия, мечта, живущая в глубинах души каждого верующего мусульманина, надежда, заставляющая трепетать сердце каждого муджахида единобожника, и это — халифат! Это — халифат! Неисполненная обязанность нашей эпохи. Всевышний Аллах сказал: «Вот твой Господь сказал ангелам: «Я установлю на земле халифа»» (сура «Корова», аят 30).

Имам аль-Куртуби, да смилуется над ним Аллах, сказал в своем Тафсире: «Этот аят является основой в назначении имама и халифа, которого слушаются и которому повинуются, чтобы посредством него объединить людей и исполнить постановления относительно халифа. Среди общины и среди имамов нет разногласий относительно обязательности этого, кроме того, что передается от аль-Асама, который оказался глух к Шариату».

На основании этого Совет шуры Исламского государства собрался и обсудил этот вопрос после того, как Исламское государство по милости Аллаха стало обладателем всех атрибутов халифата, так что в случае отказа от его установления грех лег бы на всех мусульман, и нет никаких шариатских препятствий или оправданий для Исламского государства, которые снимали бы с него грех в случае отсрочки или отказа от установления халифата. Итак, Исламское государство, в виде его авторитетных представителей из числа выдающихся людей, командиров, эмиров и Совета шуры, постановило издать «Уведомление об образовании исламского халифата», назначить халифа мусульман и принести присягу шейху муджахиду, благочестивому ученому-практику, неутомимому имаму-муджаддиду, потомку Пророческого дома, рабу Аллаха Ибрахиму ибн Аваду ибн Ибрахиму ибн Али ибн Мухаммаду, имеющему нисбу аль-Бадри аль-Кураши аль-Хашими аль-Хусейни — по происхождению, ас-Самарраи — по месту рождения и воспитания, аль-Багдади — по месту приобретения знаний и проживания. Соответственно из официального названия государства исключаются слова «Ирака и Леванта», и с момента издания этого заявления его названием становится «Исламское государство».

Мы предупреждаем мусульман, что с объявлением халифата для всех мусульман становится обязательным дать присягу и оказать поддержку халифу Ибрахиму, да хранит его Аллах. С этого момента лишаются шариатской легитимности все эмираты, джамааты, вилаяты и организации на территориях, на которые распространяется его власть и достигают его воины… А что касается вас, о воины группировок и организаций, то знайте, что после этого укрепления и установления халифата ваши джамааты и организации теряют свою шариатскую легитимность, и ни одному верующему в Аллаха из вас не дозволено провести и одну ночь, не подчинившись власти халифа».[5]

Для большего изучения этого вопроса советую обратиться к моей книге «Методологические вопросы относительно доктрины исламского халифата».

Позиция призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе

А что касается реформаторского призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба, то он считает, что в каждом мусульманском государстве сегодня и с давних пор есть правитель, которому дается шариатская присяга, обязывающая слушаться его и повиноваться ему и запрещающая противодействовать ему. А также, что все сказанное в шариатских текстах о постановлениях относительно халифа охватывает собой каждого правителя в его власти, и что никто не имеет права претендовать на общий халифат.

Имам Мухаммад ибн Абдульваххаб, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Имамы каждого мазхаба единодушны в том, что относительно того, кто возьмет власть в одной или нескольких странах, действуют постановления относительно имама во всем. Если бы не это, то этот мир не смог бы существовать. Ведь люди с давних пор, еще до имама Ахмада, и до наших дней не собирались под властью одного имама, и не известно ни одного ученого, который бы заявлял, что какие-либо постановления недействительны без наличия верховного имама».[6]

Шейх Абдулазиз ибн Баз, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Я хотел бы указать здесь на ошибку, которую допустил автор в своем исследовании в третьей главе, озаглавленной «Что делать, если нет джамаата». Он заявил там, что в наше время не существует ни джамаата, ни имама.

Причиной данной ошибки является понимание автора, считающего, что джамаат не является джамаатом, и имам не является имамом, которому необходимо повиноваться в соответствии с велением Аллаха и Его посланника, наделяя его правами, предписанными Шариатом, если он не является общим имамом для всех мусульман без исключения.

На самом деле все не так. Если мусульманин получил полную власть над страной, будь то посредством присяги ему или посредством насилия и принуждения, и стал править по Шариату, исполняя его повеления, запреты и наказания, то он становится легитимным имамом. Подчинение ему становится обязательным, и джамаат, находящийся под его властью, является исламским джамаатом. Не дозволено восставать против него и выходить из подчинения ему, если только он не продемонстрирует явное неверие. В истории мусульман много примеров этому. Было так, что территория Машрика входила в халифат Аббасидов, а Андалусия — в халифат Омейядов, и каждый их этих халифов был имамом для тех, кто находился под его властью, а его джамаат был исламским джамаатом. Также обстоит дело и в наше время с различными правительствами. Правительство является исламским и его джамаат является исламским джамаатом до тех пор, пока оно считает обязательным исполнение постановлений Ислама и правление по Шариату Аллаха, несмотря даже на совершение грехов…»[7]

Шейх Мухаммад аль-Усаймин, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Общего имама не было уже с давних времен. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Слушайте и повинуйтесь, даже если вами будет управлять эфиопский раб». Если человек получил власть над определенной территорией, он становится подобным общему имаму, его решение должно исполняться, и его приказам следует подчиняться. Со времени правления повелителя правоверных Усмана ибн Аффана, да будет доволен им Аллах, исламская община начала разделяться. Ибн аз-Зубайр в Хиджазе, бану Марван в Шаме, аль-Мухатар ибн Убайд и другие в Ираке… Община разделилась… А имамы Ислама признавали власть того, кто правил в их местности, и подчинялись ему, даже если он и не был общим халифом».[8]

Он также сказал: «Если мы скажем, что нет установленного имама, и что не обязательно подчиняться правителям на каждой отдельно взятой территории, то получится, что у людей сейчас вообще нет имамов. Да, наличие главного имама обязательно, если есть такая возможность. Однако если нет такой возможности, как происходит в наше время и происходило на протяжении уже долгого времени, то каждый, кто правит на определенной территории, является их имамом».[9]

А также: «Мусульмане издавна считали, что если кто-то берет под свой контроль территорию и получает над ней верховную власть, то он является там имамом. Об этом писали ученые, подобно автору «Субуль ас-Салям»».[10]

Когда Аллах дал власть имаму Мухаммаду ибн Сауду на Аравийском полуострове, он не претендовал на то, чтобы быть общим халифом, и этого не делали имамы, правящие после него вплоть до наших дней. И уж тем более так не поступали ни имам Мухаммад ибн Абдульваххаб, ни один из ученых призыва.

Шейх Абдуллах Абу Батин, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Мухаммад ибн Абдульваххаб, да смилуется над ним Аллах, не претендовал на то, чтобы быть имамом общины. Он был ученым, который призывал к прямому пути и сражался за это, и его не называли имамом при его жизни, как и Абдульазиза ибн Мухаммада ибн Сауда. Они оба не назывались имамами при жизни, а называть правителей имамами стали после их смерти.

И еще: получить титул легко. Так, каждый кто стал правителем Саны, именуется имамом, и также именуется правитель Мекки».[11]

Имамы призыва обязывают подчиняться каждому, кто взял власть над одной из мусульманских стран, даже если он и не полностью удовлетворяет условиям, предъявляемым имаму. Они считают, что его власть становится легитимной, и что запрещено восставать против него и противодействовать ему, как указывают на это тексты Корана и Сунны.

Шейх Абдуллатыф ибн Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Обладатели знания, несмотря на эти происшествия, единодушно соглашаются подчиняться в одобряемом тем, кто получил власть над ними. Они считают необходимым исполнять их решения, а их самих считают действительными имамами, и нет среди них в этом разногласий. Они считают запрещенным восставать против них с мечом и разделять общину, даже если ее имамы являются несправедливыми нечестивцами, до тех пор, пока они не продемонстрируют явное неверие. Об этом передается от четырех имамов, а также от других подобных и равных им».[12]

Это не подразумевает отказ от поддержки того, кому была дана шариатская присяга, против того, кто восстал против него. Нет, они считают обязательным поддерживать его и сражаться вместе с ним. Если же бунтовщик победит и получит всю полноту власти, то он становится имамом и легитимным правителем.

Когда эмир Сауд ибн Фейсал ибн Турки стал оспаривать власть у своего брата Абдуллаха, шейх Абдуррахман ибн Хасан, да смилуется над ним Аллах, написал послание людям, побуждая их поддержать своего имама, которому была дана шариатская присяга. В нем он сказал: «Воистину, Аллах, свят Он и возвышен, объединил вас вокруг вашего имама Абдуллаха ибн Фейсала после смерти его отца Фейсала, да смилуется над ним Аллах. Те, кто принес ему присягу, составляют большинство, а те, кто не принес — за них ее принесли их старшие. Вокруг него объединились жители Неджда, как бедуины, так и обитатели городов. Они слушались и повиновались, и ни один из них не противоречил ему… А Сауд устремился к трем делам, каждое из которых запретно. Он сам нарушил присягу, отделился от джамаата и призывал людей нарушить присягу имаму. Поэтому обязательно следует сражаться против него и против тех, кто помогает ему».[13]

Когда же эмир Сауд победил и получил всю полноту власти, все имамы призыва принесли ему присягу как имаму.


[1] «Фатх аль-Бари би шарх Сахих аль-Бухари» (13/118).

[2] «Основы подготовки к джихаду на пути Аллаха» (стр.91).

[3] «Джихад и иджтихад. Размышления над путем» (стр.93).

[4] Опубликовано на его официальном сайте в интернете.

[5] Аудиозапись и ее расшифровка под названием «Это — обещание Аллаха», размещенная на сайте Мухаммада аль-Аднани аш-Шами в интернете.

[6] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-Надждия» (5/9).

[7] Фетва, изданная 13.01.1402г.х. Цитируется по книге «Суждение о коллективных действиях в Исламе» Абдуллаха ас-Сабта с предисловием шейха Салиха аль-Фаузана (стр.39).

[8] «Шарх аль-Мумти аля зад аль-мустакни» (8/9).

[9] «Шарх аль-Акыда ас-Сафариния». (стр.669).

[10] «Шарх аль-Мумти» (8/6).

[11] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-Надждия» (9/9).

[12] «Уйюн ар-расаиль ва аль-аджвиба аля аль-масаиль» (2/894).

[13] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-Надждия» (9/12-13).

Обязательность захвата имущества исламских правительств путем насилия, хитрости и обмана

Десятая глава
Обязательность захвата имущества исламских правительств путем насилия, хитрости и обмана

Одной из основ прежних хариджитов было объявление имущества их противников дозволенным для посягательства и разграбление его, что является ответвлением от объявления их неверными и суждения об их вероотступничестве.

Нафи ибн аль-Азрак писал в письме Наджде ибн Амиру аль-Ханафи: «А что касается объявления дозволенным присвоения доверенного имущества, то кто бы ни противостоял нам, Аллах, всемогущ Он и велик, сделал дозволенным для нас присвоение их имущества, как Он сделал дозволенным пролитие их крови. Их кровь дозволено проливать без ограничений, а их имущество — законная добыча мусульман».[1]

Современные экстремистские и такфиристские джамааты последовали тому же, чему следовали их предшественники. Они пошли по пути преступных группировок, убивая, разрушая, насилуя и незаконно присваивая имущество, и все это во имя джихада, как они утверждали!

К этому относится и то, что они сделали для себя дозволенным присвоение имущества исламских правительств, которых они считают вероотступниками, любым доступным способом: путем грабежа, разбоя, кражи, или же хитрости и обмана. В итоге такое присвоение стало одним из крупнейших источников финансирования их преступной деятельности.

Они рассматривают это имущество исключительно как имущество неверных, с которыми идет война, и поэтому считают, что имеют право на его присвоение. Они забывают о том, что это общее имущество мусульман, а правительства только тратят его на законные нужды. Это происходит потому, что они не считают мусульман неприкосновенными.

Абу Мусаб ас-Сури, говоря о том, что дозволено для джихадистских джамаатов из имущества, сказал: «Установлено следующее:

— дозволенность общего имущества вероотступнических правительств и имущество главных правящих преступников;

— дозволенность имущества всех иностранцев, пребывающих в мусульманских странах, из-за потери ими гарантий безопасности по причине утраты шариатской легитимности действующими правительствами, которые теряют право давать гарантию безопасности, брать под покровительство и заключать договоры с неверными;

— дозволенность имущества всех не мусульман, проживающих в мусульманских странах, по вышеуказанной причине;

— дозволенность имущества вероотступников, явно сотрудничающих с оккупационными силами и помогающих им против мусульман;

— дозволенность имущества неверных в странах, воюющих с мусульманами…»[2]

Эти джамааты являются по сути преступными группировками, которые убивают, грабят и насилуют, не гнушаясь никакими средствами для реализации своих планов и достижения своих целей.

Позиция призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба по отношению к этой основе

А что касается реформаторского призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба, то он запрещает присвоение имущества мусульман, как отдельных лиц, так и правительств, равно как и посягательство на их кровь и честь, а также не допускает любого рода ухищрений, оправдывающих грабеж и кражу имущества мусульман.

Шейх Исхак ибн Абдуррахман ибн Хасан, да будет доволен им Аллах, сказал, разъясняя убеждения имама Мухаммада ибн Абдульваххаба: «Он верит в то, что сказано в Коране, о чем переданы достоверные сообщения, и относительно чего высказаны суровые угрозы,  а именно в запретность посягательства на кровь, имущество и честь мусульман, и что не разрешено из этого ничего, кроме того, что разрешил Шариат и позволял себе Посланник, да благословит его Аллах и приветствует. Тот же, кто будет приписывать ему что-то иное, лжет, клевещет и говорит то, на что не имеет права, и Аллах воздаст ему тем, что Он обещал подобным ему клеветникам».[3]

Когда движение «ихванов» в Неджде стало совершать то, что совершают экстремистские и такфиристские джамааты, обвиняя в неверии мусульман и посягая на их кровь и имущество под предлогом джихада на пути Аллаха, имамы призыва осудили их и объяснили их ошибки и чрезмерность, и в итоге дело закончилось сражением с ними и прекращением их зла.

Шейх Мухаммад ибн Абдуллатыф, шейх Саад ибн Хамд ибн Атик, шейх Салих ибн Абдульазиз, шейх Мухаммад ибн Ибрахим ибн Абдуллатыф, да смилуется над ним Аллах, — все они написали послание, в котором привели доводы из Корана и Сунны на запретность посягательства на кровь и имущество мусульман, а затем сказали: «Это произошло по причине нарушения того, о чем говорится в этих аятах и этих хадисах, и неисполнения того, на что они указывают. А ученые Ислама говорили в прошлом и настоящем об обязательности объединения в Исламе, сотрудничества и взаимопомощи в этом, подчинения правителю мусульман, а также отказа от противодействия ему и выхода из подчинения, что как раз и совершила эта группа бунтовщиков, восстав против правителя и выйдя из подчинения ему, распространяя нечестие, проливая кровь и грабя запретное имущество.

Имам, да поможет ему Аллах, приложил много усилий, чтобы вернуть их к истине, и не просто давал им наставления, а даже послал к ним шейха Абдуллаха аль-Анкари, предложив им шариатский суд и возвращение на путь истины. Они же упорно продолжали следовать своему пути и не обратили внимания на наставления. Мало того, шейх Абдуллах рассказал, что узнал от них о нехороших вещах и непохвальных намерениях. Они продолжали пребывать в этом, пока Аллах не послал им провал и рассеяние за то, что уготовали их руки, и мы прибегаем за защитой к Аллаху от причин, ведущих к унижению.

Тому, кто желает себе блага, не следует обманываться их путем и одобрять то, что они делают. Им и тем, кто обманулся ими и одобрял то, что они делают, следует покаяться перед Аллахом и оставить то, что они совершили. А все мусульмане обязательно должны делать им наставления и выступать против них, пока они не вернутся к прямому руководству и не сойдут с пути заблуждения и гибели. Тех же из них, кто станет упорствовать и отказываться, имаму мусульман следует наказать и подавить, ведь они восстали против мусульман, отделились от их джамаата и распространяли нечестие на земле. А мы просим Аллаха, чтобы он повел нас и наших братьев прямым путем, путем тех, кого Аллах облагодетельствовал, не тех, на кого пал гнев, и не заблудших. И да благословит Аллах Мухаммада».[4]


[1] «Аль-Акд аль-фарид» (2/240).

[2] «Призыв мирового исламского сопротивления» (стр.1434).

[3] «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-Надждия» (1/526).

[4] Там же (9/197).

Результаты и последствия, к которым привели реформаторский призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба и призыв экстремистских и такфиристских джамаатов

Третья глава
Результаты и последствия, к которым привели реформаторский призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба и призыв экстремистских и такфиристских джамаатов.

Чтобы обнаружить очевидные признаки большого несоответствия между реформаторским призывом Мухаммада ибн Абдульваххаба и экстремистскими и такфиристскими джамаатами следует рассмотреть результаты и последствия реформаторского призыва имама и сравнить их с результатами и последствиями экстремистских и такфиристских джамаатов.

Всякий, кто рассмотрит последствия и результаты каждого из двух призывов и хоть немного задумается над ними, ясно осознает степень несоответствия между ними, ибо невозможно допустить, чтобы две этих группы сошлись бы в идеологии, убеждениях и манхадже, так как при сравнении наступивших последствий видно, что они полностью противоречат друг другу.

Всевышний сказал: «На хорошей земле растения растут по воле ее Господа, а на плохой земле они растут с трудом» (сура «Преграды», аят 58).

Правильное вероубеждение, соответствующее доводам, порождает только праведное деяние и похвальный результат. И точно так же порочное убеждение порождает только порочное деяние и скверный результат.

Поэтому Ираклий спросил Абу Суфьяна, да будет доволен им Аллах, о слабых мусульманах из числа тех, кто уверовал в Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «А отступает ли кто-нибудь из принявших его религию из-за недовольства ею?» А когда Абу Суфьян ответил: «Нет», Ираклий сказал: «Так и бывает, когда истинная вера проникает в сердца».[1]


[1] Аль-Бухари (7).

Теоретические последствия призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба

Первая часть

Теоретические последствия призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба

Реформаторский призыв Мухаммада ибн Абдульвахаба принес плоды в виде мудрых ученых, которые черпали свои знания из источника Корана, Сунны и сообщений праведных предшественников нашей общины, так что они стали звездами, по которым находят прямой путь во мраке невежества и заблуждения. Они стали подобными тем обладателям знания о Сунне, которых имам Ахмад описал словами:

«Они призывают заблудших к верному руководству, претерпевая от них страдания. Они оживляют с помощью Писания Всевышнего Аллаха мертвые сердца и с помощью света Аллаха направляют слепцов. И скольких же сраженных Иблисом они оживили, и сколько заблудших они направили на прямой путь! Как же прекрасен их след, который они оставили среди людей и как же отвратителен след людей, который те оставили, злословя о них! Они отдаляют от Писания Аллаха искажение излишествующих, необоснованные утверждения заблудших и толкование невежд».[1]

Среди них были мухаддисы, факихи, знатоки основ и муфассиры, и обладатели знания засвидетельствовали об их авторитете и основательности в знаниях.

Каждый, кто внимательно изучит их труды, узнает об их способности к знанию и их авторитетности в нем. Этот реформаторский призыв не перестает порождать ученых, факихов и призывающих к истине.

Тот, кто захочет побольше узнать об ученых реформаторского призыва, пусь посмотрит на книги, описывающих их биографию, в которых говорится об их жизненном пути, связанном с приобретением знаний и практическими делами, и подчеркиваются их заслуги и усилия. В качестве примера можно привести следующие книги:

  1. «Ученые Неджда на протяжении восьми веков» шейха Абдуллаха ибн Абдуррахмана Аль Бассама.
  2. «Известные ученые Неджда и других мест» шейха Абдуррахмана ибн Абдуллатыфа Аль Шейха.
  3. Книга биографий из «ад-Дурур ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия».

Также о них говорится в книгах по истории и общим биографиям, подобно «Тарих Наджд» Хусейна ибн Ганама, «Унван аль-маджд фи тарихи Наджд» Усмана ибн Башара и «аль-Бадр ат-тали фи махасин ма баада аль-карн ас-саби» аш-Шаукани.

Также реформаторский призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба оставил после себя огромное научное наследие, содержащее книги и послания на разные темы с особым упором на утверждение основы религии, а это признание единства Аллаха в Его господстве, божественности, именах и атрибутах, и объяснение смыслов единобожия. Таким образом эта тема была разъяснена со всей очевидностью, так что нечего было добавить. Также эти книги и послания говорили об обязательных предписаниях единобожия, его столпах, условиях и том, что делает его недействительным, и отводили сомнения, которые распространяли приверженцы нововведений, многобожники всех мастей, противники и другие, вокруг основы религии и ее истинной сути.

Эти книги и послания были грамотно составлены, наполнены доводами, исследованиями и обсуждениями, так что стали авторитетными источниками в этой области, на которые опираются. Они считаются лучшими книгами, которые были написаны для разъяснения сути единобожия и наиболее полными для отведения сомнений приверженцев нововведений, многобожников и братьев шайтанов.

Этот призыв также оставил после себя разнообразные послания по фикху и его вопросам, основам религии, тафсиру и прочим отраслям знания.

Приведем краткий список сборников, содержащих их послания и труды, для тех, кто хочет познакомиться с научным наследием этого реформаторского призыва:

  1. «Труды шейха Мухаммада ибн Абдульваххаба» в тринадцати томах.
  2. «Ад-Дурар ас-сания фи аль-аджвиба ан-надждия» в шестнадцати томах.
  3. «Маджму ар-расаиль ва аль-масаиль ан-надждия» в четырех больших томах.
  4. «Фетвы и послания его чести шейха Мухаммада ибн Ибрахима ибн Абдуллатыфа Аль Шейха» в тринадцати томах.
  5. «Сборник различных фетв и статей шейха Абдульазиза ибн База» в тридцати томах.
  6. «Сборник фетв и посланий его чести шейха Мухаммада ибн Салиха аль-Усаймина» в двадцати девяти томах.
  7. «Сборник фетв шейха Салиха аль-Фаузана» и его научные толкования в четырнадцати томах.

А что касается отдельных книг имамов реформаторского призыва со времени имама Мухаммада ибн Абдульваххаба до наших дней, то их очень много и невозможно перечислить.


[1] «Ар-Радд аля аз-занадик ва аль-джахмия» (стр.6).

Практические последствия реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба

Часть вторая
Практические последствия реформаторского призыва имама Мухаммада ибн Абдульваххаба

Реформаторский призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба оказал большое влияние на людей на Аравийском полуострове и за его пределами посредством распространения знаний, а также исправления деяний и нравов. В результате повсеместно распространилось благо, посредством его призыва исправились убеждения людей, возвысились минареты единобожия и его знамена, и были уничтожены минареты и знамена многобожия, глубоко укоренившиеся в большинстве мусульманских стран и в сердцах многих людей.

Также посредством его реформаторского призыва распространилась Сунна, было умерщвлено нововведение, люди стали следовать за праведными предшественниками, а приверженцы нововведений были подавлены. Были исправлены поклонения людей и очищены их нравы. Повсеместно распространилось благо и уменьшилось зло.

Шейх Сулейман ибн Сахман, да смилуется над ним Аллах, описывая положение Аравийского полуострова до и после реформаторского призыва, сказал: «Жители Неджда до появления этого призыва религии Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, находились в крайней степени невежества и заблуждения, а также бедности и зависимости, в чем не усомнился бы ни один здравомыслящий человек и о чем не стал бы спорить ни один знающий. Они находились в крайней степени невежества относительно вопросов их религии. По своему невежеству они взывали к праведникам, верили в божественность деревьев, камней и прочего, делали обход вокруг могил святых, надеясь получить от них благо и помощь. Среди них были распространены идеи единства бытия и слияния Аллаха со Своими творениями, а также невежество суфизма, и при этом они считали себя верующим народом, следующим по пути Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует. Среди них были те, кто не совершал намаз, отказывался платить закят и употреблял опьяняющие вещества, и обо всем этом хорошо известно. Кроме этого, совершались всевозможные виды нечестия и грехов, которые невозможно перечислить. Таково было положение жителей Неджда до появления исламского призыва и пути Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует.

А что касается положения бедуинов из числа жителей Неджда и других, то они были более суровы и в неверии и лицемерии и сильнее уклонялись от религии. К этому следует их склонность к убийствам, грабежам и совершению запретного…

Когда Аллах открыл шейх-уль-Исламу понимание единобожия, с которым Аллах посылал Своих посланников и пророков, тогда люди узнали то, что содержится в Писании их Господа из доводов единобожия, ради которого Он сотворил их, и что Аллах запретил им из многобожия, которое Аллах не простит без покаяния в нем. В этом ему помогло семейство Саудов. Они помогли ему, дали ему приют и вели джихад вместе с ним в ближних и дальних краях до тех пор, пока Аллах не дал победу Исламу и люди стали входить в религию Аллаха толпами. Аллах посредством его призыва уничтожил символы многобожия и его мавзолеи, разрушил дома неверия и многобожия и их храмы, унизил тагутов и безбожников. Он обязал тех бедуинов и оседлых жителей, над которыми он одержал победу, следовать единобожию и прямому руководству, с которым пришел Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, и обвинил в неверии тех, кто отрицал воскрешение после смерти и сомневался в нем. Он приказал совершать намаз, выплачивать закят и прекратить совершение грехов и употребление опьяняющих веществ. Он запретил вносить новшества в религию и приказал следовать за праведными предшественниками в основах и ответвлениях религии. В результате этого религия Аллаха стала явной, и посредством его призыва разъяснился путь Шариата и Сунны, стали призывать к одобряемому и запрещать порицаемое, исполняться шариатские наказания и применяться религиозные взыскания. Было поднято знамя джихада, и он сражался ради возвышения слова Аллаха с приверженцами многобожия и нечестия, пока его призыв не охватил все места, над которыми встает солнце. Он подтвердил искреннее отношение к Аллаху, Его Писанию, Его посланнику, имамам мусульман и простым мусульманам. Тогда Аллах объединил сердца после того, как они были разъединены, собрал их воедино после вражды, и они стали по Его милости братьями. Посредством этого Аллах даровал им помощь, величие и победу, которых не знали до этого жители этих пустынь и гор. Аллах позволил им взять аль-Ахсу и аль-Катиф, и подчинил им всех арабов от Омана до Египта и от Йемена до Ирака и Шама. Все живущие там арабы подчинились им и стали выплачивать закят. Неджд стал центром, куда устремились в поисках мирской жизни и религии, и его жители гордились тем, что досталось им из величия, победы и силы».[1]

В том, что упоминает Ибн Сахман, да смилуется над ним Аллах, из описания положения, в котором находились люди до появления этого реформаторского призыва, нет никакого преувеличения. Историки, описывающие этот период времени говорят то же самое о положении, в котором находились большинство людей и стран, особенно на Аравийском полуострове.[2]

Среди них аль-Амир ас-Санани, да смилуется над ним Аллах, который сказал в предисловии своего послания «Татхир аль-итикад», описывая положение, царившее в его эпоху, когда сильно было распространено многобожие и его партии во всех странах Ислама: «Я должен был написать и распространить это послание «Очищение убеждений от грязи безбожия», после того как увидел и узнал о том, что люди приобщают к Аллаху сотоварищей во всех селах и городах Йемена, Шама, Египта, Неджда, Тихамы и на всей территории Ислама. Они верят в божественность могил и верят тем, кто претендует на звание скрытого и сокровенного».[3]

Одним из последствий этого реформаторского призыва является то, что Аллах утвердил его на земле, и он породил одно из величайших исламских государств, которому не было равных в истории, за исключением эпохи первых благословенных поколений Ислама, в распространении единобожия и Сунны, подавлении многобожия и нововведения и исполнении столпов Ислама и его обязательных предписаний, так что безопасность и благо распространилось на всем Аравийском полуострове.

Аш-Шаукани, да смилуется над ним Аллах, сказал, описывая влияние Страны единобожия на города Неджда и соседних с ним территорий: «Правитель Неджда (т.е. имам Сауд ибн Абдульазиз)… овладел городами аль-Ахсы, аль-Катифа, городами ад-Давасира и большинством городов аль-Хиджаза. Тот, кто входит в его владения, совершает намаз, выплачивает закят, соблюдает пост и остальные обряды Ислама. Ему подчинились большинство арабов Шама, проживающих между аль-Хиджазом и Саадой, либо по желанию, либо из страха, и они стали исполнять обязательные предписания Ислама, тогда как ранее они ничего не знали о религии и не выполняли ни одного из ее предписаний, кроме простого произнесения слов двух свидетельств, которые они тоже умудрялись коверкать. Другими словами, они находились в полном невежестве, как мы видим из многочисленных дошедших до нас сообщений. А сейчас они совершают намазы в предписанное время и исполняют другие столпы Ислама в наилучшем виде».[4]


[1] «Минхадж ахли аль-хакки ва аль-иттибаа фи мухалифати ахли аль-джахли ва аль-ибтидаа» (стр. 14-17).

[2] См. «Тарих Наджд» Ибн Ганама, первая часть которой посвящена тому, что имело место в те времена из многобожия, заблуждения и беззакония в Неджде, аль-Ахсе и других странах (1/5). Также см.: «Табриа аш-шайхайни аль-имамайни мин тазвир ахли аль-кизб ва аль-майн» (стр.76 и далее) и «ад-Дыя аш-шарик фи радди шубухат аль-мазик аль-марик» (стр.8-13) шейха Сулеймана ибн Сахмана, в которых он подробно рассказывает о положении на Аравийском полуострове и во всех мусульманских странах до призыва.

[3] Стр.12.

[4] «Аль-Бадр ат-тали фи махасин ма баада аль-карн ас-саби» (2/5).

Теоретические и практические последствия экстремистских и такфиристских джамаатов

Третья часть
Теоретические и практические последствия экстремистских и такфиристских джамаатов

Что же касается экстремистских и такфиристских джамаатов, то плодами их деятельности во всех странах являются лишь зло и нечестие, убийство невинных людей, уничтожение неприкосновенного имущества, попрание оберегаемой чести, разрушение зданий и жилищ, уничтожение посевов и плодов и распространение страха и паники в подтверждение слов Всевышнего: «…а на плохой земле они (растения) растут с трудом» (сура «Преграды», аят 58).

Эти джамааты зародились и расцвели в Египте, а затем их зараза распространилась на многие арабские и неарабские страны. После более чем восьмидесяти лет своей деятельности они не оставили после себя ничего, кроме разрушений и порчи.

Даже государства, приютившие их членов, поддержавшие их и предоставившие им безопасные убежища, подобно Талибану, не были застрахованы от их зла. Прошло всего пятнадцать лет как появились талибы и взяли под контроль большинство районов Афганистана, и вот члены этих джамаатов стали причиной их падения и разрушения страны в результате их ужасного теракта одиннадцатого сентября 2001 года в Нью-Йорке.

Это признавал один из их главных идеологов Саид Имам. Он сказал об организации «аль-Каида»: «Где бы ни появилась «аль-Каида», мусульман постигала гибель. Это случалось в Афганистане, Ираке, Сомали пакистанском Вазиристане…  Только гибель и разрушения».[1]

Об этом свидетельствует сегодняшняя реальность в Ираке, Сирии, Ливии. Посмотрите на псевдохалифат так называемого «ИГИЛ»: сколько запретных дел они совершили, сколько пролили крови, скольких обесчестили, сколько жилищ и городов разрушили. Нет силы и могущества ни у кого, кроме Аллаха!

Это что касается практической стороны. А что касается теории, то эти джамааты не оставили после себя ни истинного знания, ни приобретающих знания, не говоря уже об ученых. Поскольку они были основаны на невежестве и заблуждениях, то они и породили то, на чем были сами. Они оставили после себя книги нововведений и заблуждений, призывающие к идеям хариджитов и бунтовщиков, так что их книги считаются опорой современных хариджитов, на них воспитываются хариджиты и бунтовщики, и из них рождаются смуты и бунты. Посредством них разрешается посягательство на жизнь, честь и имущество, и по их причине стрелы такфира летят в мусульман.

В качестве примера их искаженного мировоззрения, оставленного в качестве научного наследия, можно привести такие книги как «Четыре основных термина в Коране», «Объяснения» и «Халифат и власть» Абу аль-Ааля аль-Маудуди; «Вехи на пути» и «Под сенью Корана» Саида Кутба, «Скрытая обязанность» Абдуссаляма Фараджа; «Основы подготовки» и «Сборник по приобретению благородного знания» Саида Имама; «Рыцари под знаменем Пророка, да благословит его Аллах и приветствует» и «Оправдание» Аймана аз-Завахири; «Призыв мирового исламского сопротивления» Абу Мусаба ас-Сури; «Управление дикостью» Абу Бакра Наджи; «Нация Ибрахима», «Тридцать вопросов в предостережение от чрезмерности и такфира» и «Явное раскрытие» Абу Мухаммада аль-Макдиси; и серия статей «Меж двумя путями» Абу Катады аль-Филистини.

А что касается шейхов экстремистских и такфиристских джамаатов, то они соответствуют описанию, которое дал шейх Сулейман ибн Сахман, да будет доволен им Аллах. Он сказал: «Больше всего удивления вызывают те, кто внимает словам людей, которые не являются учеными и не учились ни у кого из шейхов. Они довольствуются тем, что говорят и передают подобные люди, и плохо думают о шейхах приверженцев Ислама, которые на самом деле лучше знают о словах обладателей знания».[2]

Ни о ком из их идеологов не известно, чтобы он находился вместе с учеными, брал знания у них или был выпускником шариатского факультета. Они являются либо специалистами в мирских науках, подобно медицине, инженерному делу, экономике или педагогике, либо невеждами, не имеющими никакого образования.

Если бы мы захотели рассмотреть каждого из них, это отняло бы у нас много времени.

Также факт несоответствия в теоретическом и практическом плане между реформаторским призывом имама Мухаммада ибн Абдульваххаба и экстремистскими и такфиристскими джамаатами может быть подтвержден мобилизацией ученых и проповедников реформаторского призыва с целью опровергать экстремистские и такфиристские джамааты, разоблачать их ложь и заблуждения и предостерегать от их пути.

Тот, кто внимательно посмотрит на научное поле сегодня, обнаружит, что руководить предостережением от экстремистских и такфиристских джамаатов и нести его знамя поручено последователям этого реформаторского призыва. Они писали книги и предостерегали от них как раньше, так и теперь.

Невозможно себе представить, чтобы ученым реформаторского призыва было поручено опровержение этим экстремистским джамаатам, если бы они совпадали с ними в убеждениях и манхадже!


[1] «Раздевание книги «Оправдание»». Опубликовано в ряде номеров газеты «аш-Шарк аль-аусат». №7 от 24.11.2008г.

[2] «Минхадж ахли аль-хакки ва аль-иттибаа фи мухалифати ахли аль-джахли ва аль-ибтидаа» (стр. 24).

Заключение

Заключение

Из трех вышеизложенных глав мы можем сделать следующий вывод:

  1. Ложность приписывания экстремистских и такфиристских джамаатов к реформаторскому призыву Мухаммада ибн Абдульваххаба. Это очевидно из следующих соображений:

1) из соображения воспитания и получения знаний;

2) из соображения идеологических основ и убеждений;

3) из соображения последствий и результатов.

  1. Имам Мухаммад ибн Абдульваххаб был воспитан на знании и получал его от ученых и факихов из различных стран. А что касается глав экстремистских и такфиристских джамаатов и их идеологов, то они не были воспитаны на знании, и ни о ком из них неизвестно, чтобы он приобретал знание у его обладателей или же был выпускником шариатского факультета.
  2. Призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба возник в Неджде, а экстремистские и такфиристские джамааты возникли за пределами Аравийского полуострова.
  3. Все идеологи экстремистских и такфиристских джамаатов утверждали, что они не восприняли свои идеи и манхадж ни у одного из имамов реформаторского призыва. Они приписывали основы своих идей и манхаджа к двум главным личностям, которые оба были не из Неджда: Абу аль-Ааля аль-Маудуди и Саиду Кутбу.
  4. Джамаат аль-Ихван аль-муслимин был главным инкубатором и средой, из которой вышли экстремистские и такфиристские джамааты.
  5. Военные лагеря Афганистана сыграли большую роль в распространении экстремистской и такфиристской идеологии. Заметная роль в формировании идеологии молодежи, прибывшей в Афганистан, принадлежит двум организациям: «аль-Джихад» и «аль-Джамаат аль-исламия».
  6. Усама бен Ладен воспринял экстремистские и такфиристские идеи в Афганистане, в частности от джамаата «аль-Джихад».
  7. Наиболее заметной личностью среди такфиристов, подробно изложившей идеологию экстремизма и такфира и давшей ей теоретическую базу, был врач-хирург Саид Имам. Его труды считаются главным источником современной экстремистской и такфиристской идеологии.
  8. Первой из такфиристских организаций возникла египетская организация «аль-Джихад». Она возникла, как продолжение организации 65, которую основал Саид Кутб, и по причине которой он был казнен. Из джамаата «аль-Джихад» эта идеология переместилась в Афганистан, где ее воспринял Усама бен Ладен, основавший организацию «аль-Каида». Из аль-Каиды возникло «Исламское государство Ирака», а из него возникла «Джабхат ан-нусра» в Сирии. Затем его название изменилось на «Исламское государство Ирака и Леванта», а затем на «Исламское государство» после того, как они вошли в Мосул и объявили халифат.
  9. Обе организации: «Исламское государство», известная как «ИГИЛ», и «Джубхат ан-нусра» имеют общие основы идеологии, манхаджа и вероубеждения, возвращающиеся к идеологии материнской организации «аль-Каида».
  10. Противоречия между организацией «Исламское государство» с одной стороны и «аль-Каидой» и «Джубхат ан-нусра» с другой носят организационный характер, связанный с борьбой за лидерство, и не являются противоречиями в идеологии или убеждениях.
  11. 12. Методологические и идеологические основы реформаторского призыва имама являются полной противоположностью основам экстремистских и такфиристских джамаатов.
  12. Плодом реформаторского призыва Мухаммада ибн Абдульваххаба стал огромный научный результат, представленный в виде появления мудрых ученых и написания полезных трудов.
  13. Реформаторский призыв имама Мухаммада ибн Абдульваххаба оставил большой практический след, представленный в виде великого исламского государства, следующего пути ахлю ас-Сунна ва аль-джамаа, и исправлении людей и стран.
  14. Результаты экстремистских и такфиристских джамаатов:

А) Книги, закладывающие основы хариджитской идеологии, призывающие к восстаниям против правительств и обществ и призывающие к пролитию невинной крови и присвоению неприкосновенного имущества.

Б) Молодые люди с искаженным мировоззрением, недовольные своими правительствами и обществами, невежественные в отношении Шариата и действительности, разлагающие умы и тела людей.

В) Нечестие и гибель среди отдельных людей и обществ.

  1. Приписывание экстремистских и такфиристских джамаатов к реформаторскому призыву не является чем-то новым. Сторонники заблуждений не переставали делать этого, чтобы отвратить людей от призыва.
  2. Мобилизация ученных реформаторского призыва для опровержения лжи и искажений экстремистских и такфиристских джамаатов подтверждает несоответствие между реформаторским призывом и экстремистскими и такфиристскими джамаатами.

 Это то, что мне удалось разъяснить. А Аллаху ведомо лучше. Да благословит Аллах и приветствует нашего пророка Мухаммада, его семью и сподвижников.

Также рекомендуем...

12 комментариев

  1. Аватар Мурат:

    Во вкладе «Воспитание имама Мухаммада ибн Абдульваххаба» в сноске №1 надо исправить слово «Масабих» на «Мисбах». Книга называется «Мисбах аз-Залям»

  2. Аватар Залина:

    Ассаляму аляикум уа рахматуллахи уа баракатух, извините немогли бы объяснить, эта книга где говорится о некоторых мусульман,которые своих же братьев при каких то разногласиях называют ВАХАБИТАМИ?так ли это?

  3. Аватар Алмат:

    Ас саляму алейкум уа рахматуллахи уа баракатуху. Когда выйдет эта книга в пдф или док формате?

  4. Аватар Зульфия:

    ДжазакумулЛахухайран за перевод книги,очень нужна такая информация современным мусульманам

  5. Аватар Артур:

    Ас салям ‘алейкум уа рахматуЛлахи уа баракятуh. Есть ли данная книга в pdf?

    • Аватар admin:

      уаляйкум ас салям уа рахматуЛлахи уа баракатух, она ещё переводится. В PDF мы выпускаем только чистовики (перевод + корректировка + редактировка + верстка). Если PDF на сайте нет, значит один из этапов не закончен ещё.

  6. Аватар Вусал:

    Ас -саляму алейкум хотел бы слова шейха ибн база на арабском про исламские страны

    • Аватар admin:

      Уаляйкум ас салям уа рахматуЛлахи уа баракатух. Фотка книги на обложке на данной странице есть, можете скачать pdf книги в интернете и найти слова.

  7. Аватар burtuqall:

    МашаАллах, баракаЛлаху фика , дай Аллах вам процветания

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *